Размер кейса по L-1 может исчисляться ящиками. Фото из личного архива
Как иммигрировать в США через открытие филиала бизнеса (виза L-1)

Как иммигрировать в США через открытие филиала бизнеса (виза L-1)

Команда Елизаветы Саморуковой специализируется на бизнес-иммиграции и политическом убежище. Фото из личного архива

Рабочая виза L-1 — один из излюбленных способов переезда в США предпринимателей, у которых есть десятки тысяч долларов и бизнес на родине, но миллионов для инвестиций нет.  Более того, есть вполне реальные шансы получить грин-карту за полтора года. Таким путем пошел Михаил Сорочев, владелец строительной компании из Одессы, получивший грин-карту в 2016 году.

“Сложная экономическая ситуация в Украине и проблемы в бизнесе вынудили меня искать варианты спасения тех крох, что остались”, — говорит он.

“Рубик” вместе с иммиграционным адвокатом Елизаветой Саморуковой выяснял, как работает схема переезда через открытие филиала своего бизнеса.

В 2017 году более 78 000 иностранных менеджеров и специалистов получили визу L-1 как “сотрудники, которых переводят в американский филиал”.

Вместе с ними приехало более 85 000 членов их семей по визе L-2. И хоть виза рассчитана на переводы внутри больших мультинациональных компаний, ее вполне могут получить и собственники малых и средних бизнесов, которые сами активно управляют ими.

Многие бизнесмены, у которых есть компания в их стране, открывают или покупают компанию в США, и получают от нее визу L-1, переводя себя в американский филиал как руководителя. Чем будет заниматься компания в США, неважно (на родине это могла быть автозаправка, а в США — химчистка). Главное, чтобы иностранная компания тоже продолжала работать.

Назначить консультацию с Елизаветой Саморуковой вы можете по телефону: +1 (954) 374-9330 или написать имейл: frontdesk@eslawintl.com

Существует две подкатегории L-1.

Виза L-1A выдается руководителю иностранной компании или менеджеру, которого переводят работать в офис в США. Это может быть как уже успешно работающий филиал, так и новосозданное подразделение.

L-1B предназначена для специалистов, у которых есть уникальные и специальные знания процессов, продуктов и услуг, которые недоступны сотрудникам в США (это может быть секретная технология или защищенная патентом разработка, над которой трудятся только очень определенные люди). Это менее популярная категория, так как при желании получить грин-карту, нужно проходить трудовую сертификацию — доказывать, что на должность не нашлось американцев с подходящими умениями и навыками.

Требования к человеку

Если купить существующий бизнес, то грин-карту можно получить за 2-3 года. Фото: Shutterstock

Претендент на L- 1A должен проработать в неамериканской компании не менее года в течение последних трех лет — и на руководящей должности или в должности менеджера.

Надо, чтобы в системе управления было несколько звеньев.

“Мы всегда показываем три уровня: наш клиент, под ним два-три менеджера, а эти менеджеры управляют другими людьми или функциями”, — объясняет Елизавета. Например, в случае ресторана под управляющим может быть начальник смены, который руководит поварами, официантами и барменами.

Если для получения L-1A руководитель должен находиться в верхней части так называемой “пирамиды”, то при L-1B специалист может быть на любом уровне. Главное, чтобы у него были знания, которые недоступны другим.

“Например, есть пивоварня в России, и менеджмент решил открыть филиал в США. Для успешного бизнеса им нужно привести главного специалиста — инженера производства, который знает их секреты. Этому инженеру откроют L-1B”, — рассказывает Елизавета.

Вот здесь иммиграционная служба приводит аргументы, почему отказали программисту в продлении визы L-1B. Например, их не убедило наличие у него специального тренинга: “Не была указана четкая цифра, сколько еще программистов из всех 4000 сотрудников компании в США прошли аналогичный тренинг”, — сказано в пояснении.

Требований к образованию и зарплате для претендентов на L-1 нет, зарплата должна быть сопоставима с зарплатой других людей на аналогичных позициях в США.

Даже если компания новая, вознаграждение управленца должно быть включено в затраты. Более того, пока компания не станет прибыльной и зарплата не будет выплачиваться, подавать на грин-карту не имеет смысла.

Требования к компании в США

Во Флориде работать можно и на пляже, но офис снять прийдется. Фото: koolbeachclub

Связь между американской и иностранной компанией обычно бывает двух видов:

1 — обеими компаниями (или их контрольным пакетом акций) владеет один человек или юридической лицо (то есть компании становятся аффилированными);

2 — одна компания владеет другой (то есть компании становятся материнской и дочерней).

