Белки заждались орехов

Что мы поняли за день без новостей и соцсетей – рассказывает команда “Рубика”

Общение с семьей – бесценно, убедилась Леся Перез. Фото из личного архива

В понедельник у нас был день тишины – мы не публиковали новостей, не проверяли соцмедиа, не модерировали группы в соцмедиа. Мы приняли это решение на пике посещаемости, вопреки нашим финансовым интересам, потому что не хотели дальше распространять панику и вносить свою лепту в нагнетание отчаяния и беспокойства. 

В понедельник нам удалось перевести дух и посмотреть на мир вокруг более трезвым взглядом. 

Члены команды “Рубика” поделились, как прошел день, что мы успели сделать, как мы себя чувствовали и какие открытия сделали. Мы все заметили в себе крайнюю зависимость от телефона и мнения окружающих. Мы вспомнили, что уже пережили кризис 2009, и он в итоге принес приобретения, а не потери. И день детокса так всем понравился, что мы не хотели возвращаться в реальность и теперь намерены ограничить пребывание в социальных сетях.

Ира Демидова (редактор, живет в Москве) поговорила с сертифицированно незаразной соседкой

К вечеру информационный голод усиливается – хочется немедленно ввести в мозг порцию страшных новостей про коронавирус. К счастью, приходит соседка. Она работает в детском саду и радостно сообщает, что сегодня пришел ее отрицательный тест на коронавирус. Мол, видишь, я точно безопасная! Соседка рассказывает мне все новости дня, хоть я и сопротивляюсь (для виду). “Ломка” временно отступает…. Читайте полный отчет Ирины здесь.

Катя Панова (основательница “Рубика”, из Нью-Джерси) вспомнила, что в кризис 2009 приобрела, а не потеряла 

“Я была счастлива и я была влюблена. Мы то валялись в кровати в его деревянном доме в заснеженном лесу и читали “Белую Гвардию” Булгакова, то судорожно пытались строить новый финансовый бизнес и работали сутки напролет. Итого: бизнес провалился, наши личные отношения не сложились, мне пришлось работать на трех работах, чтобы вернуть долги. Но это отнюдь не было плохим опытом. Мне нравилась каждая из тех трех работ, и именно на них я впервые приобрела опыт управления командой. Я до сих пор дружу с тем бывшим возлюбленным. И общаюсь с коллегами с тех трех работ”. Читайте полный отчет Кати здесь.

Саша Ростовецкая (журналист и редактор блогов, из Одессы) рассказывает, как сделала бомбы для ванной и заработала себе паническую атаку 

“Сегодня утром я сразу же бросилась к телефону. Да, мне хотелось поглотить все новости без остатка. Увы, моя психика этого не выдержала. Потому что за пару минут я узнала, что в моем городе ужесточаются меры карантина, больных стало больше, фильмы все еще отменяются, а бомбочки, оказывается, я делала неправильно. Слишком много всего за столь короткое время. Началась настоящая паническая атака, которую я не могу унять до сих пор”. Читайте полный отчет Саши здесь.

Леся Перез (администратор групп, Техас) разгадала секрет продуктивности и приготовила ужин отдельно взрослым, отдельно детям

Сейчас мужа попросили проверить списанные аппараты вентиляции легких (они называются retired), они, конечно же, понадобятся, их возвращают в оборот. В больницу в Сан-Антонио, где работает муж, изначально привозили людей, эвакуированных из Уханя. Сейчас больных вирусом, вроде бы, будут свозить в другую больницу, потому что в нашем комьюнити было много недовольных этим фактом”. Читайте полный отчет Леси здесь.

Олеся Павлишин (журналист, Киев) не смогла зайти в аптеку купить маску, потому что для этого нужна маска

Пару масок все-таки пришлось купить – теперь без них не пускают в ближайшие аптеки. Заказывала в интернет-магазине, потому что спросить о наличии маски в аптеке я не могла (ведь туда нельзя входить без маски!) – уловка-22 в действии.

От коронавируса не удалось убежать ни при просмотре видео и сериалов (контекстная реклама настоятельно рекомендовала купить универсальное лекарство от всех вирусов), ни при общении с парнем, который постоянно показывал вирусные во всех смыслах мемы (очень смешные, они впервые меня не раздражали). Читайте полный отчет Олеси здесь.

Марина Титова (директор по продажам из Калифорнии) впервые бегала, отвлекаясь только на соседа из скорой помощи, но потом приехала полиция

“Первый раз я бежала с таким наслаждением от того, что мои часы вибрировали не от тревожных новостей, а только от отсчёта заветных миль. Погода была чудесная, пляж был полностью заполнен людьми и, казалось, что жизнь прекрасна и нет никакой эпидемии.  

Встречные бегуны, как всегда, мило улыбались и подбадривали нас. В этот момент было сложно удержаться и не снять сторис, трясущаяся рука уже потянулась к телефону, как Джейк окрикнул меня…потом приехала полиция и разогнала всех”. Читайте полный отчет Марины здесь.

Лина Кальцева из Нью-Джерси (спец по рассылкам и видео) поняла, что зависит от телефона и пора заводить полезные привычки

“Мне приходилось себя постоянно одергивать. Утром проснулась и спросонья сразу потянулась к телефону и в фейсбук. Хорошо, что статья о том, что “Рубик” ушел на день тишины, появилась одной из первых в ленте, и я сразу оттуда вышла. Когда ждала лифт, тоже сразу достала телефон. Непроизвольно. И когда ты не проверяешь соцсети, понимаешь, что и делать-то с этим телефоном нечего: начинаешь рассматривать кнопки”. Читайте полный отчет Лины здесь.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Adblock
detector