11 марта 2022

Выбраться и выжить любой ценой: 5 дней, от которых кровь стынет в жилах и не спишь ночами

Ольга с дочкой сумели выехать из Украины после начала войны

Кто бы мог подумать, что жизнь нации может перевернуться на 360 градусов за пару часов. Только сейчас, спустя неделю после начала войны россии* против Украины, я понимаю, как была счастлива и беззаботна раньше. 

Сейчас, когда слышу слово “беженец”, ток проходит по телу. Всей душой я сопротивляюсь этому слову.  

* Я украинка! и поддерживаю решение украинцев писать название страны агрессора с маленькой буквы. Поэтому дальше – россия – это не ошибка и не опечатка.

Первый день войны

Проснулась я в 6:30 от мобильного звонка. Мне звонила соседка сказать, что началась война. Сердце ушло в пятки, ведь вчера были планы, а теперь – пропасть. Дочь спала, решила ее не сразу будить, а выгулять собаку и понять, что происходит. Окна моего дома выходят на дорогу, по которой просто мчались машины в сторону трассы на Киев. Возле банкомата росла очередь за наличкой, а возле заправок начала скапливаться тьма машин, чтоб заправиться.  

Выгуляв собаку, я влетела в квартиру и начала аккуратно будить дочь и не знала, что сказать. Не хотелось ее пугать войной, хотя за неделю до этого в школе с ними проводили репетицию эвакуации. 

Мной овладела паника: я судорожно  начала собирать документы, кинула 2 планшета (свой и ребенка учебный), взяла свой ноутбук, пару трусов и носков себе и ребенку. 

Позвонила брату, который живет в частном доме, сказала, что мне страшно и я приеду к нему. Взяв с собой собаку, я посадила ребенка в машину и поехала к нему. Там мы судорожно читали новости и ждали чего-то. Периодически играли с детьми, чтобы хоть как-то отвлечься. Магазины заработали, поэтому с братом отправилась в маркет, где закупила продуктов себе и маме.

Впервые купила 6 кг муки и 3 бутылки масла. Зачем? ведь я не выпекаю. Но все равно взяла. 

Наступил вечер и возвращаться домой было страшно. Я осталась ночевать у брата. Уже все подготовились ко сну, были в пижамах, как начались сильные звуки от работы тяжелой артиллерии. Брат сказал всем быстро собираться и выбегать на улицу, взяв с собой вещи. Было темно и холодно. Слышен был бой и перестрелка возле Артиллерийского училища, а находились мы недалеко от него. Девочки хотели спать и были очень напуганы. Во дворе мы простояли около часа, после чего зашли в дом. Все спали в одежде, чтоб быстро собраться в случае чего.

Второй день войны

До утра я так и не заснула. Списывалась и созванивалась со всеми друзьями и знакомыми, узнать как они. Мне звонили из США мои друзья и просили спасать себя и дочь любой ценой, искать перевозчиков или ехать на своей машине. Проблема была в том, что моя машина дальше города не уехала бы. За день до этого сломался вентилятор охлаждения радиатора и она просто перегрелась бы. 

Дотянула до 5 утра. Списалась с давней знакомой – Галей – и ура! Она попросила дать ей 10 минут. Решились ехать. Галя выкинула свои сумки, чтоб посадить меня с дочкой, а также еще своих близняшек, маму и еще одну мамочку с ребенком.

В семиместной машине нас ехало 8 человек+собака.

Поехали в сторону Киева, но на блокпосту моего города Сумы русские солдаты нас развернули. Они не разрешили выехать с детьми, так как в Киеве уже шли бои. Долго не думая, мы поехали на другой выезд из города. Но там военные нас встретили очередью выстрелов в воздух, горящими военными машинами и оборванными проводами. Мы мгновенно развернулись и вариантов куда ехать больше не было. Дело в том, что мой город Сумы находится в 34 километрах от россии и остальные выезды из города были только в сторону агрессора. Потеряв надежду, мы собрались разъезжаться по домам. Я списывалась с братом, чтоб он меня с дочкой забрал к себе, но вдруг он предложил один обходной вариант, как выбраться из города. Он сел на велосипед и наш автомобиль двинулся за ним. 

Брат поехал вперед, машина за ним

Ехали обходными путями, через дачные кооперативы. По пути к нам выходили люди, которые бежали на дачи, чтоб пережить обстрелы. Благодаря моему брату нам удалось выехать из города. Мы так радовались, что вырвались, но до первого поворота, где нас встретила колонна русской техники из 8 танков и других сопроводительных машин. Вдали увидели, как из лесопосадки выдвигалась еще вражеская техника. Сердце остановилось. Включили аварийку и съехали в сторону обочины, опустили стекла в машине  и приостановились. С той стороны тоже остановились.

В голове у меня была одна мысль: “Расстреляют или нет?!”  Повезло, проехали мимо. 

По пути встречалось много военной техники

Мы знали, что началось наступление на Киев и уже взрывали мосты, чтоб остановить врага. Наша задача была – успеть пересечь Днепр до того, как взорвут мост. 

Отправились на Канев. У одной из наших попутчиц дочь живет в Лондоне, и ее муж вел нас по навигатору безопасной дорогой, отслеживая, где идут бои, чтоб нас вовремя обвести другим путем.  

Помню, мы решили остановиться перекусить бутерброды, как начала дрожать земля и слышно, как работала тяжелая артиллерия в стороне. Быстро сели в машину и поехали. Перед самим мостом мы встали в пробку. Было страшно, так как мосты – стратегический объект и вероятность взрыва или атаки очень велика. Мимо проезжала украинская военная техника. Ее было много. Очень много. Пока стояли в пробке, дети на заднем сиденье пели гимн Украины, а взрослые цитировали стих Шевченко, “Як умру, то поховайте мене на могилі..”. Мне казалось, что мы едем по мосту вечность.

Дети пели гимн Украины

 

Мост переехали и были счастливы. Нас уже ждали знакомые знакомых под Белой Церковью на ночлег. Из-за того, что выключают везде уличный свет, мы заблудились, а потом во время комендантского часа попали в пробку на блокпосту. Простояли часа полтора. В ночь приехали. Дети в машине уже спали сидя. Дорога и наши переживания их очень утомили. Радовало то, что скоро ляжем горизонтально и хоть немного поспим, ведь из-за обстрелов, нервов и дороги больше 3 часов поспать за последние 2-е суток не получалось.

Третий день войны

Проснулись от того, что самолеты ревели в небе. Быстро собрались, дети покушали бутерброды с чаем. В городке аптеки были пустые, продуктов почти не было, так как много людей после бомбежки Киева уезжали и покупали все на ходу. Хозяйка дома, где останавливались, договорилась с кем-то из знакомых в магазинчике нам оставить два батона и банку тушенки, чтоб детям в дороге было что кушать, если вдруг на западной части Украины дефицит. Я вспоминала рассказ моей бабушки, которую немцы забрали на принудительные работы в Германию во время Второй мировой войны и как они там спасались от голода и холода… Не верила всему происходящему. 

Выехали на Винницу. Почему туда, не помню. По пути стал вопрос с нехваткой горючего. Объехали все близлежащие заправки – ничего нет. Нашли на одной и стали в очередь.

Очередь на заправке была огромной

На ней отпускали полные баки и даже наливали в канистры. Простояли часа полтора. Все это время выла сирена угрозы воздушной атаки. Недалеко был городок с многоэтажками. Неожиданностью оказалось то, что за пару машин бензин закончился. То есть стояли и рисковали зря. 

В голову пришел план – ехать в большие города. Да, опасно. Большая вероятность попасть под обстрел, но именно там был бензин, ведь люди старались не рисковать и объезжали большие города, скупив весь бензин в городках и поселках.

Нам улыбнулась удача. На одной из заправок Хмельницка была небольшая очередь и полно бензина. Пока заправлялись Галя, наш “шумахер” узнала интересную информацию. За несколько дней до войны многие заправки под завязку заполнили топливом. Работник впервые такое видела за много лет своей работы. Сразу возник вопрос, кто-то что-то точно знал. Ведь не бывает дыма без огня. 

Еда была не во всех магазинах

Бак полный. Мы отправились в сторону Тернополя, где живет моя подруга. По пути видели, как скручивают дорожные указатели. В одном городке решили подкупить немного снеков, шоколада, злаковых батончиков на всякий случай. Помню, стою уже в магазине на кассе в очереди, когда мне звонит Галя и кричит оставлять все, что воет сирена и у нас пару минут убраться из города или бежать в бомбоубежище. Я оставила все и выбежала. Я даже так на полумарафоне не бежала, как в этот раз к машине. 

Молнией прыгнула и мы помчались со всех сил. Ехать в сумерках очень тяжело, а без освещения – безумно тяжело. Дорога к Тернополю была извилистой, бордюра еще не было, так как асфальт свежей укладки. Ехали медленно, но двигались вперед. 

Тернополь нас встретил сиреной и пробкой на несколько часов.

Каждую машину проверяли на блокпосту. Все это понимали и смиренно ждали. Смущало то, что мы были в несколько километрах от аэропорта, который тоже был под прицелом русской армии. Когда проезжали блокпосты мы включали аварийку и свет в машине, опускали окна, чтобы было видно, кто в машине. Каждый раз, когда к нам заглядывали, не верили, как мы все там поместились. 

Ночью, когда все спали, опять несколько раз включалась сирена. Спать было невозможно, когда она работает. Лежишь и не знаешь, что делать и куда дальше бежать в незнакомом городе. 

Четвертый день войны

Тернополь мы покидали также под вой сирены. Который день в машине давал о себе знать. Вещи, которые не успели высушиться ночью, мы сушили в машине. 