Компании необязательно должны заниматься одним и тем же.

“Если та же сфера, то связь проще доказать. У меня в практике таких случаев чуть больше половины. Управленец в одном виде бизнеса может быть управленцем и в другом. Кроме этого, человек может расширять свое портфолио. Например, в России у него ресторан, а здесь он решил заниматься компьютерами, потому что это перспективно и прибыльно”, — объясняет иммиграционный адвокат Елизавета Саморукова.

Максим Сердюков занимался дистрибьюторским бизнесом в Украине, а во Флориде купил пиццерию.

“Такой же бизнес, как у меня в Украине, стоит здесь очень дорого. Из-за ограниченности средств я выбирал тот, что мог себе позволить”, — объясняет он. Сейчас Максим владеет тремя ресторанами.

Если вы покупаете готовый бизнес, при рассмотрении петиции иммиграционная служба будет обращать внимание на оборот средств, а также количество сотрудников (хотя формальных требований типа “не меньше пяти людей” нет).

“Даже если это абсолютно новая компания, желательно, чтоб в ней работал хотя бы один человек на полную ставку. Если компания уже существует давно, то иммиграционная служба относится подозрительно, когда там работает меньше 8 человек”, — объясняет Елизавета.

Если вы создаете новый бизнес, то вам в первую очередь нужно его зарегистрировать, получить все лицензии, открыть счет в банке.

Компания для целей L-1 не может быть зарегистрирована на домашний адрес, поэтому надо брать офис в аренду.

В этом случае визу дают только на 1 год, и потом ее нужно продлевать, а значит показывать, чего достиг бизнес за этот год.

“Требования от иммиграционной службы к новому бизнесу очень высокие. На момент продления L-1 визы, они просят показать результаты, которых обычно достигают за 3-5 лет, а не за год. Человек просто физически не успевает получить лицензии, сделать ремонт, нанять людей. Если же покупать готовый бизнес, уже есть оборот, клиентура, сотрудники, и такой бизнес подходит под требования L-1 и грин-карты”, — объясняет адвокат.

Какие компании лучше всего подходят для L-1

Ремонтный бизнес отлично подходит для визы L-1. Фото: Acuity

Елизавета считает, что оптимально выбирать компании, которые предлагают услуги по ремонту (кондиционеров, крыш, окон, труб) и где есть в штате сотрудники. Также хорошим выбором являются рестораны.

Кроме того, это может быть франчайзинговая компания, в теории. Но на практике Елизавета такие проекты не берет : “По L-1 должен быть контроль над управлением компанией. А сама франшиза подразумевает ограничения в управлении, бизнес-процессы предопределены по договору. Поэтому по факту получить визу через франшизу очень сложно”.

В подтверждении ее слов “Рубик” нашел пояснение от иммиграционной службы о причинах отказа в L-1 как раз из-за того, что бизнес — франчайзинговый (здесь).

Заявитель открыл сетевое кафе с замороженным йогуртом и собирался открыть пиццерию, а ему отказали, даже в апелляции.

“Предоставленные документы не подтверждают важной роли петиционера в реализации политики и стратегии компании,  учитывая, что большинство операционных задач в этом бизнесе регулируются франшизой”, — пишется в пояснении.

Елизавета Саморукова предлагает работать с бизнес-брокерами, которые за плату и процент от стоимости находят компании, подходящие для иммиграционных целей.  

Назначить консультацию с Елизаветой Саморуковой вы можете по телефону: +1 (954) 374-9330 или написать имейл: frontdesk@eslawintl.com

“У меня в практике был ремонтный бизнес, на который мы получили грин-карты три раза (за промежуток времени около 4-х лет). Клиенты продавали его новым владельцем, которые получали грин-карты и продавали следующим”, — вспоминает Елизавета.

Требований к стоимости бизнеса у иммиграционной службы нет, сумма зависит от природы самого бизнеса и затрат на его ведение (как минимум зарплата сотрудникам, аренда офиса, административные расходы).  

Каким должен быть бизнес-план

Бизнес-план для новой компании должен быть подробным и реалистичным. Там нужно указать прогнозы с точными цифрами, четким описанием деятельности компании, должностными инструкциями, примерным набором сотрудников в конце первого года и так далее.

