Почему нельзя увольнять работников во время экономического кризиса

IBM завоевала лидирующие позиции именно благодаря развитию во время кризиса. Фото: IBM

Безусловно, экономический спад трагичен для миллионов людей и предприятий, но большие перемены открывают и новые большие возможности.

В  самые худшие времена сохранение рабочих мест и инвестиции в бизнес могут привести к последующему мощному росту.

Это доказал генеральный директор IBM Томас Уотсон во время Великой депрессии 1930-х годов. И это обязательно должны учитывать нынешние работодатели.

По данным апрельского опроса PwC, 32% компаний намерены продолжать увольнять своих работников в следующем месяце. Белый дом заявил, что безработица может достичь 20% к июню. И более чем 30 миллионов американцев уже потеряли работу. Причем минимум три миллиона остались без работы за вторую неделю мая. Теперь число людей, официально обратившихся за пособиями по безработице, достигло 36.5 миллиона.

Эти показатели по-прежнему находятся на исторически высоком уровне. Но они уменьшились со времени первого всплеска в конце марта, когда число заявок достигло еженедельного максимума в семь миллионов.

О том, кому положено пособие по безработице и как заполнить заявку, “Рубику” рассказали иммиграционные адвокаты, опытный бухгалтер и другие специалисты.

Тем не менее, некоторые крупные технологические компании – Cisco, Nvidia, ServiceNow – обещали никого из сотрудников не увольнять. В связи с чем некоторые их инвесторы выразили большое недовольство. 

Но история IBM 30-х годов показывает, что они на правильном пути. Подобная тактика в конечном итоге привела IBM к почти 50-летнему господству в своей категории.

Неслучайно обещанная нынешним правительством помощь малому бизнесу тоже направлена на выплату зарплат сотрудникам и сохранение рабочих мест.

Экономика США в первые годы депрессии была в ужасном состоянии. ВВП сократился на 8% в 1930 году и еще на 7% в 1931 году. Более 3000 банков обанкротились. Безработица выросла до 20%.

В то время IBM не была крупной или известной компанией, хотя она создала новую категорию «обработки данных». Она выпускала часы и электромеханические перфокарты, предшественники компьютеров, которые помогли крупным компаниям обрабатывать информацию. Но во время Депрессии зарплата упала так низко, что нанять клерков для обработки данных было дешевле, чем купить у IBM машину для этого.

Но Томас Уотсон не поддавался панике и был оптимистом наперекор всему. «Я не вижу признаков серьезной рецессии, – даже сказал Уотсон в интервью журналу Forbes от 1 апреля 1930 года. – На самом деле, я думаю, что 1930 год окажется очень хорошим годом».

Уотсон дал два обещания: никого не увольнять и увеличить расходы на исследования и разработки.

Он считал, что потребность в машинах IBM настолько велика, что даже если компании откладывают их покупку сейчас, они наверняка купят их, когда экономика поднимется. Поэтому Уотсон не закрывал свои заводы по сборке машин и запчастей, заполняя продукцией все склады. С 1929 по 1932 год IBM фактически увеличила производственные мощности на треть. «Условия в нашей стране скоро улучшатся, наши продажи будут повышаться, и позже мы сможем усилить наш бизнес. Мы продадим достаточно машин, чтобы использовать все эти детали», – говорил он своим менеджерам.

По мере того как экономический спад продолжался, Уотсон все больше рисковал – если бы IBM продолжил работать в убыток и после 1933 года, это поставило бы под угрозу само существование компании.

Тем не менее 12 января 1932 года Уотсон объявил, что IBM потратит $1 миллион (почти 6% от общего годового дохода IBM) на создание корпоративного исследовательского центра мирового класса в Эндикотте, штат Нью-Йорк. В результате до середины 1930-х годов IBM выпустила ряд новых продуктов, опередив Remington Rand и других конкурентов в этой категории.

Но не все было таким радужным. У компании кончились деньги. В 1932 году акции IBM упали до уровня 1921 года. Совет директоров даже хотел уволить Уотсона.

Машины для обработки информации никто не покупал до Нового курса Рузвельта. Фото: Britannica

В то время никто не мог предвидеть Нового курса правительства, в рамках которого 14 августа 1935 года Рузвельт подписал Закон о социальном обеспечении.

По новому закону от каждого предприятия требовалось отслеживать часы, зарплату и налоги каждого сотрудника, которые должны быть выплачены в фонд социального обеспечения. Затем правительство должно было обработать все эти миллионы отчетов, отследить деньги и отправить чеки тем, кто должен их получить.

Никогда раньше в стране не  было такой гигантской проблемы с обработкой информации. 

В одночасье спрос на табуляторы вырос. Компании, у которых не было машин, хотели купить их немедленно. Правительство тоже нуждалось в них.

И только одна компания могла удовлетворить этот спрос. У IBM были склады, заполненные машинами, запчастями и аксессуарами, и она смогла сразу же нарастить объемы, потому что ее заводы по-прежнему работали и все сотрудники были на местах. А поскольку IBM финансировала исследования и внедряла новые продукты, у нее были лучшие, более быстрые и надежные машины, чем у любой другой компании. IBM выиграла контракт на ведение бухгалтерского учета Нового курса.

Доходы компании подскочили с $19 миллионов в 1934 году до $31 миллиона в 1937 году. В течение следующих 45 лет доходы будут неуклонно расти, поскольку IBM продолжит доминировать в отрасли обработки данных.

Уотсон признавался позже, что он понятия не имел о грядущем новом законе, наложившем огромное бремя учета на бизнес и правительство. Он просто рискнул использовать возможности, которые давал кризис. 

Думает ли о будущем Uber, который только что уволил 14% своих сотрудников, или Airbnb, сокративший 25%, или любая другая компания, которая хочет сэкономить, увольняя персонал?

А о том, почему иммигранты особенно нужны Америке во времена кризиса, мы писали в этой статье.

Еще на эту тему

Трамп играет в гольф и пишет твиты о зубном протезе Нэнси Пелоси

Работа после карантина: переезд, удаленка и роботы

Лучшие вакансии недели для русскоязычных в США — 18-24 мая

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Рубик, помоги
Adblock
detector