29 сентября 2018

Залог за иммигранта, который является обузой для общества

Система может работать по такой же схеме, как при освобождении под залог из тюрьмы. Фото newsweek.com

В двух предыдущих своих статьях я писала о том, как можно стать обузой для общества (public charge) и рассказывала, что если сотрудник иммиграционной службы во время интервью решит, что вы и есть обуза для общества, он может сразу выписать повестку в депортационный суд.

И вот еще по следам предложенных нововведений относительно того, кто должен иметь дело с последствиями своей финансовой несостоятельности в контексте public charge.

В иммиграционном процессе каждый человек потенциально несет ущерб американскому бюджету. В зависимости от категории иммиграции, человек может доказать, что это не так.

Скажем, те, кто иммигрирует по рабочим категориям, должны иметь подтвержденное намерение работодателя нанять иммигранта и платить ему зарплату. Или (если категория “самоспонсированная”) – продемонстрировать наличие профессиональных навыков, позволяющих претендовать на хорошую зарплату.

В семейной иммиграции такую функцию выполняет “финансовое поручительство” спонсора, то есть affidavit of support.

В предложенных изменениях, которые в силу не вступили, но не удивлюсь, если вступят, есть интересное новаторское предложение, касающееся возможности внести “залоговую сумму” за иммигранта, который потенциально может стать обузой для общества.

Это похоже на то, как вносят залог для выхода из тюрьмы до момента слушания по делу.

Если иммиграционные службы посчитали, что иммигрант слаб здоровьем, не имеет профессиональных навыков или финансово несостоятелен, то вместо отказа в иммиграционной визе он получает опцию внести залог, который правительство будет удерживать до момента натурализации иммигранта.

Если вдруг иммигрант после получения резидентского статуса причинил финансовый убыток американскому обществу, это будет компенсировано за счет залога.

Минимальная сумма залога определена в $10 тысяч, но может быть и больше, на усмотрение иммиграционных служб, исходя из индивидуальных данных заявителя.

Залог возвращается в трех случаях:

  • натурализация иммигранта;
  • отказ от статуса резидента или депортация;
  • смерть иммигранта до натурализации.

В “новую эпоху” иммиграционный процесс раскрывает интересный коммерческий потенциал этой индустрии.

Предвижу организацию ряда структур от правительства и коммерческих предприятий, которые будут управлять этими “залоговыми суммами”. А частный бизнес может выдавать в долг залоговые суммы на драконовских условиях.

Таких “кредитных компаний” немало кормится в испаноязычных общинах, где всегда есть спрос на “быстрые” деньги для внесение залога в депортационном процессе.

Еще на эту тему

Почему США не считают астронавтами Джеффа Безоса и Ричарда Брэнсона

Шесть видов моркови отзывают из-за возможного заражения сальмонеллой

Случайность или хитрость продюсеров: в СМИ попал сценарий продолжения «Секса в большом городе»

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию