26 июля 2020

Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён: что не так с фильмом “Добро пожаловать в Чечню”? – часть 2

Режиссер фильма Дэвид Франс знал о ксенофобных высказываниях других авторов фильма. Фото meduza.io

В январе 2020 года на фестивале “Сандэнс” показали фильм американского журналиста и режиссера Дэвида Франса “Добро пожаловать в Чечню”. Картина раскрывает историю тайной эвакуации геев и лесбиянок из Чечни – в ней российские активисты Давид Истеев (координатор программы “Экстренная помощь” Российской ЛГБТ-сети) и Ольга Баранова (бывший руководитель Московского комьюнити-центра) вывозят людей во временные убежища в Москве или за границей.

В первой части я подробно объяснил, какие ляпы допустили создатели фильма, иногда по незнанию специфики жизни в Чечне, иногда осознанно. В этом материале я расскажу, какие глобальные проблемы есть у картины.

Нет истинного сочувствия к чеченцам-геям 

В фильме явно можно заметить одну тенденцию: истории русских, оказавшихся в Чечне и столкнувшихся с насилием из-за своей ориентации, оказываются важнее историй чеченцев. Тот же Максим Лапунов пережил чеченскую тюрьму, пытки, из-за которых он выдал своего друга-чеченца, и ему действительно сочувствуешь. Однако та опасность, которая угрожала и угрожает чеченцам-геям со стороны кадыровцев, не угрожает Максиму и его семье. Безусловно, будут какие-то провокации, направленные против них, но всерьез за ними кадыровцы охотиться не станут. Максим сумел эмигрировать вместе с семьей. Такой возможности у чеченцев нет.  Некоторые из чеченских ЛГБТ-людей своими силами вывозили свои семьи, своих детей. 

После выхода фильма внутри либеральной оппозиции в России нет намерений проведения каких-либо акций или митингов солидарности с чеченскими ЛГБТ-людьми, не звучат требования о проведении расследований этих ужасных преступлений. Нет истинного сочувствия к чеченцам. Русскоязычное ЛГБТ-сообщество считает, что выбравшиеся и выжившие после кадыровского террора чеченские ЛГБТ-люди должны отречься и отказаться от своей идентичности, родных, национальности, веры. Но эти люди бежали от развязанного кадыровцами террора. Этого русскоязычное ЛГБТ-сообщество понять не хочет, и тех, кто придерживается чеченской идентичности, приписывают к “неправильным, засланным или опасным” для русскоязычного ЛГБТ-сообщества людям. 

Ксенофобия героев фильма 

Сами главные герои, Давид Истеев и Ольга Баранова, в интервью журналистам во время проката фильма по фестивалям, делают ксенофобные высказывания: 

а) и не только в адрес всех чеченцев, предполагая, что они все могут быть “убийцами” (это предположение сделала Ольга Баранова, ссылаясь на убийство известного блогера в Европе, выступавшего с критикой кадыровского режима);

 б) в адрес чеченцев-геев, называя их огульно “сексистами и женоненавистниками, считающими женщин людьми второго сорта” (это заявление сделал Давид Истеев в интервью СМИ). Такое же заявление делает и Максим Лапунов, говоря, что ему во время первого посещения Чечни понравились “добродушие и открытость чеченцев”, которое сменилось непринятием его как гея, когда его схватили кадыровцы. Здесь Максим, так же, как и Ольга Баранова и Давид Истеев, приравнивает всех чеченцев к кадыровцам, захватившим его, пытавшим и удерживавшим его в тюрьме. 

Эти заявления неприемлемы ни для кого. Ни для координатора российской ЛГБТ-сети. Ни для бывшего директора московского комьюнити-центра и ЛГБТ-активистки. Ни для жертвы террора ставленников Российской Федерации. 

