Что такое cancel culture, и почему и знаменитости, и иммигранты страдают от нее

Многие знаменитости стали жертвой cancel culture. Фото cnn.com

В американском обществе сейчас все чаще действует негласный свод правил о том, как нужно себя вести, чтобы не прослыть расистом, сексистом, гомофобом, убийцей младенцев, антифой, русским троллем и так далее (“догма” зависит от конкретного коммьюнити, штата).

Тех, кто открыто выражает взгляды, которые не соответствуют неформальным правилам, ждет cancel culture – “культура отмены”, или “кенселинг”. Это когда виновника  в “инакомыслии” публично порицают, выгоняют с работы, публикуют его личную информацию на обозрение общественности, отказываются от его услуг или товаров, оставляют плохие отзывы и многое другое. Короче, вычеркивают из общества или “наказывают рублем”. Делается это не работодателем и не с помощью правоохранительных органов (потому что формально человек не нарушает никаких законов), а как бы за счет “давления товарищей”. 

Как может выглядеть такое давление?

Вот три примера.

“Я недавно покинула группу в Facebook, где собирались жители город Вестпорт. А все потому, что администраторы используют эту площадку для продвижения политической повестки дня. При этом утверждая, что нельзя размещать посты на политические темы. Недавно в группе объявили, что у админов можно купить значки на лужайку с символикой Black Lives Matter. Я вежливо спросила, есть ли у них значки с All Lives Matter (“все жизни важны” – о том, почему эта фраза обычно критикуется, читайте здесь). Мой комментарий удалили. Более того, в личных сообщениях люди стали не просто писать гадости, но и угрожать мне. Я приехала в США из коммунистической России, где такое поведение даже поощрялось. Нельзя, чтобы США переняли это. Потому что когда нет разных мнений, это начинает походить на коммунизм”, – рассказывает адвокат Ирина Ласт. 

Адвокат покончила с собой из-за буллинга. Фото Facebook

“В одной из групп для женщин-адвокатов милая женщина по имени Рокки разместила пост. В нем она попросила совет, что делать с помощниками (паралигалами), которые на своих личных страницах размещают не совсем корректные посты. То есть увольнять она их не хочет, потому что работают хорошо, а свое мнение высказывают в личное время на страницах, не связанных с юридической фирмой, и вообще штат консервативный. В ответ получила сотни злобных комментариев. Люди называли Рокки расисткой просто за то, что она сразу не уволила помощников. Ее имя добавили в группу по “культуре отмены” – там можно пожаловаться на кого угодно, и участники начнут координированный буллинг. Рокки этого не выдержала. Спустя две недели она покончила с собой”, – рассказала адвокат Марина Шепельская. 

“Муж в личной переписке с одним из его знакомых высказал своё мнение о Black Lives Matter, что он лично ничего плохого чернокожим не сделал и виноватым себя не чувствует. И отвечать по всей строгости закона должен тот полицейский, который совершил убийство, а не все белые теперь должны вставать на колени и испытывать чувство вины за то, что лучше живут. И что если мятежникам скоро будет мало этих публичных извинений и преклонений, что если они скажут отдать им всё, что они захотят, что бы чувствовать себя счастливыми: дом, машину, твою девушку и в целом своё место в этой жизни..  Знакомого это дико возмутило. Он назвал мужа расистом. А буквально через пару минут выложил скриншот их личной переписки в какие-то группы в соцсетях. И на мужа сначала посыпались гневные сообщения, далее были звонки на его личный номер и негативные сообщения с угрозами: как же он может нормально жить и спать. Не страшно ли ему. Что должен ходить и оглядываться. А на следующий день на электронную почту компании, на которую работает муж, пришло письмо от якобы униженного и оскорбленного клиента с обвинением моего мужа в расизме и просьбой не оставлять это безнаказанно и уволить его. Слава Богу, все обошлось, менеджер компании просто уточнила детали конфликта и все. Для компании было важно, чтобы эти агрессивные люди никак не влияли на имидж фирмы, остальное не имеет значения. Все закончилось благополучно, но пару дней мы жутко волновались”, – рассказала читательница “Рубика” Юлия.

Жертвами кенселинга становятся журналисты, ученые, писатели, ученые и общественные деятели (в том числе Джоан Роулинг, автор Гарри Поттера). Многие из них (кстати, и российский гроссмейстер Гарри Каспаров, который иммигрировал в США после преследований из-за его политического мнения на родине) написали коллективное открытое письмо, где указали, что культура отмены просто “закрывает рот неугодным”, не дает даже возможности вести цивилизованный диалог. А именно диалог и может что-то изменить в обществе. 

