Родители Силиконовой долины борются с зависимостью детей от гаджетов

Родители Силиконовой долины борются с зависимостью детей от гаджетов

Семья Кодури. Фото: businessinsider.com

Минни Шахи и ее муж Виджай Кодури — типичные жители Силиконовой долины. Он — бывший сотрудник Google, она работает в Apple, и двое их милых детей Сауран и Рошни почти не пользуются технологиями, которые созадли работодатели Миини и Виджая.

В их доме нет видеоигр, и у детей нет своих мобильных телефонов. Сауран и Рошни могут играть в игры на телефонах своих родителей, но только по 10 минут в неделю. Однако они могут сколько угодно сидеть за настольными играми. Минни и Виджай даже купили iPad 2, но последние пять лет он пылится на самой высокой полке в бельевом шкафу.

«Мы знаем, что в какой-то момент им нужно будет дать собственные телефоны. Но мы оттягиваем это как можно дольше», — говорит Виджай.

Тек-компании не считают себя опасными

Минни и Виджай — представители нового типа родителей из Силиконовой долины. Вместо того чтобы загромождать свои дома всеми разработками тех-компаний, многие из них ограничивают, а иногда и просто запрещают детям пользоваться новейшими технологиями.

Этот подход возник, так как родители собственными глазами видят, сколько времени и сил направлено на то, чтобы сделать цифровые технологии неотъемлемой частью нашей жизни.

Опрос 2017 года показал, что большинство родителей из Силиконовой долины испытывают серьезную озабоченность по поводу влияния технологий на психологическое и социальное развитие детей, несмотря на высокую степень доверия к преимуществам технологий.

«Вы не можете уткнуться лицом в устройство и рассчитывать на развитие долгосрочного внимания», — сказал ведущий инженер-технолог в стартапа One Smart Lab Тайво Ким. Практикующий буддист, Ким учит своих племянниц и племянников 4-11 лет медитировать и ценить реальные игры и головоломки. Один раз в год он ходит с ними в соседние буддийские храмы.

Бывшие сотрудники крупных компаний стали публично осуждать попытки компаний создавать продукцию, которая вызывает привыкание. После многочисленных дискуссий и исследований многие родители убедились, что мощным технологическим устройствам не место в детских руках.

«Тек-компании знают, что чем раньше вы дадите это детям или подросткам, тем скорее их продукт станет пожизненной привычкой», — сказал Виджай.

Неслучайно, по его словам, в Google решили приспособить свои продукты для школьников и даже создать комплекс управления обучением Google Classroom.

Превращение детей в лояльных клиентов — не совсем новая стратегия. Крупные табачные компании тратили почти $9 миллиардов в год, продавая свою продукцию в надежде, что дети будут использовать их всю жизнь. Сети быстрого питания предлагают детям питание: лояльность к бренду является прибыльной.

«Разница [с Google] заключается в том, что они не считают себя опасными, — сказал Кодури. — Google наверняка думает:«Эй, мы хорошие ребята, мы помогаем детям, мы помогаем школам». И я уверен, что Apple тоже. Я уверен, что и Microsoft».

В Сан-Франциско родители замечают «тревогу из-за скроллинга» 

Эрика Бусьер не сомневается, что технологии — это яд для молодых мозгов. Эрика — 37-летняя мама двоих детей, которая работает семейным терапевтом в Сан-Франциско. Она рассказывает, что вместе со своим мужем следит за исследованиями о влиянии техологий. Несмотря на отсутствие долгосрочных данных, ученые нашли множество кратковременных последствий у подростков. К ним относятся повышенный риск депрессии и тревоги, что может даже привести к самоубийству.

«Мы живем на оживленной улице», — рассказывает Эрика. За 15 лет жизни в этом районе она заметила, что люди перестали читать не только бумажные книги, но и электронные читалки типа Kindle. Они постоянно пользуются телефонами.

Эрика решил, что будет прилагать все усилия для минимизации взаимодействия своих детей со смартфоном. У ее малышей — 2-летнего Джека и 5-летней Элис — не было даже самых базовых взаимодействий с технологиями.

В их доме нет телевизоров, и Эрика с мужем пытаются не пользоваться телефоном в присутствии детей. Свою няню они тоже просят не пользоваться им при детях, но уже пару раз ее ловили на просмотре соцсетей.

Пара разработала стратегию: когда оба взрослых приходят домой с работы, они кладут свой телефон у двери. Они проверяют смартфоны один или два раза перед сном. Иногда она нарушает правило, но так, чтобы этого не видели дети (обычно для этого нужно прятаться в туалете).

Воспитывать без гаджетов — модно

«Антитехнологичные» родители Силиконовой долины могут показаться чересчур осторожными, но они действительно следуют многолетнему опыту руководителей тек-компаний, таких как Билл Гейтс, Стив Джобс и Тим Кук.

В 2007 году Гейтс установил лимит пользования девайсами для своей дочери, которая начала чересчур увлекаться видеоиграми. Позже эта практика стала начала действовать для всей семьи. Более того, у детей Гейтсов до 14-летнего возраста нет собственных телефонов. Сегодня средний американский ребенок получает свой первый личный телефон в 10 лет.

