Лейла Сулейман. Фото: cnn.com

Почему доктора-беженцы работают водителями такси

Лейла Сулейман. Фото: cnn.com

Беженку из Ирака Лейлу Сулейман США выбрали сами. «Мы обратились в ООН. Мы просто хотели, чтобы нас переселили в какое-то безопасное место», – вспоминает она.

Ирак был не самым спокойным местом для нее. Тем не менее, Лейла 17 лет работала в скорой помощи, прежде чем уехать в 2007 году. Сейчас она живет в Эри (Пенсильвания), с мужем и младшей из трех своих дочерей. В этой стране ее медицинская лицензия больше не действительна.

«Мне не хватает медицины, я очень скучаю, – говорит 51-летняя Лейла. – Я никогда не хотела быть домохозяйкой».

Она одна из многих беженцев, которые практиковали медицину в своих родных странах. Многие из них сейчас работают на низкоквалифицированных должностях: водят такси и торгуют в продуктовых магазинах.

Согласно анализу Института миграционной политики, “недоиспользование” навыков иммигрантов и беженцев обходится в десятки незаработанных миллиардов долларов, которые могли бы вернуться в экономику США.

«Трата мозгов ужасающая», -говорит доктор Хосе Рамон Фернандес-Пенья, профессор в Университете Сан-Франциско, который изучал медицину в своей родной Мексике. Он также является основателем и директором инициативы «Добро пожаловать обратно», которая помогает иностранцам получать работу в сфере медицины с 2001 года.

«Это люди, которые могут заботиться о детях с астмой, а вместо этого работают в автомойке», – жалуется он.

Дело в долгом и дорогостоящем процессе получения медицинской лицензии в США. Этот процесс мешает многим врачам вернуться к работе.

Лейла надеялась переехать в Австралию, где живет ее невестка, и где иностранным врачам легче возобновить деятельность. Но она оказалась в США, где должна начать все с нуля. «Это полная потеря опыта, таланта и людей», – сказал Фернандес-Пенья.

В 2011 году, дочь Лейлы предложила ей пойти на работу в школу. Она иногда помогала школьной медсестре заботиться о больных учениках, а иногда трудилась в столовой. Так Лейла вышла из депрессивного состояния и решила, что пришло время вернуться в медицину.

Для этого Сулейман должна снова вернуться в ординатуру – точно так же, как студент-медик, у которого не было практики. Даже если она попадает на программу, это может потребовать от нее переездов по стране, вдали от дома.

Теперь ей придется конкурировать с тысячами недавних выпускников. Она также потратила более $5 000 на подготовку и сдачу экзаменов.

Чтобы подать заявку, иностранные врачи должны пройти серию многочасовых экзаменов на английскм языке. Сулейман сдала их и подала заявку на ординатуру в 2015 и 2016 годах. Но ее даже не пригласили на интервью.

В США есть больше мест на ординатуру, чем студентов-медиков. В этом году более 22 000 студентов, получивших образование в США, претендовали на 29 000 мест. Остальные места заполняют в основном иностранные выпускники и граждане США, которые учились за границей, многие из карибских медицинских школ. Но они имеют гораздо более низкий процент приема: чуть более 50%. Для американцев, обучающихся в США, этот показатель достигает 94%.

Хосе Рамон Фернандес-Пенья. Фото: chss.sfsu.edu

Согласно анализу, проведенному по заказу Ассоциации американских медицинских колледжей, некоторые эксперты прогнозируют дефицит врачей в 40 800 – 104 900 человек к 2030 году. Группа призвала финансировать дополнительные места на ординатуру.

Не все эксперты согласны с тем, что в целом нехватка врачей существует, но многие говорят, что наблюдается некоторый дефицит – например, в сельской Америке и среди определенных видов врачей.

“Я постоянно слышу о нехватке врачей. Мы готовы помочь, мы готовы работать, просто дайте нам шанс”, – просит Лейла.

“Почему бы не дать возможность этим людям? – спросил Фернандес-Пенья. – Они уже прошли подготовку. Мы будем пожинать плоды, которые другая страна потратила на обучение своей рабочей силы”.

Некоторые эксперты защают долгий путь к медицине в США, заявляя, что этот процесс необходим для обеспечения качественного ухода.

“Основная задача государственных медицинских советов – защита населения, – говорится в заявлении президента Федерации государственных медицинских советов доктора Хумаюна Чаудри. – Эти требования введены для гарантии, что только пофессионалам предоставляются лицензии”.

«Именно благодаря этому процессу общественность может быть обеспечена должным уровнем медицинского обслуживания», – сказал Чаудри.

Другие эксперты говорят, что иностранные врачи могут в какой-то мере опередить своих американских колег. “Эти ребята часто имеют более совершенные клинические навыки, чем многие из нас, потому что они не могут полагаться на все технологии, которые у нас есть”, – сказал доктор Атул Гровер, исполнительный вице-президент Ассоциации американских медицинских колледжей.

Такие группы, как инициатива “Добро пожаловать обратно” Фернандеса-Пеньи, продолжают помогать врачам со всего мира возвращать свои белые халаты.

Программа помощи врачам-иммигрантам есть только в Миннесоте. Здесь работает 150 международных медицинских выпускников.

“Большинство работает буквально – я вас не обманываю – в McDonald’s и водителями такси”, – говорит Фернандес-Пенья о врачах, которых он встретил в рамках инициативы “Добро пожаловать обратно”.

Сулейман, однако, сказала, что она не намерена отступать. “Я очень надеюсь, что однажды я смогу, по крайней мере, помогать здесь, – говорит Лейла. – Они много сделали для меня, и я хотел бы помогать им”.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.