Ты ко мне добр, но твои взгляды мешают мне работать

Письмо было опубликовано на сайте Harper’s magazine, и его подписали 150 человек. Среди них Джоан Роулинг, Маргарет Этвуд (автор “Дневника служанки”), икона феминистического движения Глория Стайнем, журналист CNN Фарид Закария (его считают специалистом по международным отношениям), лингвист Ноам Хомский и многие другие. Большинство подписантов – весьма известные люди с либеральными взглядами.

В письме они указали, что реформа полиции должна быть, а протесты – оправданы. И равенство – это правильно. 

Однако, новые нормы и установки создают “опасную среду”, в которой очень страшно высказывать свое мнение. Терпимости больше нет – неосторожные слова могут стоить вам карьеры. Никто не станет вести с вами диалог,  не даст возможности объяснить нюансы вашей точки зрения. Вас просто “отменят”. 

“Свободный обмен информацией и идеями, на чем должно строиться либеральное общество, с каждым днем становится все более ограниченным. У нас появилась цензура и молниеносное наказание. Редакторов увольняют за статьи на спорные темы; журналистам нельзя писать о том, что им хочется; руководителей крупнейших компаний снимают с постов за ошибки прошлого. Деятели культуры боятся лишиться средств к существованию, если не поддержат общественное мнение. И даже если поддержат недостаточно активно. Это удушающая атмосфера. Если хотите устранить “плохие” идеи, их нужно обсуждать, вступать в диалог и доказывать свою правоту. А не замалчивать эти идеи, просто убирая из общества “неугодных” распространителей. Мы отказываемся выбирать между справедливостью и свободой, ведь они не могут существовать друг без друга. Нам необходимо сохранить возможность диалога без последствий для карьеры”, – сказано в письме. 

Письмо активно стали обсуждать консервативные СМИ, в том числе Fox News. От либеральных коллег на “подписантов” полилась критика – и они, естественно, тоже стали мишенями для “cancel culture”.

Так, одним из авторов письма был редактор либерального издания Vox.com Мэтью Иглесиас. Его коллега, транс-женщина Эмили ВанДерВерфф, написала работодателю письмо, где рассказала, как ей некомфортно стало работать в Vox. 

“Мэт имеет, конечно же, право на свое мнение, и я знаю, что ход его мыслей намного более неординарный, чем можно предположить из того факта, что он письмо подписал.  Он всегда был очень добр ко мне и часто публично поддерживал мои работы, за что я ему очень благодарна”, – пишет Эмили. Но, продолжает она, добрый Мэт подписал письмо, под которым подписались и нехорошие люди, “ведущие анти-транс глашатаи”. Поэтому из-за того, что сделал Мэт, транс-женщина Эмили “не чувствует себя в безопасности в Vox”, и ей стало “сложнее работать”.

Даешь борьбу с расизмом через систему уравнений! 

Физик Лоуренс Краусс жалуется, что сейчас наука уже не та, что раньше. Фото medium.com

Страдают и ученые. Их работы могут убрать из ведущих журналов, конференции отменить, лишить грантов. Все потому, что их мнение отличается от нужного. 

“Ученые не решаются противоречить верховодящим в науке группам и видят, что происходит с теми, кто решается. Они видят, как исследователи теряют финансирование, если только не могут объяснить, как их исследовательские программы будут искоренять системный расизм или сексизм – требование к запросам на финансирование исследований, которое теперь выдвигают те, кто предоставляет гранты”, – говорит физик Лоуренс Краусс в своей статье в Wall Street Journal. По его словам, точные науки раньше отличались от гуманитарных тем, что мерилом хорошей работы были исследования, факты, научные открытия, а не политические взгляды. Однако теперь это не так. 

Он приводит примеры нескольких ученых, которые подверглись “кенселингу”.

Так, в Университете штата Мичиган (MSU) в жернова попал вице-президент по исследованиям, физик Стивен Сю. Его “преступления” –  проведение исследований в области вычислительной геномики. Его интересовало, как генетика связана с когнитивными способностями. По мнению оппонентов, это – евгеника. Его также обвинили в том, что он поддержал исследования статистики применения полицейскими оружия, и эти исследования не совсем поддерживали идею расовой предвзятости полиции. В течение недели президент университета заставил физика Сю уйти в отставку. Его соавторы и люди, чьи научные работы поддерживал Сю, отозвали публикации из страха тоже попасть под кенселинг.

В Принстоне более 100 преподавателей написали письмо президенту с предложениями “положить конец институционализированной иерархии”. Письмо включало предложение создать специальную комиссию, которая бы “контролировала, расследовала и подвергала дисциплинарному воздействию случаи расизма, при этом «расизм» бы определялся другой факультетской комиссией, и требовал от каждого факультета, включая факультеты математики, физики, астрономии и других наук, учреждения премии за диссертацию, которая бы каким-то образом была «активно антирасистской или расширяющей наше представление о свойствах расы в нашем обществе”.

Короче, теперь физикам лучше не исследовать черные дыры, мало ли.

Cancel culture – хорошо забытое старое

Советского физика и диссидента, осуждающего ввод советских войск в Афганистан Андрея Сахарова лишили всех премий. Фото gazeta.ru

Термин стал популярным в июне 2020 года, хотя “культура отмены” существует уже давно. Она обычно включает в себя попытку лишить “неугодного” его платформы – тут же появляются призывы отписаться от аккаунта человека, бойкотировать его проекты. Также можно подписать петицию, чтобы человека уволили (но обычно хватает просто гневных комментариев) или даже привлекли к уголовной ответственности. 

Впервые активно “отменять” стали в 2017, когда произошел скандал с Харви Вайнштейном.

Многие знаменитости были обвинены в домогательствах, и им даже не давали возможность оправдаться. Актер Кевин Спейси до сих пор не может продолжать карьеру, хотя суд его признал в итоге невиновным. Его даже вырезали из фильма “Все деньги мира”, заменив на другого актера. Выступления комика Луи Си Кея тоже отменили практически сразу. 

Из-за несогласия потакать общественному мнению и писать только о том, что вписывается в “политику партии”, из New York Times уволилась колумнист и редактор  Бари Вейс. Она заявила, что издание не позволяет высказывать разные точки зрения, и таким образом не дает людям возможность самим выбирать, на какую сторону встать. 

“Нужно угождать. Подстраиваться. Никаких непопулярных мнений. Меня называли расисткой и нацисткой за то, что я хотела это исправить”, – говорит Вейс. 

Нашим иммигрантам, которые жили в СССР, эта ситуация не может не напоминать о преследовании инакомыслящих при советской власти. Параллель очевидна – тогда тоже была “генеральная линия”, которая определяла, что можно говорить, а что нет. Крамольные мысли можно было высказывать только в кругу очень близких людей, которым доверяешь (желательно во время ночных кухонных посиделок). Так же, как и в “культуре отмены”, существовали запретные темы. И тот, кто все-таки рисковал высказывать свое мнение, заканчивал, как правило, жизнь в психушке. Карательной психиатрией убедительно “лечили” всех несогласных.

Писатели, режиссеры, журналисты, ученые и другие публичные люди тогда тоже ходили буквально по лезвию бритвы – в любой момент их могли привлечь, осудить, уволить, начать травлю и полностью разрушить их жизнь (в лучшем случае) и посадить, упрятать в психушку или довести до самоубийства – в худшем. Даже на обычных людей (неугодных коллег, соседей, родственников) летели “наверх” миллионы доносов-анонимок.

После развала Советского Союза люди стали высказывать свои мнения более свободно, однако сейчас, возможно, иммигрантам стоит вспомнить установки родителей, которые всегда боялись “сказать что-то не то” и поплатиться за это. 

Это не вечно так будет

Джоан Роулинг не потеряла карьеру, хотя скандал был громкий. Фото nationalgeographic.co.uk

Хорошие новости заключается в том, что, скорее всего, это временное обострение пройдет после выборов, кто бы на них ни победил. К тому же “культура отмены” носит временный характер, люди в эпоху ограниченного внимания быстро переключаются на что-то новое. 

Так, Джоан Роулинг, которая подписала это коллективное письмо, недавно тоже стала жертвой “культуры отмены” – из-за неудачной шутки о трансгендерах. Об этом “Рубик” писал в отдельной статье. Но в итоге она не потеряла карьеру. Ее никто не уволил с поста сценариста “Фантастических тварей”. 

Иногда можно ситуацию общественного давления повернуть в свою сторону.

Сделать лимонад из этих лимонов, как говорят американцы. К примеру, комик Луи Си Кей, хоть и потерял контракт с Netflix после “некорректных высказываний”, сумел запустить свое собственное стендап-шоу. Зрителям нельзя пользоваться телефонами в зале и вообще снимать выступление комика. Сам же он продолжает шутить на острые темы, просто для “избранных”, купивших билеты. И аудитория не пустеет. 

Авторы: Александра Ростовецкая, Катерина Панова, Ирина Демидова

 

Еще на эту тему

«Борат 2»: объяснение пранков Саши Коэна, в том числе над Руди Джулиани – и ответа Трампа

За три пропущенных Zoom-урока ребенка могут арестовать: новый закон Калифорнии

Вторые дебаты кандидатов в президенты: Украина, Россия и взаимные обвинения в коррупции

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию
Adblock
detector