Белки заждались орехов

Паникунапаузу: Ира пообщалась с сертифицированно-незаразной соседкой

Белки заждались орехов

Просыпаюсь от звуков перфоратора, через некоторое время в какофонию вступает молоток и дрель откуда-то с другой стороны – видимо, предприимчивые соседи решили использовать карантин с пользой и массово начали ремонт. (Забегая вперед, скажу, что эти адские звуки будут сопровождать нас с сыном до самого вечера.)

Рука тянется к пульту – что там нового и ужасного говорят в телевизоре? Но сын бдит (он вообще всегда очень ответственно относится к условиям любой игры) и разрешает мне смотреть только каналы о путешествиях и природе. Лэптоп тоже под негласным запретом, решаюсь посмотреть лишь сообщения друзей в телефоне. “Как вы там?” – мы подбадриваем друг друга шутками, в основном, малоприличными.

Голубцы в процессе

На завтрак пеку на скорую руку “праздничные” слойки с шоколадом (замороженное тесто и шоколадки – часть немногочисленных запасов).

17-летний сын на удаленке. В целом рад неожиданным каникулам, наверное, как и большинство подростков.

Хотя что будет с выпускными экзаменами – непонятно, и лучше об этом не думать.

За завтраком решаем посвятить день “Шерлоку Холмсу” Гая Ричи, давно хотели посмотреть. Сын идет скачивать все серии, я беру обязательство навертеть кастрюлю голубцов из молодой капусты (он давно просил, но это ж целое дело, всегда некогда). Кошка довольна – с энтузиазмом путается под ногами в надежде на внеплановую порцию мяса.

Кошка осоловела после усиленной порции мяса

День яркий, солнечный, собираемся гулять (в подъезде легкий запах хлорки). Через дорогу – огромный парк, обычно многолюдный. Сейчас – почти никого. Взяли с собой орехи и хлеб.

И правильно, а то местные белки и утки в недоумении – а где, мол, все наши кормильцы?

В планах у меня много чего – рассадить комнатные цветы, довязать шапку, перевесить картины (мебель переставлять для обновления жизни как-то лениво).

Шапку довязала

“Шерлок” произвел сильное впечатление, надо сказать. Все-таки Ричи – он и в карантине Ричи.

Сын тщетно пытается делать дистанционно домашние задания – сайт безбожно виснет, тесты не сохраняются. Потом отправляет устные задания учителям по WhatsApp – в виде голосовых сообщений. В очередной раз расстраивается, услышав свой голос со стороны, – у подростков всегда все “ужасно”: бывает, почему-то даже щеки и ноги. Каждый день список корректируется и пополняется.

Зато (видимо, от отчаяния) берется читать “Сто лет одиночества” Маркеса, неожиданно увлекается и даже вдруг выражает горячее желание начать учить испанский. Прямо сейчас.

К вечеру информационный голод усиливается – хочется немедленно ввести в мозг порцию страшных новостей про коронавирус.

К счастью, приходит соседка. Перед этим не виделись с ней дней десять, хотя обычно она ежевечерне меня навещает – что называется “чаю попить”. Она работает в детском саду и радостно сообщает, что сегодня пришел ее отрицательный тест на коронавирус. Мол, видишь, я точно незаразная! Соседка рассказывает мне все новости дня, хоть я и сопротивляюсь (для виду). “Ломка” временно отступает… Завтра все будет как обычно: работа и новости, от которых сжимается сердце.

Больше историй от команды “Рубика” читайте здесь.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Adblock
detector