Ожирение теперь считают хронической болезнью. И от него появилось новое лекарство 

Марлин Гринлиф. Фото: nytimes

Ожирение признали хроническим заболеванием, таким как высокое кровяное давление или диабет. И об этом свидетельствуют новые методы лечения.

58-летняя Марлин Гринлиф всю жизнь пытается бороться с ожирением. Как и большинство людей с подобной проблемой, она пробовала диету за диетой. Но вес всегда возвращался.

Из-за этого Марлин всю жизнь страдала от презрения других людей – как незнакомцев, так и родственников.

Но в 2018 году Марлин, администратор чартерной школы в Вашингтоне, округ Колумбия, приняла участие в клинических испытаниях семаглутида, нового препарата от ожирения, содержащего гормоны инкретины.

В результате в течение 68-недельного исследования Марлин похудела на 40 фунтов.

До этого она всегда считала, что сможет контролировать свой вес, только если как следует  постарается.

«Я думала, мне просто не хватает силы воли», – сказала она. Но когда она стала принимать семаглутид, то «сразу же желание поесть исчезло».

Этот препарат вызывает значительную потерю веса у большинства пациентов. Но эксперты надеются, что лекарства делают еще кое-что: меняют отношение общества к людям с ожирением и их отношение к себе.

Если лечить ожирение как хроническое заболевание (с помощью лекарств, которые необходимо принимать всю жизнь), то врачи, пациенты и общественность могут понять, что ожирение действительно является заболеванием.

«Мы все верим, что это лекарство изменит подход к лечению ожирения», – сказала доктор Кэролайн Аповиан, специалист по ожирению из больницы Бригама. 

Правда, стоит уточнить, что доктор Аповиан, как и большинство ведущих исследователей ожирения, консультирует несколько фармацевтических компаний. Она входит в консультативный совет Novo Nordisk, производителя семаглутида, и ей платят за участие в заседаниях консультативного совета.

Десятилетия исследований неоднократно показывали, что у каждого человека на генетическом уровне существует мощный биологический контроль над массой его тела.

И по мере того как люди теряют вес, обмен веществ замедляется, что вынуждает их восстанавливать его.

Так, однояйцевые близнецы, воспитанные отдельно, имели почти одинаковый вес тела.

У приемных детей показатели массы тела были такими же, как у их биологических родителей, а не у приемных родителей.

Люди с ожирением чувствуют себя “вторым сортом”. Фото: The Fiscal Times

Но в обществе ожирение до сих пор «похоже на печать на лбу», – сказал доктор Скотт Кахан, председатель клинического комитета Общества ожирения, научной организации.

Людей с ожирением с меньшей вероятностью берут на работу, им платят меньше, чем другим с такими же способностями и образованием, и врачи заведомо хуже относятся к ним.

Но раньше людям с ожирением неоткуда было ждать помощи. Современные лекарства от ожирения приводят к потере веса в среднем 5-10%.

Но поскольку некоторые из этих препаратов одобрены для приема только в течение ограниченного срока, потерянные килограммы почти всегда возвращаются, когда терапия прекращается.

Согласно новым исследованиям, инкретины действительно могут помочь. В отличие от других препаратов для похудания, это естественные гормоны, влияющие на системы, вызывающие ожирение.

Препараты регулируют уровень инсулина и снижают аппетит, в основном с легкими или умеренными краткосрочными побочными эффектами со стороны желудочно-кишечного тракта.

Конечно, сами по себе эти лекарства не избавят от ожирения и не сделают людей по-настоящему худыми.

Хотя у некоторых отмечалась такая же потеря веса, как после бариатрической хирургии.

В среднем препарат вызывал потерю веса на 15%, но треть из тех, кто принимал его, потеряли 20% или более.

Если инкретины пройдут процесс утверждения, они могут помочь убедить самую важную группу людей – врачей – в том, что ожирение является хроническим заболеванием и что его можно лечить, сказал доктор Роберт Ф. Кушнер, исследователь ожирения и клиницист Северо-Западного университета.

По словам доктора Кушнера, одна из причин, по которой многие врачи не помогают пациентам с ожирением, заключается в том, что они не знают, как это сделать.

Диеты и упражнения почти всегда в лучшем случае обеспечивают лишь кратковременную потерю веса.

Доктор Кушнер. Фото: nytimes

Инкретин семаглутид, произведенный Novo Nordisk, сейчас находится на рассмотрении Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), решение ожидается в июне.

Есть и еще один аналогичный препарат, тирзепатид, который объединяет два инкретина. Компания тестирует его наряду с семаглутидом и надеется, что он будет еще более мощным.

Доктор Луи Дж. Аронн, специалист по ожирению в Weill Cornell Medicine, сказал, что комбинация семаглутида и другого экспериментального препарата, кагрилинтида, может привести к потере веса на 25% за год.

Такие ​​же результаты можно получить с помощью рукавной гастрэктомии – популярной формы бариатрической хирургии.

По словам доктора Кушнера, хотя более полдюжины новых гормональных препаратов проходят испытания, только при длительном применении исследователи могут узнать, контролируют ли новые препараты многие медицинские последствия ожирения, такие как диабет и высокое кровяное давление.

Пока никто не знает ответа и на такой важный вопрос: являются ли системы организма, поддерживающие массу тела, настолько мощными, что будут контролировать и снижать эффективность лекарств?

Как и другие специалисты по ожирению, доктор Рудольф Лейбель, исследователь из Колумбийского университета, который провел множество ключевых исследований, показывающих, что ожирение – это болезнь, говорит о недопустимости предвзятого отношения общества к его пациентам.

Но он сомневается, что восприятие изменится с появлением нового лечения.

«Я предполагаю, что предвзятость сохранится и может даже усугубиться из-за наличия “легкого выхода”», – сказал он.

А доктор Кушнер не уверен в другом – что сами пациенты перестанут считать себя людьми второго сорта. По его словам, их приучили думать, что их вес – их собственная вина, и что все, что им нужно делать, – это меньше есть и больше заниматься спортом.

Разговаривая с пациентами, он убеждает их, что «это хроническая проблема со здоровьем, такая же, как диабет».

Он сравнивает ситуацию с алкоголизмом или наркоманией, которые когда-то считались признаком слабой воли или морального упадка. Но со временем исследователи успешно изменили общественное мнение, и теперь многие люди знают, что те, кто злоупотребляет алкоголем или наркотиками, болеют и нуждаются в лечении.

Еще на эту тему

Где в США больше всего медицинских мошенников

Лекарство от глистов для лошадей продолжает дорожать – люди верят, что оно помогает от ковида

Воруй, пока молодой! TikTok “учит” школьников красть маски, мыло и унитазы

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию