Нужен ли вам адвокат и переводчик на интервью по убежищу

Адвокат, как и переводчик, очень помогут вам во время интервью. Фото soft2share.com

В предыдущих статьях я рассказал, как проходит интервью по убежищу, почему ваши слезы не подействуют на офицера, и кто на самом деле принимает решение по вашему кейсу.

В этом материале я хочу затронуть тему роли адвоката и переводчика на интервью. Многие считают, что смогут обойтись без них. Так ли это?

 Я справлюсь и без адвоката

Это заблуждение – одно из наиболее частых, и наиболее губительных для соискателя убежища. Что же делает адвокат и почему он крайне желателен для вас.

Многие говорят, что адвокат не нужен. Мол, он ничего на интервью не делает, только молчит. Прежде всего молчание адвоката – хороший знак. Знак, указывающий на то, что процесс идет хорошо. Адвокат – человек не той профессии, который может промолчать, если уверен, что что-то не так. Бывали случаи, когда адвокат протестовал, вызывал начальника, просил сменить офицера и многое другое. Это случается исключительно редко, но молчание адвоката не стоит путать с бездействием. По сути, поскольку интервью по убежище не суд, то есть вас никто не обвиняет, то и адвокату не нужно вас “защищать”.

Тем не менее у адвоката по-прежнему есть право выступить с заключительным словом и задать вам дополнительные вопросы для протокола, которые могут очень вам помочь.

Суммирование вашей истории и ссылка на закон зачастую бывают достаточными для того, чтобы в трех предложениях убедить офицера в том, что вы пытались сделать три часа. Это профессия адвоката, его знания, навыки и опыт. И эти три предложения стоят ваших денег за три часа молчания с его стороны.

Дополнительные вопросы адвоката могут решительно изменить ситуацию, когда в ходе собеседования офицер не был достаточно убежден в том, что опасность действительно вам грозила, или в тех или иных критически важных аспектах вашего дела. Не зная закона, заявитель порой и не понимает, к чему все эти вопросы, например «в чем вы были одеты», и отвечает, не предавая особого значения тому, что не понял (это естественно для человека в принципе). Адвокат, зная точно и понимая, к чему был этот вопрос, может уточнить «правда ли то, что обидчики нападали именно на тех, кто был одет так, как вы?». Из вашего ответа на этот вопрос, офицер четко понимает причину и следствия вашего преследования.

Самое же важное и особо полезное в участии адвоката в данном процессе – это его возможность все записать.

На протяжении всего собеседования офицер записывает каждое ваше слово на компьютере. То есть составляется протокол слушания. Но вы не имеете права пользоваться телефоном или прочими звукозаписывающими устройствами. Нередки случаи повторного вызова заявителя на дополнительное собеседование. Также не исключено, что дело может быть передано в суд. И в том, и в другом случае между первым собеседованием и вторым (или судом), пройдет долгое время. В случае суда, это может занять от нескольких месяцев до нескольких лет. За это время вы забудете все, что говорили на собеседовании. При этом, если вас вызывают на повторное собеседование, то у офицера перед глазами все ваши предыдущие ответы. В случае, если ваш адвокат присутствует на интервью, он имеет законное право записать на компьютере или бумаге все вопросы и все ваши ответы. Наличие такой записи бесценно при подготовке к повторному интервью или к суду.

И, наконец, «если есть адвокат, то мне есть что скрывать». Первый вопрос любого офицера на интервью: «вы имеете право на адвоката. Хотите приступить без адвоката или перенести интервью, чтобы найти адвоката?». То есть, присутствие адвоката – ваше право.

Право хранить молчание не значит, что вам есть что скрывать.

Право на адвоката не значит, что вам есть, что скрывать.

Это просто ваше право. Им крайне желательно воспользоваться. Более того, офицер зачастую чувствует себя комфортнее именно в присутствии адвоката, поскольку знает, что в случае спорности и недопонимания, адвокат может четко разъяснить тот или иной вопрос и упростить процесс.

Мне не нужен профессиональный переводчик, возьму друга

О том, насколько важен квалифицированный переводчик, у “Рубика” есть отдельная статья.

Важно понимать, что переводчик – ваш единственный проводник в «сознание» офицера. Переводчик – ваш голос. Чем более квалифицирован ваш переводчик, чем грамотнее, чем доступнее доносятся ваши мысли, тем больше вероятность, что вас поймут именно так, как это требуется вам, и как следствие, тем больше вероятность, что вы получите желаемый результат – одобрение. И наоборот. Чем менее точный перевод, чем слабее знания и опыт переводчика, тем более вероятно повторное интервью, приостановка интервью, недопонимание между вами и офицером (что создает лишь дополнительную нервозность в и без того волнительной обстановке).

Опытные переводчики, как и адвокаты, часто предстают перед одними и теми же офицерами. Данный факт ни в коем случае не значит, что узнаваемость вашего переводчика или адвоката дает вам бонусные очки, но безусловно значит, что, зная переводчика и имея опыт работы с ним, офицер чувствует себя намного комфортнее и свободнее.

Более того, если ваши знания английского позволяют вам понимать большую часть вопросов, у вас есть преимущество.

Потому что при работе с переводчиком, вы сначала должны дослушать перевод, и только потом отвечать на вопрос. А раз вы уже знаете перевод, то у вас будет несколько дополнительных секунд, чтобы обдумать ответ.

Наконец, существует масса лингвистических тонкостей и расхождений между русским и английским языками, и частое явление – переоценка своих знаний, приводящая к нежелательному результату просто по незнанию.

Например:

  • nationality – гражданство (не национальность);
  • ethnicity – национальность (этническое происхождение ближе по смыслу к принадлежности к народу, нации, и совсем не связанное с гражданством);
  • gymnasium – спортивная школа (от слова «gym», или спортзал, с оборудованием для гимнастики (gymnastics), а не гимназия – школа с тем или иным уклоном.

Запутать офицера в самом начале разговора, рассказав ему о том, что вы не той национальности, не того гражданства, и учились в спортивной школе – все это может привести к простому недоверию к вашим последующим показаниям. Далеко не все офицеры сразу понимают, что это простое затруднение в языке, а не попытка скрыть свою действительную национальность или этническую принадлежность. Если суть вашего дела – ваша раса или национальность, этот вопрос становится краеугольным и особо важным.

Еще на эту тему

Почему Мелания Трамп не оставила заметного “следа” как первая леди

Джо Байден будет поддерживать “уязвимых и маргинализованных” в сфере образования

Сколько денег можно ввозить в США и нужно ли платить с них налоги?

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию
Adblock
detector