17 сентября 2020

Политический беженец пошел в российское консульство менять загранпаспорт – после иммиграционного суда в США

Консульство РФ. Фото Time

Возникла у меня нужда поменять свой российский загранпаспорт, после получения убежища в США – доверенности разные выписывать и совершать прочие юридические действия в России от моего имени. Раскрывать властям государства-преследователя свои американские документы, после угроз физической расправы, ну никак не хотелось. 

Важное уточнение: я начал писать эту статью за месяц до отравления оппозиционного политика Алексея Навального. 

Одной из причиной преследования со стороны российских властей явилось то, что я, будучи российским адвокатом, защищал моего клиента и его имущество в центре Москвы, а оппонентами в этом деле были люди, близкие к руководству Генеральной прокуратуры и Следственного комитета РФ, которые хотели это имущество отобрать, просто “по праву сильного”. Это противостояние обернулось тем, что в июне 2015 сотрудники полиции выкрали меня из дома и удерживали в гостинице “Аквамарин”, в надежде, что я, испугавшись, подпишу документы, а потом они уже собирались решать, что со мной делать – отпустить или разделаться. Подробнее о преследовании читайте здесь.

Дальнейшее мое преследование перенеслось на территорию США.  Чтобы достать меня за рубежом, генерал Александр Дрыманов выдвинул против меня сфальсифицированные обвинения, суть которых сводилась к тому, что нельзя настолько хорошо защищать своих клиентов. Позже, понимая, что преследовать адвоката за его работу нелепо, генерал предложил мне, сначала по телефону, а потом через визитеров в США,  заплатить руководству СК РФ взятку $3 миллиона и спокойно вернуться в Россию. Сейчас уже, правда, он сам отбывает наказание в российской тюрьме по другому эпизоду, но тоже связанному с вымогательством имущества у клиентов другого  адвоката (дело “О перестрелке на Рочдельской”). 

У американских властей не возникло никаких сомнений в том, что меня незаконно преследуют на родине, и поэтому мне предоставили убежище.

Вернемся к паспорту. После предоставления убежища, с точки зрения американских властей, я не перестал считаться гражданином России, у меня на руках остались оба паспорта РФ – национальный и заграничный. Так вот, срок действия заграничного паспорта заканчивался, и у меня возникла проблема: как его поменять и как поменять законно? 

Вариант серых схем получения паспорта в Майами через посредников по цене $1 500 – $10 000 я для себя отбросил сразу.

С точки зрения законодательства РФ получение паспорта возможно только лично, в ином случае всегда есть шанс, что его признают недействительным, или ещё хуже – возбудят уголовное дело. Подробнее на эту тему читайте здесь. Поехать в Россию и поменять его там я не мог.

Поэтому оставался единственный вариант – официально обратиться в Консульство РФ в Вашингтоне.

Однако такой путь поднимал другие вопросы:

  1. Позволяет ли законодательство США просить паспорт у российских властей после получения убежища?
  2. Какой шанс не остаться в заложниках в консульстве или не быть отравленным радиоактивным чаем? 

Эти вопросы мы обсудили с коллегами, известными американскими иммиграционными адвокатами, постоянными гостями “Рубика”, за что им огромное спасибо. 

Можно ли беженцу идти в консульство “страны исхода”?

Законы США не ограничивают невозвращенцам (так дословно можно перевести asylee) контакты с властями своей бывшей страны. Да и как это вообще можно ограничить, если я, к примеру, до сих пор веду в России судебные баталии, отстаивая свое доброе имя? К моему великому сожалению, перенести судебные разбирательства с государством-преследователем на территорию государства-убежища, практически невозможно. 

Анализируя американские юридические нормы, мы с коллегами вспомнили только форму i-131 (Travel Document, заявление на разрешение путешествововть), где в том числе спрашивается: “Получали ли вы паспорт страны своего происхождения”? Мы пришли к мнению, что если есть возможность объяснить необходимость такого поступка, то это ни на что не повлияет. 

Ведь как я уже сказал ранее, власти США все еще считают меня гражданином России, а не лицом без гражданства. 

Россия же, в свою очередь, точнее её власти, продолжают преследовать; чиновники и бандиты, которые давно слились в единую группу, безнаказанно расхищают мое имущество. С помощью поддельных доверенностей воруют мои квартиры, компании, технику, деньги. Разумеется, я борюсь за себя и своих близких, свое имущество.Борюсь как могу – законными способами. Хотя российские суды, обычно, даже мои заявления принимать не хотят. Потому что подельники генерала Дрыманова, занимающие высокие кабинеты, давно подмяли суды под себя и указывают какие решения они должны принимать. Конечно, такое поведение российских властей свидетельствует о продолжающемся преследовании и нарушении моих прав, но их это мало волнует. 

В любом случае сдаваться я не намерен и буду продолжать борьбу, а для этого мне нужен обновленный российский загранпаспорт. 

Евгений Рыжов волновался, выпустят ли его вообще из консульства. Фото из личного архива

Поход в российское консульство в Вашингтоне 

Вопрос, который беспокоил меня больше всего: как поведут себя консульские работники при моем визите?

Сказать, что мне не было страшно, это ничего не сказать, как говорится. Только дураки ничего не боятся. Истории со Скрипалями и Навальным оптимизма явно не добавляли.

В моём случае заинтересованным сотрудникам российских спецслужб, желающим расправиться со мной, даже и напрягаться особо бы не пришлось.

Оправдывая мою ликвидацию они наверняка бы выдавали самые нелепые версии, наподобие “захотел попить чаю с тортиком ими и подавился, а мы не при чём.” (опять же, статью писал до отравления Навального).  

С другой стороны, я думал, публикации в прессе о попытках убийств “неугодных” за рубежом могли сыграть и положительную роль роль. Добавить еще одну спецоперацию на территории США – ну, наверное, было бы чересчур. 

С момента моей записи на приём до момента визита в консульство прошло две недели, которые мне стоили кучи нервов и бессонных ночей. Я обдумывал варианты действий в случае, если мне будут предлагать чай, а я не хочу.

Консульство РФ в Вашингтоне. Фото washington.mid.ru

Наступил “день Х”. Я прибыл в Вашингтон  

Антураж Вашингтонского консульства – очень советский. Ощущение советскости начинается со входа, когда у тебя бесконтактно, через решётку, измеряют температуру на запястье. И далее ты идешь по коридору, который зарешечен сверху и по бокам, и больше напоминает тюремный коридор, нежели вход в офисное здание. 

После этого необходимо записаться у дежурного, предварительно выложив из карманов все металлические вещи и пройти через рамку металлоискателя. 

Затем дежурный направляет к даме в окошке, которой нужно назвать причину своего визита, и потом она уже укажет, к какому специалисту подойти. 

Телефоны и электронные устройства проносить в консульство нельзя.

Для подачи запроса на замену загранпаспорта нужно принести:

  • действующий загранпаспорт (если нет или закончился срок, можно общероссийский);
  • заполненную анкету, которая есть на сайте;
  • банковский чек на $80;
  • оплаченный конверт, в котором пришлют готовый паспорт; 
  • фотографии не нужны, так как фотографируют прямо в консульстве. 

Сотрудники консульства были максимально корректны и вежливы. В общей сложности на процедуры оформления уходит порядка 30 минут, за это время проверяют документы и фотографируют, после чего на руки выдается корешок подтверждения о принятия заявления, по номеру которого можно следить онлайн за ходом изготовления документа. 

Да, если кому важно, старые паспорта не забирают.

За время моего нахождения в консульстве люди, предлагающие побеседовать в отдельной комнате или попить чаю, так и не появились. Однако учитывая нестандартность моей ситуации, сотрудники посольства пригласили консула Николая Пукалова поговорить на тему “могу ли я надеяться на получение паспорта”. Консул подтвердил, что в случае обмена паспортов консульские работники являются всего лишь “почтальонами” и вопрос о том, дадут ли мне паспорт, будет решаться в Москве.

Только выйдя на улицу, я почувствовал, как тонны морального груза остались позади, а меня накрыла волна адреналина, после чего сразу же захотелось съесть что-нибудь вкусненькое и выпить чего-нибудь покрепче.

Мне сложно даже представить, кто и когда принял решение о том, что в этот раз я могу свободно посетить консульство. Вероятно, я никогда об этом не узнаю.  Однако, слава Богу, всё обошлось. 

Через полтора месяца мне пришел отказ в выдаче паспорта.

Свой отказ власти обосновали тем, что “мне запрещено покидать страну”. Какую, правда, не уточнили… Сейчас я готовлю документы для судебного иска по этому поводу. Это дело будет ещё одним маленьким ручейком, впадающим в большую полноводную реку нарушений, допущенных российскими властями по отношению ко мне. Конечно, я всё ещё надеюсь, что когда-нибудь справедливость восторжествует и я смогу вернуться в Россию, но пока увы…

Еще на эту тему

За три пропущенных Zoom-урока ребенка могут арестовать: новый закон Калифорнии

Вторые дебаты кандидатов в президенты: Украина, Россия и взаимные обвинения в коррупции

Сотрудники «Аэрофлота» подозреваются в контрабанде украденных гаджетов

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию
Adblock
detector