“Если в бизнес-плане написано, что в первый год в компании будут работать 100 человек, то визу вы получите. Но в конце первого года, когда реально будут работать два человека вместо 100, у вас будут проблемы. Люди этого не понимают, и часто пытаются использовать стандартные заготовки для бизнес-планов из интернета”, — рассказывает Елизавета.

Процесс получения визы

Размер кейса по L-1 может исчисляться ящиками. Фото из личного архива

Стандартный процесс выглядит так: человек приезжает по туристической визе на “разведку”, определяется с покупкой или открытием бизнеса. Если это новая компания, то ему нужно ее зарегистрировать, оформить лицензии, счет в банке, офис. Далее компания подает в иммиграционной службу петицию на иностранного сотрудника (который по совместительству является ее владельцем и управленцем) I-129.

Рассмотрение петиции может занять до 5 месяцев, но можно оплатить премиум-обработку за $1225 и получить ответ в течение 15 рабочих дней. В случае одобрения, управленец может подаваться на визу в консульстве или сменить статус, если он находится в США.   

Первый путь быстрей, но не всегда лучше.

“В консульстве визы могут просто не дать, апелляции нет, консул всегда прав, поэтому есть риск”, — говорит Елизавета.

Елизавета предпочитает, чтобы клиенты подавались на смену статуса, будучи в США, причем делать это нельзя прямо сразу после приезда — это будет рассматриваться, как обман.  В связи с изменением в трактовке законов о намерениях иммигранта, сейчас нельзя приехать в США и в течение первых трех месяцев подать документы на смену статуса. Нужно подождать минимум 90 дней, а лучше даже четыре месяца, чтобы подать документы на новый статус L-1.

Если компания новая и ведет деятельность менее 12 месяцев, L-1A дается на один год, и потом можно продлить еще на два года три раза (7 лет в общей сложности). Когда же управленца переводят в компанию, которая уже работает более года, визу дают сразу на три года с возможностью продления два раза по два года.

Итого находиться на этой визе можно 7 лет.

Работники со специализированными знаниями L-1B сначала получают визу на 3 года, с возможностью продления сроком до 5 лет.

Супруги и дети до 21 года получают визу L-2, и супруги имеют право официально работать в США — даже в той же компании, что и человек в статусе L-1.

Чаще всего уже спустя год, если бизнес идет бодро, можно подать документы на получение грин-карты.  

«Если же человек находится в США по 3-х летней L-визе, то на грин-карту можно подать уже пару месяцев спустя после получения статуса L-1A”, — утверждает адвокат Елизавета Саморукова.

Почему могут отказать в L-1 и насколько это вероятно

Для L-1 часто выбирают рестораны. Фото Катерины Пановой

По данным государственного департамента, в 2017 фискальном году 2486 работников из России получили визу L-1, 1057 — из Украины, 462 — из Беларуси, и 112 — из Казахстана.

По L-1B есть статистика одобрений — 78% (данные за 2017 фискальный год), и она особо не меняется за последние три года.

По L-1A доступна только статистика десятилетней давности — в 2007 процент отказов был 14%. Также в отчете говорится про сильно участившиеся запросы на дополнительные доказательства: их еще десять лет назад отправляли на каждую вторую петицию.

В случае отказа у вас есть 30 дней, чтобы покинуть страну или подать апелляцию.

Но вероятность негативного исхода при апелляции велика. Лучше просто заново подать петицию.

“Бывают случаи, когда человек подает на визу и в процессе выясняется, что после переезда компания в его стране распадается. И возникает проблема, ведь он больше не работник международной компании”, — объясняет адвокат.

Отказывают также из-за нехватки документов и подтверждений. Иммиграционная служба не может ничего подразумевать и додумывать, как работает бизнес. Офицер принимает решение исключительно на основании бумаг. “Но хорошо работают в этом случае рестораны, потому что это “ходовой” бизнес” и офицеры знают, как они работают”, — объясняет Елизавета.

В последнее время к россиянам относятся строже, чем к остальным иммигрантам.

Это почувствовал на себе Андрей Гуров, который купил компанию по ремонту кондиционеров, но смог получить визу только с третьего раза: “Изначально у иммиграционной службы не было претензий ни к российской, ни к американской компаниям, нам прислали запрос на дополнительные доказательства, связанные с моими способностями, как руководителя. Первые два раза были отказы. Мы подали петицию заново, и в третий раз ее одобрили. Я уверен, что причиной стало мое происхождение и человеческий фактор — к людям из России относятся предвзято”, — рассказывает бизнесмен.

