Поступить в престижные колледжи все труднее. Фото: businessinsider

SAT-тесты на продажу: колледжи покупают данные по 47 центов за студента

Поступить в престижные колледжи все труднее. Фото: businessinsider

Джори Джонсон прошла тест SAT в старшей школе, а через некоторое время получила приглашения из Университета Вандербильта,  Стэнфорда, Северо-Западного университета Нортуэстерн и Чикагского университета. Предложения известных  университетов заинтересовали ее, и она отправила заявки в каждый из них. Через несколько месяцев девушка получила отказ из этих и трех других колледжей, которые тоже приглашали ее.  “Почти все отказы пришли в один и тот же день, – рассказала Джонсон.  – Я сидела перед своим компьютером и плакала”.

Зато университетам, которые отправили приглашения, личная информация, полученная от Джонсон и тысяч других старшеклассников, принесла весьма ощутимую пользу. Колледжи стараются подняться в национальных рейтингах и улучшить репутацию, публикуя данные о том, как много студентов выбирают их. Они без всяких причин  отклоняют заявки тысяч кандидатов, даже не проверяя, есть ли у этих подростков какие-то шансы для поступления.

По сути, старшеклассники становятся просто пешками в их игре.

Совет колледжей – это  Нью-Йоркская некоммерческая организация, которой принадлежит идея SAT – единого теста, разработанного для “выравнивания” шансов студентов из разных школ при поступлении в колледжи.

Как выбрать хорошую школу в США, чтобы получить потом высокие баллы за SAT, “Рубик” писал в этой статье.

Но оказалось, что SAT можно использовать в качестве основы для другого бизнеса: продажи университетам личной информации старшеклассников. “Раздутое” число подавших заявки и получивших отказ создают ореол исключительности и небывалой востребованности колледжей, что заставляет студентов и их родителей тратить больше денег и времени на подготовку к экзаменам.

По федеральным данным, показатель приема в Университет Вандербильта снизился с 46% в 2002 году до 11% в 2017 году. Число поданных заявок  выросло более чем в три раза за тот же период. “Наш университет серьезно относится к конфиденциальности данных”, – заявил Дуглас Кристиансен, декан приемной комиссии Университета Вандербильта и бывший председатель попечителей Совета колледжей.

“Гонка за статусом” создает атмосферу нервозности в семьях семей, которые придают большое значение поступлению в элитные колледжи. Это стало причиной скандала с мошенничеством при поступлении, которое было раскрыто в марте этого года. В его центре оказались некоторые знаменитости и советник колледжа Уильям “Рик” Сингер, который за большие взятки помогал абитуриентам из богатых и знаменитых семей поступать в престижные университеты обманным путем. Он признал себя виновным в подкупе тренеров колледжа и создании ложных спортивных резюме, помогающих богатым подросткам набирать необходимые для поступления баллы. Он также помогал абитуриентам проходить тесты SAT мошенническим путем. 

Уильям Рик Сингер признался в мошенничестве с поступлением в престижные колледжи. Фото: wsj

Тем не менее, представитель Совета колледжей Захари Голдберг сказал, что лишь менее 1% тестов SAT были отменены в прошлом году из-за подозрений в мошенничестве,  и добавил, что Правление “значительно увеличило усилия по обеспечению безопасности в последние годы”.

Около четверти колледжей США перестали требовать SAT или ACT для поступления. Находящаяся в Лос-Анджелесе группа по защите гражданских прав выступает за отмену этих испытательных тестов в Калифорнийском университете.

Леони Хеймсон, сопредседатель Родительской коалиции за студенческую конфиденциальность, сказала, что “торговля  данными” может повредить абитуриентам. Если учащийся плохо выполняет SAT, а колледж покупает эту информацию и делает ее по сути общедоступной, то шансы старшеклассника на поступление даже в другой колледж серьезно снижаются.

Информация об одном учащемся стоит 47 центов.

Но документ, подготовленный в ответ Советом колледжей, но еще не опубликованный, предполагает, что продажа данных абитуриентов практически ни на что не влияет. 

Почему поступить в престижные колледжи все труднее

Шансы попасть в элитный американский университет всегда были небольшими, но в последнее время они снизились еще больше. В 2019 году Гарвардский университет получил 39 506 заявлений, по сравнению с 19 527 в 2006 году, и принял 5,2% желающих, согласно федеральным данным. Количество заявлений в Северо-Западный университет Нортуэстерн выросло за это же время с 13 988 до 37 259, а принято было 9,2%.

В элитные колледжи нелегко попасть еще и потому, что талантливые старшеклассники со всего мира подают заявки на обучение здесь.

Количество одобренных заявок, которыми не воспользовались, тоже ежегодно растет – потому что средний студент подает все больше заявлений в разные колледжи. В 2017 году 36% старшеклассников подавали заявления в семь или более школ (в 2007 году таких было 19%), согласно последнему ежегодному опросу первокурсников Института высшего образования..