Авторы фильма даже во время интервью делают ксенофобные высказывания. Фото livejournal.com

Режиссер Дэвид Франс знал о ксенофобных высказываниях русскоязычных ЛГБТ-активистов в Нью-Йорке в отношении чеченцев, о преследовании чеченца-гея, угрозах и шантаже, публикации личных данных, таких как реальные имя и фамилия, фото с открытым лицом, что станет угрозой его жизни и безопасности. Об этом “Рубик” писал в отдельной статье

Эти действия были совершены при молчаливой поддержке «RUSA LGBT» – русскоязычной ЛГБТ-организации, которые остановились только после официального обращения чеченца-гея в полицию Нью-Йорка с приложением скриншотов угроз и преследований о намеренном создании угрозы жизни. Однако, в титрах фильма указан со-президент RUSA, эта организация указана и на официальном сайте фильма. По сути, организация, поддержавшая ксенофобные высказывания, руководитель которой сама делала ксенофобные высказывания против чеченца-гея, будут получать пожертвования для помощи чеченским ЛГБТ-людям в том числе. Абсурд. 

Все это оставляет неприятный осадок. 

Жизнь, безопасность и сочувствие к чеченским ЛГБТ-людям явно не стояли на первом месте для авторов фильма.

Чуткость к чеченцам-геям они, кажется, решили не проявлять. Это очень печалит. 

По самому фильму видно, что не было привлечено квалифицированных экспертов по Чечне и уж тем более – по чеченским ЛГБТ-людям. Заявленная в со-продюсерах Маша Гессен не может быть экспертом по Чечне или чеченским ЛГБТ-людям. Никак. При всем ее богатом опыте в российском ЛГБТ-движении в новой России,  она не имеет достаточных знаний о Чечне и чеченских ЛГБТ-людях. 

Валерий Печейкин (драматург в Гоголь-центре, один из героев нашумевшей программы Ксении Собчак “Осторожно Собчак. Круглый стол, шесть геев и Собчак”), на мои замечания о том, что в фильме русскоязычное ЛГБТ-комьюнити и использует, как я считаю, некорректно, травму, пережитую чеченскими ЛГБТ-людьми, дал совет самим чеченцам снять об этом фильм. Совет хороший. Надеюсь, что выйдет много фильмов и не только от чеченцев-режиссеров об этом страшном времени.

Вопросы этичности (включение реальных видеокусков БЕЗ разрешения) к авторам фильма остаются. Такие действия, влекущие угрозу жизни для людей на этих видео и их семей, должны быть однозначно осуждены. Нужно быть более внимательными. 

Подача в фильме Чечни как российского региона должна быть осуждена, так как таким образом американский журналист, ЛГБТ-активист, узаконивает оккупацию Чечни, чью независимость Россия уже признавала. То, что оккупацию Чечни и преступный режим кадыровцев легитимизируют русскоязычные ЛГБТ-организации и активисты, а также либеральная оппозиция,  это их беда и их проблема. Но делать это ЛГБТ-активистам в остальном мире не следует. 

Я считаю, что геноцид по отношению к чеченскому народу и чеченским ЛГБТ-людям, как неотъемлемой части этого народа, кадыровским режимом осуществляется от имени Российской Федерации. Как ранее Российской империей во времена Кавказской войны и Советским Союзом во время насильственной депортации чеченцев в Среднюю Азию, когда чеченцы потеряли почти половину своего этноса. В свободной и независимой Чечне не проводились преследования чеченских ЛГБТ-людей. В данном случае, это прямое пост-колониальное влияние России и принятого в России закона о гей-пропаганде, влияние навязываемых кадыровцами “новых норм и требований к чеченскому народу”, выходящих за действовавшее во время Адаты правило: «НЕ спрашивай, НЕ говори».

Еще на эту тему

«Борат 2»: объяснение пранков Саши Коэна, в том числе над Руди Джулиани – и ответа Трампа

За три пропущенных Zoom-урока ребенка могут арестовать: новый закон Калифорнии

Вторые дебаты кандидатов в президенты: Украина, Россия и взаимные обвинения в коррупции

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию
Adblock
detector