2 апреля 2020

Коронавирус и кормление ребенка: украинка болеет в Массачусетсе

Соломия несколько дней лежала в больнице с коронавирусом. Фото из личного архива

Соломия из Массачусетса неделю болела дома, прежде чем попасть в больницу. Она, ее муж и 7-месячный сын заразились коронавирусом, но только у Соломии появились осложнения, из-за которых пришлось лечь в больницу в городе Спрингфилд.

Соломии 29 лет, она переехала в США из Украины два года назад. Сейчас она воспитывает трех детей. “Рубик” приводит ее рассказ от первого лица. 

Сначала у всех нас просто была высокая температура. Поехали в поликлинику. Там посоветовали сбивать температуру, и мы неделю сбивали дома. Потом снова позвонили врачу, и нам сказали ехать в Emergency Room [скорую помощь]. Там взяли анализ и на второй день подтвердили коронавирус у меня, мужа и маленького сына (7 месяцев). 

В магазин ходила в маске, все дезинфицировала. В магазине пользовалась салфетками и старалась держаться подальше от людей.

Когда мы приехали в скорую, нам всем четверым выдали маски: две взрослым и две детям. Медработники все в полной защите. Нас разместили в отдельной палате в приемном отделении и каждый раз, когда к нам заходил кто-то из медработников, то надевал специальные средства защиты (одноразовый халат и маску с защитой для глаз). При выходе они это снимали и выбрасывали. 

У меня коронавирус дал осложнения, и поэтому меня положили в больницу. Люди без осложнений сидят дома и пьют жаропонижающие таблетки. Мы тоже это делали целую неделю, а потом у меня началась одышка. 

В больнице я уже пятый день. 

Муж и дети сейчас дома. Мужу дали антибиотики, потому что обнаружили пневмонию. Ребенку сказали давать только лекарства от температуры. Сейчас они уже здоровы. Дети быстрее выздоравливают от коронавируса. 

Малыш болел, и я волновалась: “Как муж с ним справится?”. Я кормлю грудью и попросила в больнице сцеживатель молока. Сцеживаться было очень сложно, кружилась голова. Я делала это утром и вечером, и это было большое испытание. Потом нужно было, чтобы кто-то забрал это молоко, а мужу тоже было плохо. Поэтому я написала в группах в вайбере, попросила о помощи. Спасибо тем, кто помог и забирал молоко, жертвуя своим временем. 

Медсестры говорят, что у нас в основном болеют славяне. 

Ночью со второго на третий день мне подключили дополнительный кислород, потому что очень было трудно дышать. Сейчас я уже сама дышу, без трубок, но еще кашляю. 

Теперь в основном делаю ингаляции, мне ставят капельницы с антибиотиками. Из таблеток дают только тайленол, это обезболивающее. 

Врач сказала, что уже пора домой, но пока не говорила о том, что делать дальше. Возможно, надо будет продолжать делать ингаляции. 

Но мне еще нужно немного выздороветь. Еще не совсем могу ходить, голова кружится, слабость. Но уже все плохое позади. 

Пока у меня пневмония. Недавно делали рентген, и он был такой же, как и тогда, когда я поступила в больницу. Поэтому нужно еще лечить легкие. 

Тяжело, когда ты в больнице, а дети – дома. И понимаешь, что хочешь домой, к малышу, который засыпает без тебя. Эмоционально тяжело. 

У меня есть государственная страховка MassHealth [программа соцпомощи в Массачусетсе, в которую входят Medicaid и CHIP]. Но, возможно, придется доплачивать – этого никто не знает. Через несколько дней может прийти счет. Но я в этом госпитале рожала, и все расходы тогда покрыла страховка. 

Не ходите никуда. Ни на маникюр, ни на стрижку. Друзья, дни рождения – забудьте об этом. Коронавирус – это страшная штука. Ты не знаешь, выздоровеешь или нет. И понимаешь, как это классно – быть здоровым. Цените, что вы здоровы. 

Оставайтесь дома. Берегите себя, берегите родных. 

Видео Соломии из больницы на украинском языке смотрите здесь

Читайте истории медсестры Светы из Бруклина и россиянки из Флориды, которые тоже заболели коронавирусом. 

Еще на эту тему

Индустрия секс-услуг на карантине: риск против денег

Трамп играет в гольф и пишет твиты о зубном протезе Нэнси Пелоси

Работа после карантина: переезд, удаленка и роботы

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Рубик, помоги
Adblock
detector