15 декабря 2018

Новые правила подсчета стажа для визы L-1

Теперь стаж для визы L-1 будет считаться иначе. Фото wsj.net

Я довольно редко пишу о визе L-1, поскольку в последние годы это настолько кастомизированный продукт, что дать какой-то универсальный совет для заявителей по этой категории становится практически невозможно.

Эту проблему осознают многие адвокаты, озвучивающие пожелание иметь в своем арсенале более определенные инструкции и руководства иммиграционных служб. Получить подобные инструкции, имеющие статус действующего закона, адвокаты могут двумя путями: если какое-то дело прошло апелляцию, по нему вынесено решение и иммиграционная служба назначает это решение прецедентным, или если Департамент Госбезопасности выпустит меморандум, обычно касающийся какого-то определенного, достаточно узкого, аспекта рассмотрения дел этой категории.

Как правило, в преамбуле к такому меморандуму несколько раз повторяется, что он не меняет существующий закон, а лишь разъясняет, как некоторое положение закона должно быть интерпретировано офицерами иммиграционных служб. Соответственно, эта интерпретация при необходимости может меняться, если поменяется политический климат, но при этом сам закон переписывать не надо.

Несколько недель назад нас осчастливили очередным таким руководством, объясняющим, как именно может исчисляться стаж сотрудника, претендующего на перевод в США по визе L-1.

Виза категории L-1 существует для перевода между компаниями (американской и зарубежной) двух категорий сотрудников: управляющих и специалистов уникальной квалификации. Одним из требований к переводимому сотруднику является его трудоустройство в компании не менее одного года из трех лет, предшествовавших подаче документов.

Сотрудник должен был проработать в компании как минимум год. Фото fortune

Текст закона определяет подходящего сотрудника как “того, кто в течение трех лет, предшествующих подаче заявки на въезд в США был трудоустроен непрерывно и не менее года в иностранной компании, и кто планирует въехать в США временно для того, чтобы предоставлять профессиональные услуги филиалу или отделению той же компании”. Но вот термин “подача заявки на въезд в США” интерпретировался неоднозначно.

Само по себе словосочетание “подача заявки на въезд” имеет в иммиграционном праве устойчивое значение – подача либо петиции на получение некоторого статуса, либо формы для оформления визы. В случае с формулировкой в контексте L-1, Конгресс нигде не указал в тексте закона, имеется ли в виду подача петиции именно по категории L-1, или три года “до подачи заявки” применяются к любой неиммиграционной категории.

Например, иностранец приехал в страну по студенческой визе 1 января 2014 года и за четыре года получил высшее образование. Если до 1 января 2014 года он работал на иностранного работодателя, у которого есть филиал в Америке, может ли этот филиал трудоустроить выпускника, получившего диплом 1 января 2018 года?

До публикации нового меморандума ответ был непредсказуемым. Некоторые офисы, рассматривающие дела этой категории, занимали позицию, что правило “1 год из 3” применяется в отношении срока, предшествующего подаче заявки на въезд в Америку в любом статусе. То есть, оперируя нашим примером про студента, если в трехлетнем промежутке до 1 января 2014 года он как минимум один год работал на спонсирующего работодателя, то он может получить визу (или статус) L-1.

Другие офисы занимали позицию, что трехлетний срок отсчитывается обратно именно от даты подачи документов по категории L-1. То есть, в нашем примере, если в течение трех лет, предшествующих 1 января 2018 года, студент на иностранного работодателя не работал, он для этого статуса не подходит.

Если L-1 потенциально в планах, на развитие бизнеса будет меньше двух лет. Фото chronicleweek.com

Теперь иммиграционные службы имплементировали универсальное правило, которое исключает возможность свободной интерпретации: один год непрерывного трудоустройства должен быть именно в трехлетнем промежутке до подачи документов на визу L-1. Какой практический эффект достигается этим правилом?

Во-первых, нововведение исключает возможность перехода на L-1 визу для тех, кто находится в Штатах в длительном неиммиграционном статусе, тем самым прерывая свое трудоустройство за рубежом. Это потенциально может затронуть иностранцев на визах F-1, J-1, H-1B, L-2, E-1, E-2. Если перед иностранцем стоит выбор между визами Е-2 и L-1 (это довольно частая ситуация) и выбор сделан в пользу Е-2, потому что она больше соответствует бюджету и корпоративной структуре, после первого же продления Е-2 переход на L-1 станет невозможным.

То есть, если L-1 потенциально в планах, на развитие бизнеса будет меньше двух лет.

Во-вторых, неиммиграционную визу L-1A часто воспринимают как “зеркальную” для иммиграционной категории ЕВ1-С. В этом есть определенный смысл: параметры соответствия этим двум категориям в законах описаны почти идентичными терминами. Поэтому меморандумы, касающиеся L-1A, иммиграционные службы часто применяют для интерпретации ситуации в контексте ЕВ1-С.

Соответственно, такая интерпретация может задеть два довольно популярных сценария.

В первом иностранец, пробывший в Штатах некоторое время в каком-то легальном статусе, покупает бизнес, который он “привязывает” в качестве дочернего к бизнесу, уже имевшемуся за границей. Часто в этом случае американский бизнес, если он соответствует остальным требованиям, мог бы подавать иммиграционную петицию на нового владельца. Сейчас же такая возможность сохранится, только если владелец бизнеса находился в Америке не больше двух лет.

Во втором случае, жертвами нововведения станут все те же обладатели Е-2 визы.

Если они ведут бизнес в Штатах дольше двух лет, то воспользоваться правом перехода в иммиграционный статус по категории ЕВ1-С станет затруднительно.

Отдельного упоминания заслуживает такое соображение. Меморандум специфически упоминает ситуации, связанные с удаленным трудоустройством в иностранной компании, пока переводимый сотрудник находился в США, или продолжительными командировками в США. Например, если сотрудник на Е-2 или Н-1В работал в Америке, но при этом дистанционно оказывал услуги иностранной компании, такое трудоустройство в стаж “одного года из трех” считать нельзя. Если во время одного года из трех он совершал длительные поездки, то даже в случае сохранения рабочего места и зарплаты в зарубежной компании, год не считается непрерывным.

Это чисто технические изменения, которые следует держать в уме при планировании стратегии перехода в иммиграционный статус.

Еще на эту тему

Рэпер Канье Уэст хочет баллотироваться в президенты. Его уже поддержал Илон Маск

USCIS увольняет сотрудников, потому что им нечем платить

Зря смеетесь! С этой вооружённой парой в Миссури не все так просто

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Рубик, помоги
Adblock
detector