Вещи уже сушились прямо в машине. Собака все смиренно приняла

 

Собака уже смиренно лежала у ног на переднем сидении, дети придумывали сами себе развлечение. Старались поддерживать связь с родными и читать новости. В душе было ощущение дискомфорта, что мы в более-менее спокойной обстановке, а они в родном, но опасном городе – нет. Дорога к границе была извилистая, но красивая. За 7 часов доехали до границы и обалдели от количества машин на ней. В интернете было написано 960 машин.

Там было явно больше. Очередь была бесконечной. В машинах были женщины с детьми. Были и такие, где одна женщина-водитель, уставшая, а по машине прыгают двое маленьких детей. Некоторые стояли сутки и рассчитывали на то, что еще будут стоять одни, как минимум.

Встречали волонтеров, которые раздавали горячие напитки, бутерброды, супчик и даже борщ. 

Первоочередной задачей было найти на ночь детям ночлег, ведь ночи холодные, а топить в машине – роскошь,- горючего могло не хватить. Увидели какое-то учебное здание с корпусами и двинулись к нему, пока один дежурил в машине в очереди. Оказывается, что из-за большого наплыва людей, глава сельской рады открыл один корпус интерната для тех, кто в дороге и нуждается в отдыхе в теплом помещении. Для этого зарегистрировались в сельской раде (работала круглосуточно!), получили документ и заселили детей и двух взрослых с ними на ночлег. Я же с Галей пошла ночевать в машину и дежурить вахтовым методом: 3 часа спала я, потом она. 

В корпусе интерната можно было поспать

Пятый день войны

Сказать, что спать было холодно, это ничего не сказать. Вещей у меня и так не было, не то что для ночевки в машине. Я укуталась каким-то пледом и скрутилась калачиком на заднем сиденье. Проснулась от того, что не могу даже пошевелиться. Впервые думала, что умру от холода. Я даже не могу представить, как выживали эти мамочки сами с детьми в машине. 

Чтоб не спать, читала новости, умывалась ледяной водой.

Были те водители, которые просто засыпали и задерживали очередь. Тогда проходили люди по машинам, будили и очередь заметно двигалась вперед. 

Утром нам удалось пройти границу. Полиция сопровождала с мигалками, но это история для другого поста. Никаких документов на машину, собаку у нас не спрашивали. Благо у всех, кто был в машине, были загранпаспорта и мы проехали как туристы, не прося убежища на границе.

Все поражались, как столько людей уместились в машине

Словакия и приграничный городок Убля встречал нас теплыми пледами, чаем, едой для детей и сопереживающими лицами волонтеров. Стояло много машин с волонтерами для перевозки людей дальше.  Мы бесплатно получили симкарты и выехали на Польшу. Там нас ждали родственники. По пути в самой Польше видели колонну военных автомобилей, которые ехали к границе с Украиной. На заправке нам рассказали, что иногда даже под них выделяют отдельную полосу.

Везде много машин с украинскими номерами.

В Варшаве не сразу понять, что это польский город – очень много беженцев и иммигрантов. 

Еще ранее нам здесь забронировали два номера в хостеле и я впервые спала 6 часов подряд. Проснулась от того, что рядом заработал трамвай, который создавал шум военной техники. Сердце начало колотиться, мозгами не сразу поняла где я и что происходит. Усталость берет свое. 

Стал важны вопрос: что делать дальше? Оставаться в Польше, ехать в Германию к чьим-то родственникам. США тогда только выпустило информацию о том, что можно подаваться на турвизу в Кракове или Варшаве. Другие страны молчали относительно приема беженцев. 

Решили ехать в Германию к родственникам. Нас там ждали больше всего и восхищались, как же нам 4 мамочкам с детьми и собакой на борту удалось добраться до границы. Дорога заняла 10 часов. 

Сейчас, когда столько стран открывают свои двери, понимаешь, что хочешь одного: тишины и проснуться дома, в своей уютной красивой квартире и чтобы все было, как раньше. 

Не  обошлось без хейта. От самых близких. Слово “бежала” – как нож по сердцу. Мои некоторые друзья почему-то решили, что если я хорошо стреляю, то должна брать оружие и отправиться в бой. Да, если бы у меня не было дочери, которую я воспитываю сама, так и сделала бы. Но в тот тяжелый момент, когда ты ночью стоишь на холоде, а недалеко работает артиллерия врага, у меня в голове была задача спасти дочь. Даже сейчас не покидает чувство вины, что мне удалось выбраться, а мои близким – нет. 

Еще на эту тему

Осторожнее с American Airlines – компания теряет паспорта и грин-карты

Кто сейчас в Тихуане и других пограничных городах – найдите укрытие или уезжайте. В Мексике очень опасно

Все ученики в Калифорнии получат бесплатные школьные обеды

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию