15 сентября 2020

Кто платит за лечение от Covid-19? Это зависит от вашей страховки

Несмотря на федеральную программу защиты, многим пациентам приходится оплачивать счета. Фото: WSJ

По всей Америке людям приходят счета за лечение Covid-19.

И, несмотря на федеральную систему безопасности, созданную как раз для того, чтобы защитить американцев от таких финансовых сюрпризов,  некоторым приходится платить огромные суммы из своего кармана. 

О том, что больницы могут засудить вас за неоплаченные счета, даже если вы лечились от коронавируса, «Рубик» писал в этой статье.

Конгресс разработал систему экстренной медицинской помощи, чтобы обеспечить бесплатное тестирование и помочь незастрахованным американцам избежать больших больничных счетов за лечение от коронавируса. Но большинство крупных страховых компаний так или иначе отказались участвовать в этих затратах.

Поэтому некоторым пациентам, например участникам программы Medicare, не имеющим дополнительной страховки, все равно отказывают в оплате. Не говоря уже о незастрахованных.

В других случаях больницы по ошибке выставляют счета застрахованным пациентам напрямую.

К тому же, существуют разногласия по поводу того, являются ли определенные виды лечения прямым результатом диагноза Covid-19, а не чего-то другого.

«Здесь много неразберихи, и многим пациентам приходится бороться с трудностями, – говорит Джек Ходли, исследователь из Института политики здравоохранения Джорджтаунского университета. – То, что пыталось создать правительство, – это своего рода “лоскутная” система».

Издание Wall Street Journal после опросов десятков пациентов с Covid-19 определило четыре ключевые группы, которые по-разному испытывают финансовые последствия инфекции.

Незастрахованные

Джонатан Перез должен оплатить часть расходов из своего кармана. Фото: WSJ

Джонатан Перез заболел в конце июня. 31-летний ветеран морской пехоты, проживающий в Гувере, штат Алабама, работал администратором офиса в некоммерческой организации и недавно был уволен. У него, как и у 28 миллионов других американцев, не было медстраховки.

Джонатан провел неделю в Баптистском медицинском центре Шелби в Бирмингеме на аппарате искусственной вентиляции легких (ИВЛ).

После этого у него опередили чрезвычайно высокий уровень повреждения легких и проблемы с дыханием. Теперь он выгуливает своих собак трижды в день, пытаясь хоть как-то восстановить дыхательную систему.

Джонатан подал заявку на финансовую помощь через биллинговый отдел больницы, и его заверили, что расходы, которые составили около $55 000, будут покрываться за счет средств, выделенных Конгрессом по Закону CARES. Там предусматривается $175 миллиардов именно на расходы по лечению незастрахованных.

Тем не менее Джонатан получил счета на $876 за последующее наблюдение и рентген грудной клетки, которые ему нужно оплатить самостоятельно. Друг организовал кампанию на GoFundMe, чтобы покрыть эти расходы.

Перез говорит, что благодарен за федеральную помощь, но считает, что «было бы здорово, если бы каждому, независимо от его ситуации, полностью оплатили бы его счета». Хотя, по словам Джонатана, даже если бы ему пришлось заплатить $100 000 или больше из своего кармана и он увяз бы в долгах, это все равно того стоит: «Ведь у тебя всего одна жизнь».

Некоторые бенефициары Medicare

У Дон Кристенсен нет дополнительной страховки помимо Medicare. Фото: WSJ

Шесть миллионов американцев, охваченных программой Medicare (для пожилых людей и инвалидов), но не имеющих дополнительных страховых планов для покрытия доплат и рецептурных лекарств, «являются людьми, которые больше всего подвергаются риску катастрофических расходов на медуслуги», – говорит Триша Нойман из Фонда семьи Кайзер.

До пандемии 52-летняя Дон Кристенсен и ее муж жили вполне комфортно в Сафферне, штат Нью-Йорк, с семейным доходом около $85000. Она вела оздоровительные занятия для пожилых людей, муж работал помощником менеджера в отеле Hilton в Нью-Йорке. Двое их сыновей, 6 и 15 лет, учились в местных католических школах.

Дон заболела коронавирусом в марте. Сначала она пыталась лечиться дома, но когда почувствовала себя совсем плохо, обратилась в отделение неотложной помощи.

Ей сделали эхокардиографию и прописали стероиды, бета-блокаторы, антибиотики и противовоспалительные препараты.

Ее муж потерял работу в июле, а Дон до сих пор не оправилась от болезни настолько, чтобы вернуться к работе. Семья получает $4400 в месяц в виде пособий по безработице и инвалидности. Женщине пришлось забрать своего младшего сына из католической школы, потому что его обучение стало для семьи слишком дорогим.