Как и когда можно получить грин-карту

Клиент Елизаветы Саморуковой Максим Сердюков держит свою грин-карту. Фото: Buy Sell Florida

По словам адвоката, L-1 через покупку бизнеса — самый быстрый вариант получить грин-карту по процессу EB-1 (“международный управленец”). “Сначала человек покупает бизнес и получает визу на 3 года, и буквально через 2 месяца мы подаем его документы на грин-карту. Уже спустя примерно год-полтора клиент получает грин-карту на 10 лет”, — рассказывает Елизавета Саморукова.

Одно из важных условий при подаче на грин-карту с визы L-1 — это прибыльность бизнеса.

Для стартапов это практически нереально. В оптимистичном случае человек сначала получает L-1 на год, потом продлевает еще на два, и к концу второго года он подтягивает бизнес на достаточный уровень для подачи на грин-карту. Поэтому в целом процесс может занять 4 года.

Для оформления грин-карты компания подает форму I-140. Также сам управленец и члены его семьи подают “заявку на грин-карту” (форма I-485). Ее обработка занимает еще год-полтора, и придется пройти собеседование.  Последнее является нововведением, поэтому у адвокатов пока нет четкого понимания, по каким правилам проходят собеседования и могут ли там отказать.

В течение первых 3 месяцев после подачи грин-карты человек получает разрешение на работу. Благодаря этому он может работать в других местах, открывать другие бизнесы. Также он получает разрешение на выезд из страны, и в случае если он не оформлял визу в посольстве за границей, теперь может свободно путешествовать.

В случае с L-1B все шаги подачи на грин-карту те же, но добавляется необходимость прохождения трудовой сертификации, что занимает 6-8 месяцев.

Какова вероятность того, что вы перейдете с L-1 на грин-карту?

В 2016 году иммиграционная служба приняла более 147 581 петиций I-140 (ее подают при переходе на грин-карту со всех видов рабочих виз, не только с L-1). Одобрено было 87%.

Отдельно по L-1 цифр нет, но если верить подсчетам Института экономической политики, в 2013 году 9 596 держателей L-1 получили грин-карты (более ранняя статистика недоступна), и из них более 70% — это именно L-1A и управленцы крупных международных компаний, которые регулярно привозят иностранцев по “blanket petition” (в таком случае сотрудники наперед “одобрены”, их петиции минуют иммиграционную службу).

Количество выданных виз типа L колеблется в районе 60-70 тысяч ежегодно. Поэтому можно предположить, что каждый год примерно 14% всех тех, кто приезжает по L-1, становятся обладателями грин-карт.

“Подача на L-1 визу и на грин-карту для международного управленца — это весьма трудоемкий процесс, который требует тщательного планирования и обработки большого количества документов.  Если оба ваших бизнеса — в США и в вашей стране — соответствуют требованиям, а документы собраны правильно, то и визу, и грин-карту вы получите. Самое главное — обращаться за помощью к профессионалам”, — утверждает Елизавета.

Чем отличается L-1 от других популярных бизнес-виз

В отличие от H-1B с L-1 не нужен работодатель, и количество виз не ограничено.“Оба пути ведут к грин-карте, но L-1 быстрее в два раза”, — объясняет Елизавета . Минус — этот способ требует инвестиций.

Однако такие же инвестиции понадобятся и для иммиграции по процессу E-2, но эта виза не ведет к грин-карте.

Если сравнивать L-1 / EB-1 с EB-5, то по ней инвестиций требуется не полмиллиона, а значительно меньше —  можно купить ресторан или салон красоты и за $100 000. При этом по L-1 не нужно доказывать происхождение средств, а грин-карту дают сразу на 10 лет, а не временную на 2 года, как при EB-5. “Но нужно принимать участие в бизнесе. Хотя и тут есть варианты: можно договориться с продавцом, чтобы он остался и продолжил руководить, как наемный менеджер”, — рассказывает адвокат.

Назначить консультацию с Елизаветой Саморуковой вы можете по телефону: +1 (954) 374-9330 или написать имейл: frontdesk@eslawintl.com.

Рабочая виза L-1 — один из излюбленных способов переезда в США предпринимателей, у которых есть десятки тысяч долларов и бизнес на родине, но миллионов для инвестиций нет.  Более того, есть вполне реальные шансы получить грин-карту за полтора года. Таким путем пошел Михаил Сорочев, владелец строительной компании из Одессы, получивший грин-карту в 2016 году. “Сложная экономическая […]

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Translate »