Подобная тенденция вынуждает многие колледжи привлекать изначально больше кандидатов, чем они могут принять, чтобы подстраховаться.

Сколько данных покупают университеты

SAT можно использовать для продажи данных учащихся. Фото: wsj

И для того чтобы пригласить больше студентов, сотрудники приемных комиссий могут обратиться к Совету колледжа, который продает любые данные старшеклассников, включая сведения об их этнической принадлежности, образовании родителей и приблизительных оценках PSAT или SAT, по 47 центов за имя.

Совет колледжей заявил, что каждый год 1900 колледжей и стипендиальных программ покупают от 2 до 2,5 миллионов имен, но отказался сообщить, сколько всего имен продано. Колледж может купить, например, “список белых девушек, играющих в футбол, из Колорадо, Вайоминга и Монтаны, которые набрали от 1200 до 1300 на PSAT, заинтересованы в технике и чьи родители не посещали колледж”.

Некоторые школы покупают полмиллиона имен в год, говорят сотрудники приемной комиссии.

Университет Тулейна сообщил, что в прошлом году он купил около 300 000 имен у Совета колледжей. Федеральные данные свидетельствуют о том, что число заявителей в Тулейне выросло на 174% в период с 2002 по 2017 год, а коэффициент приема снизился на 62%. Стэнфорд, Северо-Западный университет и Чикагский университет отказались сообщить, сколько имен они ежегодно покупают.

Представитель Чикагского университета Джереми Маньер заявил, что “работа с потенциальными учащимися старших классов направлена ​​на расширение доступа к престижным  университетам и помощь семьям, которые пытаются сориентироваться в сложном процессе подачи заявок”.

В Университете Вандербильта сообщили, что купили в прошлом году от 100 000 до 200 000 имен.

Количество поданных заявлений на учебу в “Вандербильте” в 2020-2021 учебном году увеличилось с 9 836 (в 2006 году) до 31 462.

Зачем нужен Совет колледжей

Совет колледжей был создан в 1899 году группой частных университетов Восточного побережья и приобрел общенациональную известность после введения первого SAT в 1926 году. Цель группы состояла в том, чтобы выявить умных учеников в средних школах Среднего Запада, которые даже не знали порой о существовании элитных частных колледжей Восточного побережья. После того, как количество студентов в университетах увеличилось после Второй мировой войны, SAT стал для колледжей неким способом “сортировки” учащихся из школ различного уровня.

Продавать имена в Совете колледжей начались в 1972 году, после создания Службы поиска студентов, чтобы больше старшеклассников и родителей получали информацию о разных  колледжах. Подобная практика росла вместе с количеством школьников, которые хотели получить высшее образование.

В 2012 году ACT – соперник Совета колледжей из Айова-Сити с более “элитарной”  репутацией среди сотрудников приемных комиссий – превзошел SAT по числу студентов, прошедших тестирование. И тогда Совет колледжей разрешил пересдавать SAT по несколько раз, чтобы старшеклассники выбирали его, а не конкурентный ACT.

2,2 млн выпускников 2019 года сдали SAT. Фото: wsj

И Совет колледжа выиграл. Число студентов, сдающих SAT, подскочило на 36% с 1,6 миллиона в 2016 году до 2,2 миллиона в 2019 году и превысило количество желающих сдать ACT.

В результате в 2017 году доход Совета колледжей (включая продажи данных о студентах) составил, по последним налоговым декларациям, $1,1 миллиарда по сравнению с $ 760 миллионами в 2012 году. Некоммерческая прибыль принесла $140 миллионов прибыли в 2017 году, а активы составили более $1 миллиарда.

“В настоящее время Совет колледжей контролирует проведение  большинства тестов, которые учащиеся сдают для поступления в колледж”, – сказал Энтони Карневале, директор Центра образования и рабочей силы Джорджтаунского университета и бывший вице-президент Службы образовательного тестирования, которая администрирует SAT.

“Продавая имена студентов, чтобы получить в итоге больше заявок, Совет колледжей помогает колледжам продавать свою “репутацию эксклюзивности”, – добавил он. – Они продают вашим детям возможность не выпасть из среднего класса, и это прибыльный бизнес”.

Перед тем как сдать экзамены для Совета колледжей, учащихся спрашивают, хотят ли они предоставить информацию о себе в разные колледжи. Более 80% абитуриентов отвечают положительно.

Но многие из них, как и Джори Джонсон, не знали о том, что их данные будут монетизированы.

В нескольких штатах, включая Иллинойс, действуют законы, запрещающие продажу данных о студентах. В октябре девять законодателей штата обратились к генеральному прокурору штата Иллинойс с просьбой выяснить, не нарушает ли Совет колледжей два закона штата, которые запрещают компаниям продавать или сдавать в аренду данные учащихся без согласия родителей.

Но Совет колледжа заявил в ответ, что законы, на которые ссылаются законодатели, “не применимы к Службе поиска студентов”.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.