Люди без гражданства: мать и сын живут 25 лет в США без документов и не могут вернуться в Россию или Латвию

Вот уже 25 лет Галина с сыном Сергеем живут в США без документов и возможности вернуться домой.

История Галины Шелакиной напоминает сюжет фильма “Терминал”. Главный герой застревает в аэропорту, потому что в его стране произошел переворот и его паспорт теперь нигде не принимают.

Галина не застряла в аэропорту. Она живет в США уже 25 лет, работает уборщицей. И мечтает вернуться домой. Но у нее на руках есть только советский паспорт – и ни одна страна, в которой она раньше жила, не хочет принимать ее обратно. Американских документов у нее тоже нет.

Галина обратилась за помощью к “Рубику”, далее ее история от первого лица.

О жизни в России и переезде в Латвию

Галина поехала с сыном и мужем на работу в Латвию.

Я родилась в Краснодарском крае в 1948 году, где провела все детство, а в студенческие годы переехала в Ростовскую область. Там же поступила в институт, на факультет “Электрические машины и аппараты местного назначения”. Параллельно работала. После учебы вышла замуж, спустя два года родила сына Сергея. Ему сейчас 46 лет.

Нужно было зарабатывать деньги, поэтому пошла работать мастером на завод по производству двигателей для стиральных машин.

Денег, конечно, не хватало. У мужа начались проблемы на работе, он стал выпивать. Ситуация складывалась сложная, на мне же еще был маленький ребенок. Я на время отдала его своим родителям, которые жили на Кубани, а мы с мужем уехали в Латвию. Туда получил назначение муж моей сестры, говорил, что в Латвии легко получить жилье. Сестра нас вызвала – и мы поехали.

По приезде выяснилось, что жилье нам предоставить не могут, поэтому пришлось снимать. Я устроилась на завод электромеханических деталей, мастером. Жили мы в поселке, в 30 минутах езды от Риги.

Привезли сына, но тут у него начались проблемы со здоровьем. То бронхит, то воспаление легких.

Неделями не мог ходить в садик, нужен был глаз да глаз. И я поняла, что работать в полную смену не могу, иначе запущу ребенка. А рядом с нашим поселком пролегала железная дорога. И я решила пойти туда стрелочницей. График очень удобный – ночной. То есть днем я спокойно сижу с Сергеем, а ночью иду работать.

Когда сын поправился, я пошла на завод строительных материалов, сначала в отдел снабжения, потом в отдел энергетиков. Там и работала до 90-х годов.

А потом началась вся эта чехарда с распадом Союза. Национальный вопрос, везде притеснения. Муж потерял работу. Сын закончил училище по специальности “сантехник” и пошел работать на комбинат. Но денег не хватало.

В 1993 году я наткнулась в газете на объявление некой женщины, которая обещала отправить в США на заработки.

Я связалась с ней, заплатила деньги – и она сделала мне письмо-приглашение, благодаря которому я получила визу B-1 (читайте здесь, как получить туристическую визу без всяких посредников).  В Нью-Йорке я провела восемь месяцев, работала где придется. В основном уборщицей.

И тут получила сообщение из Латвии – нас ограбили. К мужу и сыну вломились бандиты,  избили. Все деньги вынесли. Естественно, я сразу же вернулась домой. На руках было $5 000, заработанных в США. Я положила их в крупнейший банк Латвии “Балтия”.

А сама пошла на быстрые курсы по туризму. По моей профессии я работу найти уже не могла, поэтому решила стать гидом. Нам обещали трудоустройство, но в итоге я отдала деньги за обучение – и все. Пришлось идти в бюро по трудоустройству, и там мне нашли работу в супермаркете. Поставили следить за отделом с иностранными продуктами. Я показала себя как очень дисциплинированный сотрудник.

В магазине было принято воровать продукты, я же строго наказала к моему отделу не подходить и ничего не брать.

И сама ничего не брала, разумеется. Начальству я очень нравилась.

Потеряли деньги и бежали в США

Когда банк обанкротился, Галина поехала в США, чтобы заработать деньги, взяв сына с собой.

Так я и работала. А 27 июня 1995 года, в 12 часов дня, в магазин забежал сын начальницы и кричит мне: “Ты в каком банке деньги держишь?”. Я отвечаю, что в “Балтии”.

“Ты не слышала, разве, что твой банк – банкрот?, – спрашивает он. – Беги срочно забирать свои деньги, мы тебя отпускаем”.

Я рванула к банку, а там уже тысячи людей, все оцеплено. Никто из руководства не появляется, только по мегафону вещает. Как я потом узнала, из банка вынесли все деньги, к тому же разнесли сейфы, в которых люди хранили драгоценности. А глава банка сбежал в США.

Я была просто в панике. Все наши сбережения потеряны. Денег нет вообще.