Поскольку Дон страдает синдромом Элерса-Данлоса, редким заболеванием соединительной ткани, она имеет право на участие в программе Medicare с 1999 года. Однако у нее нет дополнительной страховки, которую большинство получателей Medicare используют для покрытия лишних расходов.

Ее счета за лечение, связанное с Covid-19, составили $9500, а сумма, которую она должна покрыть из своего кармана, –  более $4000.

Ей не оплачивают рецептурные лекарства в рамках программы части D Medicare, а доход ее семьи слишком высок, чтобы она могла претендовать на участие в программе Medicaid.

О том, сколько денег из карманов налогоплательщиков потратила на себя чиновница, возглавляющая программы  Medicare и Medicaid, «Рубик» писал в этой статье.

«Отсутствие дополнительной страховки и стоимость выписанных лекарств серьезно ухудшили наше финансовое положение», – говоритКристенсен.

Традиционные планы Medicare «не имеют некоторых средств защиты, которые должны быть в современных условиях», – говорит Кейтлин Донован, старший директор Национального фонда защиты интересов пациентов.

«Заболевания, возникающие в связи с Covid-19, по своему характеру не отличаются от заболеваний, которые существуют постоянно, – объясняет Кейси Шварц, старший советник Центра прав Medicare. – Они просто поражают больше людей одновременно».

Бенефициары Medicaid с низким доходом

Кайша Бьюкенен и ее 5-летний сын. Фото: WSJ

По словам Донован, теоретически? пациенты, застрахованные через Medicaid, государственную программу медицинского страхования для 72,5 миллионов американцев с низким доходом, вообще не должны платить за лечение Covid-19.

«Система здравоохранения продолжает работать так, как и предполагалось для пациентов Medicaid, но многие из них потеряли работу, – объясняет Донован. – Для них это, скорее, проблема общей безопасности».

Кайша Бьюкенен, 29-летняя учительница из Флинта, штат Мичиган, попала в реанимацию в мае из-за проблем с дыханием после заражения Covid-19. Другие тесты показали проблемы с сердцем, кровяным давлением и почками.

Кайша, одинокая мама 5-летнего сына, зарабатывает около $18 000 в год. К тому же она страдает от диабета 2 типа и гипертонии. В течение трех последних лет у Кайши есть Medicaid.

«По большей части мне измеряли давление. Врачи так и не объяснили, что со мной было», – говорит Бьюкенен.

Через несколько недель после выписки из больницы Мишель получила письмо, в котором говорилось, что она ничего не должна за лечение.

В соседнем округе Окленд за пределами Детройта в начале апреля наблюдался всплеск случаев заболевания. Это привело к тому, что 20 392 человек стали участниками программы Medicaid – то есть на 11% больше, чем было в начале года. В основном люди регистрировались в программе, потеряв работу и доход.

«Medicaid в разгар пандемии очень важен», – говорит Дебби Бринсон, исполнительный директор Honor Community Health, клиники, обслуживающей малообеспеченных пациентов в Понтиаке, штат Мичиган.

Владельцы частных страховок

Госпитализация Мишель Вернеззе продолжалось 52 дня. Фото: WSJ

По статистике, около двух третей американцев в возрасте до 65 лет имеют частную страховку через работодателя.

В начале мая Мишель Вернеззе, 43-летняя медсестра из Бристоля, штат Висконсин, проснулась с лихорадкой, болью в горле, сухим кашлем и ломотой в теле.

Муж отвез ее в медицинский центр «Аврора» в соседнем Кеноше.

Мишель практически не помнит последовавших за этим 25 дней.

Из-за Covid-19 у нее развилась вторичная бактериальная инфекция, которая поразила ее легкие, почки, сердце, поджелудочную железу и иммунную систему, доведя количество лейкоцитов до критически низкого уровня и вызвав внутренние кровоизлияния.

Она была помещена в искусственную кому и подключена к аппарату ИВЛ на 16 дней, провела 30 дней в реанимации и ей трижды переливали кровь. Затем в течение нескольких недель она была подключена к диализному аппарату – 24 часа в сутки. Всего ее госпитализация длилась 52 дня.

Что касается счетов, то Мишель, мать четверых детей, считает, что ей крупно повезло.

Ее «встреча с коронавирусом» стоила более $836 000.

А ее собственные расходы составили $602,66. Это доплата за прием инфекциониста и за эхокардиограмму. Все остальное покрывает ее страховая компания.

«Когда я смотрю на счет, я думаю, что они спасли мне жизнь», – говорит Мишель.

По оценкам отраслевой группы America’s Health Insurance Plan, затраты страховщиков на лечение Covid-19 составят от $30 до $547 миллиардов в течение двух лет.

Еще на эту тему

Президент Трамп назначил Эми Барретт на должность судьи Верховного суда

Налоговые декларации Дональда Трампа перестали быть секретом

Срок пребывания по студенческим визам могут ограничить двумя годами для граждан 59 стран

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию
Adblock
detector