Убежище для ЛГБТ — как получить его в США

Представители ЛГБТ-сообщества могут претендовать на убежище, если есть страх возвращения на родину из-за их ориентации. Фото nbcnews.com

США c 1994 года признаёт преследования по признаку сексуальной ориентации как основание для предоставления политического убежища. В качестве такого преследования признаётся вред, наносящийся либо правительством, либо лицами, которых правительство не может или отказывается контролировать.

Как адвокат, я периодически отвечаю на вопрос «как же будут проверять на интервью принадлежность к ЛГБТ?». Хочу отметить, что любое решение по вашему иммиграционному делу остается на усмотрение офицера. Как и по другим категориям, которые обращаются за политическим убежищем в США, нет списка определенных доказательств, которые необходимо продемонстрировать на интервью. Вы приносите все то, что подтверждает страх возвращения в страну, откуда вы приехали, а также вашу принадлежность к ЛГБТ.

Рубрика «иммиграция» выходит при поддержке иммиграционного адвоката Елизаветы Саморуковой. Связаться с ней можно по телефону +1 (954) 374-9330, WhatsApp, Viber: +1 (786) 444-1284 или мейлу Elizabeth@eslawintl.com, а также через сайт.

Чаще всего, иммиграционные офицеры просят рассказать о своих прошлых романтических отношениях. И здесь все уже зависит как от самого человека (готов ли он детально поведать о своей сексуальной жизни), так и от офицера (насколько его будут интересовать очень личные подробности).

Хотелось бы отметить, что в присутствии третьего человека – адвоката – вопросы все же скромнее.

С клиентами, которые подают на политическое убежище по этой категории, мы обычно готовимся заранее, подбираем весомые доказательства. Некоторые из них приезжают в США парами, регистрируют союз, демонстрируют доказательства семейной жизни – страховку, арендованное жилье, совместные путешествия, участие в мероприятиях ЛГБТ-направленности.

При подаче на политическое убежище из России у нас есть очень весомый аргумент – закон, принятый в 2013 году, о «гей-пропаганде,» который без сомнения дискриминирует права представителей ЛГБТ в России. Не так давно в моей практике был случай, когда при отсутствии фактов преследования в прошлом мы смогли доказать потенциальную опасность в будущем при наличии этого закона.

Надпись на табличке: «Только для гетеросексуалов». Фото aclu.org

Нетрадиционная пара из России обратилась ко мне, чтобы я представляла их интересы при подаче на политическое убежище. Было подано заявление от лица только одного из них, и это происходило еще во время бэклога – длительных сроков обработки заявлений и назначений интервью. Второй же молодой человек (не петиционер) был вынужден временно вернуться в Россию для прохождения медицинского лечения, несмотря на серьезные риски того, что его могут не впустить в США во второй раз. К счастью, все обошлось, а вот в январе 2018 года вступило в действие изменение о порядке проведения интервью. Получилось, что возвращавшийся в Россию супруг находился в США чуть меньше года, и у нас была возможность отправить заявление уже от его имени. Интервью было пройти несложно, с доказательствами вопросов не было, так как ребята активно участвовали в жизни ЛГБТ-сообщества в России: посещали конференции, выступали на них с докладами, оказывали помощь в организации ЛГБТ Олимпийских игр, писали многочисленные письма политикам о защите прав ЛГБТ в России и пересмотре законов. Так как один из них получил «белую карту» как беженец, то его супруг через несколько месяцев уже «воссоединился» с ним, как близкий член семьи, даже не доказывая фактов преследования.

Одна клиентка пришла ко мне, по ее мнению, с совершенно пустым кейсом – ее не избивали за сексуальные предпочтения, не сажали в тюрьму, не отказывали в работе. Но при детальном обсуждении было выяснено, что неоднократно поступали угрозы изнасилования, с целью «показать мужскую силу». Мы обсудили с ней, что угрозы тоже могут считаться своего рода притеснением, так как в США нет известного в странах бывшего СССР принципа «нет тела – нет дела». В итоге, девушка получила убежище и сейчас спокойно живет и работает, не защищая ежедневно свое право на сексуальные предпочтения.

Примечательно, что не всегда нужно являться членом ЛГБТ-сообщества, чтобы претендовать на убежище на этом основании.

Приведу пример из своей практики. Очень ухоженный, стильно одетый молодой человек, получивший хорошее образование в зарубежном университете. Когда он вернулся в свою страну после обучения, его пырнули ножом на улице, при этом высказав в грубой форме мнение о том, что этот молодой человек, по всей вероятности, является лицом нетрадиционной сексуальной ориентации. Хочу отметить, что он не принадлежит к ЛГБТ, но таковым его видели окружающие в его стране – это важно! В среде иммиграционных адвокатов это понятие называется «вмененный» (imputed). То есть imputed membership in LGBT тоже может быть вариантом для подачи и получения убежища в США.

Для гомосексуальных пар в браке требования к доказательствам отношений такие же, как и у всех. Фото brstatic.com

Один из очень часто задаваемых мне вопросов: можно ли подать на грин-карту (грин-кард) по гетеросексуальному браку, если ранее просили убежище на основании принадлежности к ЛГБТ. Вопрос очень непростой, и самой первый шаг в анализе данной ситуации – это определить, была предоставлена ложная информация на каком-либо этапе иммиграционного процесса, и даже до него (например, при подаче заявления на визу в консульстве США). Затем необходимо определить причину такого «несоответствия», и если есть основания его объяснить (например, с помощью заключения психотерапевта, показывающего, как перенесенные в прошлом травмы могли сказаться на интерпретации своей сексуальности в той или иной момент времени), то можно, оценив все риски, подавать документы по новой категории.

Хотелось бы отметить, что ЛГБТ не самая простая категория для политического убежища, и я очень не рекомендую считать себя «самым умным» и ставить на «несколько лошадей» — претендовать на убежище, жениться и подать кейс по браку, а потом уже смотреть, какой вариант окажется «рабочим». При таком хаотичном движении бывает очень сложно расчистить все ошибки, так как каждая категория предусматривает разные условия и процессы.

 

 

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Анна Мореас
Автор |
иммиграционный юрист из Лос-Анджелеса

Translate »