Стив Джобс не разрешал своим детям пользоваться iPad. Фото: businessinsider.com

Стив Джобс в 2011 году рассказал, что он запретил своим детям использовать iPad. «Мы устанавливаем ограничения на то, сколько технологий используют наши дети дома», — заявил он.

Даже нынешний генеральный директор Apple Тим Кук аявил в январе, что не позволяет своему племяннику регистрироваться в соцсетях. Кук заявил, что гаджеты от Apple не предназначены для постоянного использования. «Я не из тех, кто говорит, что мы достигли успеха, если вы используете его все время, — сказал он. — Я вообще не согласен с этим».

Не все потеряно 

Негативные эффекты пользования гаджетами обычно быстро проходят. Исследование 2014 года показало, что всего пять дней на природе значительно улучшают чувство эмпатии у детей — они начитают чаще улыбаться сверстникам, радостно реагируют на победы других и более обеспокоены их негативными эмоциями.

В США появляются школы без гаджетов

Не все родители, которые охраняют от гаджетов своих детей дома, стремятся придерживаться тех же стандартов в образовании. Дети Кодури, например, делают домашние задания с Macbook Air и используют Google Chromebooks в школе.

Brightworks — школа без гаджетов. Фото: businessinsider.com

Но возле Силиконовой долины появляется все больше школ, которые отказываются от высоких технологий, чтобы дети научились думать самостоятельно. Так, в Waldorf School — частной школе в Лос-Альтосе (Калифорния) — дети пользуются лишь мелками и карадашами. До восьмого класса они не видят устройств с экранами. А в школе Brightworks в Сан-Франциско дети учатся пользоваться механическими инструментами. Занятия у них проходят в домиках на деревьях, а школьники занимаются, например, разбором радиоприемника.

Но во многих государственных школах технологии стали неотъемлемой частью учебного процесса. Об этом педагоги Джо Клемент и Мэтт Майлз написали в 2017 году в своей книге «Screen Schooled». Соавторы считают, что технологии приносят гораздо больше вреда, чем пользы, даже когда она используется в учебных целях.

Родители замечают изменения

На западном краю залива Сан-Франциско, в Сан-Матео, предпринимательница Эми Прессман живет со своим мужем и двумя детьми, 14-летней Мией и 16-летним Джейкобом. Ее старший ребенок, 20-летний Брайан учится на втором курсе колледжа.

Прессман строго относится к использованию гаджетов. Во время приемов пищи на столе нет телефонов. Девайсами также запрещается пользоваться после 10 часов вечера — все они остаются на кухне. Эми разрешает своим детям играть на смарфонах 5-7 часов в неделю.

Как и чета Кодури, Прессман хочет вернуться в более аналоговый мир, который она помнит из детства. Благодаря этому ее члены ее семьи начали проводить гораздо больше времени вместе. Вместо того чтобы уткнуться в телефоны в отдельных комнатах, они ходят в театр и составляют рейтинг лучших кафе с мороженным в Сан-Франциско.

Эми говорит, что часто трудно найти баланс в ограничении использования технологий, так как дети быстро начинают чувствовать себя отстраненными от своих сверстников. Чем дольше родители пытаются навязать свои ограничения, тем больше они опасаются, что сделают детей изгоями.

«У меня нет модели для подражания, как бороться с этим миром, — делится Эми. — Этого мира не было, когда я росла, и ограничения, которые мои родители ставили на пользование телевизором, не имеют смысла в мире технологий, когда компьютер — это ваше развлечение, ваша домашняя работа и ваша энциклопедия».

Многие родители говорят, что их лучшая защита от технологической зависимости — найти детям более интересное занятие или использовать гаджеты во благо. Когда калифорнийские засухи уничтожили задний двор Кодури, родители соорудили на нем баскетбольную площадку, которую любят как дети, так и их друзья. А когда Прессман заметила, что ее дочь интересуется компьютерами, они вместе пошли на курсы программирования.

Эти родители надеются, что они смогут научить своих детей пользоваться технологиями с пользой и избегать их в некоторых жизненных ситуациях. И они видят прогресс.

Всего за несколько лет «нетехнологической» жизни старший сын Эми начал видеть ценность в ограничениях матери. Теперь он больше любит книги в твердом переплете. Брайан заметил, что, читая их электронные версии, он гораздо больше отвлекается.

«Помнишь, как ты ругалась из-за соцсетей и я думал, что ты ошибаешься? — сказал однажды он. — Ладно. Я думаю, что ты права».

Минни Шахи и ее муж Виджай Кодури — типичные жители Силиконовой долины. Он — бывший сотрудник Google, она работает в Apple, и двое их милых детей Сауран и Рошни почти не пользуются технологиями, которые созадли работодатели Миини и Виджая. В их доме нет видеоигр, и у детей нет своих мобильных телефонов. Сауран и Рошни могут играть в […]