Мы пытались бастовать, добиваться выплат, даже телевидение приезжало, но в итоге все впустую. Я пожаловалась своей начальнице, она жила в США. И та говорит – приезжай, я тебе помогу.

Но без сына я ехать не хотела. Ему тут уже начали угрожать после того ограбления, ведь мы подали заявление в полицию, воров задержали и должны были судить. Я очень боялась, как бы друзья главаря нас не убили.

Мы решили попробовать получить визы вместе. Помогла знакомая, она организовала документы для сына, как будто он еще учится в институте. Вроде как есть связи с родиной.

Сын прошел интервью просто блестяще и получил визу. Мне тоже дали без проблем, так как я уже раньше получала и ничего в США не нарушала. Вот так в октябре 1995 года мы оказались в США. На границе сказали, что едем на Олимпиаду, сын в качестве спортсмена, а я как массажистка. То есть не на работу точно. Визу открыли на три месяца.

Как жизнь в США меня засосала

Уехать из США оказалось не так просто – нужны были деньги то на лечение Сергея, то на помощь сестре.

По приезде в округ Монро, в штате Нью-Йорк, я связалась со всеми знакомыми, с которыми успела завести связи еще в первый приезд в США. Знакомые поляки одолжили деньги на первое время, на них удалось снять квартиру. О том, как снять квартиру в США, “Рубик” писал в этой статье.

Русские посоветовали тут же купить машину, потому что без нее никак. Подсказали, как это сделать – нужно идти в иммиграционную службу и просить SSN без права работы. Это позволяет сдать на права, открыть счет в банке, подключить коммунальные услуги, вроде телевизора. В Нью-Йорке с недавних пор иммигранты без статуса могут получить водительские права, об этом подробнее здесь.

И жизнь в США засосала. Честно, я не думала, что задержусь здесь надолго. Хотела заработать деньги, как в прошлый раз, и вернуться домой. Но тут муж потерял работу и нужно было платить за квартиру в Латвии. Потом сестра связалась с “Гербалайфом” и тоже потеряла все заработанное – нужно помочь. Потом заболела мама, очень серьезно, инсульт за инсультом. Нужны деньги на лекарства.

Я работала не покладая рук, уборщицей у хасидов.

Это страшно тяжелый труд, у них много детей, по 8-13, везде грязь. А убирать нужно только руками, никаких дополнительных средств. Но платили неплохо. И были мной очень довольны, советовали своим родственникам, я обслуживала целые семьи.

Галина работает уборщицей у хасидов до сих пор.

Хасидам я нравлюсь, они очень пекутся обо мне, боятся, чтобы я их не бросила. Сейчас они платят $10 в час. Из них $1 нужно отдать начальнице, которая эту работу нашла для меня. Но это по-божески, я ей благодарна за помощь. Ведь с моим SSN без права работать я бы никуда не устроилась вообще. Разумеется, налоги я платила, первые 12 лет точно. А когда денег стало мало, перестала.

У американцев, конечно, работать лучше. Но чтобы получить здесь место, нужно заплатить.

Так просто эту работу не получить, там целый аукцион. Потому что компания, которая продает тебе эту работу, выдает рекомендации, чтобы тебя точно взяли. Но это того стоит: американцы платят ну очень хорошо, и отношение к тебе тоже доброжелательное.

Мы снимали небольшую квартиру и в целом вертелись, как могли. Сейчас стало сложнее, конечно. Если раньше на $100 мы с сыном могли жить неделю, то сейчас этих денег хватает на пару дней. За студию мы платим $900 в месяц. Душ рядом с кухней, а в метре от кухни – кровать. Крошка просто.

Разумеется, денег, чтобы и жить в США и немного откладывать, а еще и отправлять родственником, не хватает. Сын одно время устроился в местный супермаркет, но однажды ему на работе стало плохо, отвезли в госпиталь. Обнаружили и заболевание щитовидки, и мигрень. Денег уходило очень много на лечение. Я оплачивала счета по возможности, частями.

В итоге мы нашли хорошего врача, еврея из Советского союза. Евреи вообще нам очень помогают здесь. Он даже не берет деньги за прием, выписывает онлайн нам лекарства и даже ищет аптеки, где они стоят дешевле. Очень хороший человек.

Из документов – только советские паспорта

Галина стала просить документы у России и Латвии. – но обе страны отказали.

В итоге из-за болезни Сергей больше не мог работать. Пять лет как мы решились вернуться домой. Но у нас советские паспорта, да еще и просроченные.

Спросите, как так получилось? Да очень просто.

Советские паспорта у нас остались, потому что я забыла обменять их на новые.

Забегалась, замоталась. Не до этого было. А потом выяснилось, что все сроки обмена я пропустила. Мой паспорт был действителен до 1998 года, а Сергея – до 2000 года. То есть когда мы подавали на туристические визы, паспорта были действительны. Поэтому никто не обратил внимание, что это паспорта уже несуществующей страны. Даже не спросил никто, а мы сами и не подумали.

Советский паспорт Галины.

А всплыло все это спустя годы. Латвийское посольство нас не принимает, российское тоже. Кому мы нужны с советскими паспортами?

Брат из России помог найти человека, который обещал нас вывезти на родину. Через круизный лайнер, нелегально.

Но нужно было продать все, что у нас было, так как выезд был скоро. Я быстро продала машину, квартиру пообещала знакомой паре, а также отдала свое рабочее место у американцев. А за день до круиза мужчина исчез. А я без денег, без машины и без работы. Брат помог, выслал деньги на покупку машины.

Поэтому я вернулась к хасидам, там всегда работа есть.

Я пошла к адвокатам, чтобы помогли нас депортировать домой. А те разводят руками – говорят, мол, мы с таким и не сталкивались никогда. Всегда защищали от депортации, а тут люди, наоборот, просят их домой отправить.

Магдалена якобы оформила документы, а на деле просто забрала деньги и исчезла.

Потом я нашла женщину, Магдалену Стопка, которая пообещала помочь оформить трэвел паспорт. Это было в 2017 году. За каждый оформленный документ брала $100. Выкачала кучу денег. Потом попросила еще $200 за подачу заявления в иммиграционную службу. Я дала, получила копию документов и стала ждать. Год ждала, никакого результата. Стала звонить – трубку не берет.

Я пошла в иммиграционную службу, чтобы проверить статус документов. А там отвечают, никто на вас документы не подавал и оплату не делал. Я стала спрашивать, могут ли они меня депортировать. А те говорят – нет, вы же ничего не сделали. Максимум в тюрьму на день посадим, но потом придется выпустить.

Чтобы нас депортировали, нужно совершить какое-то серьезное преступление. И то США сначала свяжется с Россией, готова ли она нас принять. А та не готова.

Я даже мечтала, чтобы Трамп, наконец, посчитал всех нелегальных иммигрантов преступниками, лишь бы домой вернуться. Но он так ничего и не сделал.

Еще предлагали солгать, что мы якобы попали в США через Мексику и документов у нас нет. Но сын отказался, сказал, что это – преступление.

Я стала обращаться в посольства, последний раз в этом году было. Российское даже общаться со мной не хочет. Говорит, вы вообще никто, не гражданка России, уходите. А когда увидели документы из латвийского посольства, с их гербом, так вообще разозлились. Сказали, добивайтесь статуса в США, тогда откроем вам визы и поедете. Я просто расплакалась на этих словах.

Ответ российского посольства на запрос Галины.

Так же отвечает Латвия, где нас в 2011 году лишили кода жителя (это такой идентификационный номер, который присваивается жителям стран Балтии). Сын вырос там, прошел через детский сад, школу, училище, устроился на работу. Он Латвию своей родиной считает.

“Рубик” обращался с запросом по делу Галины. Латвийское  посольство ответило, что не может выдавать конфиденциальную информацию. А российское так и не ответило c 30 ноября, как был отправлен запрос.

Я писала в приемную Путина, но отвечают, как всегда, его заместители. И ответ всегда один – можно получить российское гражданство, если жив один из родителей. А как они могут быть живы? Оба 1919 года рождения, прошли две войны. Папа награжден орденом Красной звезды. Похоронены в России.

У сестры российское гражданство, у племянника. У брата тоже было, но умер в 2019 году, сбила машина. Он только жену успел оттолкнуть и погиб на месте.

Соседи – украинцы, поляки, грузины – все удивляются, как так получается, что нас родная страна не принимает. Знакомые полячки с просроченными паспортами спокойно идут в посольство и получают возможность вернуться домой.

И я ведь не прошу у посольства гражданства. Я хочу, чтобы мне дали документ, удостоверяющий личность.

Чтобы я могла купить билет на самолет и вернуться домой. А там я уже подам на гражданство и буду ждать в порядке очереди. Квартира есть у сестры в Подмосковье. Это я заработала, ей выслала деньги. Стаж у меня есть, на пенсию тоже заработала. Почему я не могу вернуться домой?

“Мы просто хотим домой”, – говорят Галина и Сергей.

Мы не бродяги, не преступники. Всегда честно работали. И попали в такую ловушку. А недавно я вообще расстроилась – Путин подписал указ о выдаче гражданства детям, которые родились в Афганистане от матерей, которые выехали к мужьям-террористам. Сноудену собираются дать гражданство. А мы кто для родной страны? Изгои. Инопланетяне.

Еще на эту тему

Трамп разрешил поездки из Европы и Бразилии. Но Байден может все отменить

Мужчина три месяца прожил в аэропорту, потому что боялся ковида

Украденный ноутбук Нэнси Пелоси хотели продать спецслужбам России: версия

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию