Если вы где-то соврете, это заметят. Фото https://vk.com/@clear8-poddelka-dokumentov-kak-vas-spalyat

Когда мошенник не адвокат, а клиент

Профессиональным советам адвоката необходимо доверять, уверена Татьяна. Фото из личного архива автора

В своей многолетней иммиграционной практике мне не раз приходилось сталкиваться с клиентами из постсоветских стран (да и из советского пространства), где традиционно процветает коррупция, которые, к сожалению, привезли в США свои стереотипы о том, как нужно взаимодействовать с органами власти. Эти люди, видимо, считают, что все их пытаются обмануть и обобрать – поэтому и они должны всех обманывать, в том числе и адвокатов.

Между тем в США существуют свои законы и правила этики, и давно сложилась определенная система взаимоотношений адвоката с клиентом и с иммиграционными органами. Американский лицензированный адвокат несет полную ответственность перед законом за свои действия и за своего клиента. И никогда не идет на сотрудничество с теми, кто пытается обмануть, схитрить или использовать подложные документы (не выданные официальными учреждениями или составленные или подписанные не теми лицами, которые указаны в документе).

Давайте поговорим о том, какие риски несет сокрытие или предоставление такой фальсифицированной информации или ложных фактов, например, при получении политического убежища или иммиграционной  визы для человека с экстраординарными способностями (известного ученого или, допустим, фигуриста с мировым именем). Мы возьмем собирательный образ клиента (назовем его условным, или гипотетическим клиентом), не доверяющего адвокату в частности и всей законодательной системе США в целом, и рассмотрим его типичное поведение.

Липовые документы

Если вы в чем-то схитрите, это заметят.
Фото https://vk.com/@clear8-poddelka-dokumentov-kak-vas-spalyat

“Только скажите, что нужно сделать, – и я сделаю”, – заявляет такой клиент. И, получив для начала список необходимых документов, начинает над этими бумагами “колдовать”. Порой бывает, что клиент сам пишет на себя характеристики и отзывы, фальсифицирует рекомендательные письма, факты или контракты и так далее. Хотя адвокат не знает это наверняка, но у него достаточно опыта, чтобы сразу заметить подобные “хитрости”.

Потом клиент приносит эти, мягко говоря, дурно пахнущие документы адвокату и требует, чтобы он или она работали с ними, потому что он заплатил деньги. 

Таким образом клиент не только совершает мошенничество, но и пытается задействовать адвоката в своей афере. Это неприемлемо. Но клиент упирается, пытаясь доказать, что все представленные документы в порядке и втягивает адвоката в бесконечные и утомительные споры. Такой клиент пытается обмануть адвоката  и американскую законодательную систему и при этом еще берет на себя смелость учить специалиста, как и что нужно делать.

С такими документами я не работаю. Большой опыт позволяет мне сразу понять, что эти бумаги сфальсифицированы или что клиент, невзирая на мои предупреждения и конструктивную критику (в его же интересах), продолжает настаивать на своем и, к сожалению, не способен перестроиться. Происходит казус – кейс не может быть гармонично построен, потому что все документы выглядят комически наивными и недоработанными.

Это как если бы к вам пришел человек, назвавшийся лауреатом Нобелевской премии, и показал рекомендательные письма и отзывы, написанные по-английски третьеклассником.

Или вашим клиентом бы стал человек, назвавший себя одним  из лидеров протестного движения в России, имя которого адвокат не смог бы найти в интернете. 

Каждый хороший адвокат дорожит своей репутацией и лицензией, и такие доводы клиента, как “я тебе заплатил – давай делай”, никогда не работают. В этом случае я объясняю клиенту (а по американским законам, информирование и консультация клиента о правилах ведения юридических дел в Америке, их транспарентности и соблюдении этических норм являются основными задачами адвоката), что у него только два выхода:

  • найти другого адвоката, потому что я не могу продолжать вести такое дело, либо
  • собрать пакет реальных документов с отличным переводом и продолжать добиваться заданного результата, но в рамках доверия и соблюдения всех правил.

Часто такой клиент полагает, что, заплатив деньги, он ничего не должен делать для положительного результата по своему кейсу. Он мне – деньги, а я ему – политическое убежище или грин-карту. Но это совершенно не верно.

У клиента есть не только права, но и обязанности 

Обязанности клиента заключаются в том, чтобы предоставить адвокату правдивую информацию, реальные факты и все необходимые документы по списку и в определенный срок. На основании этого адвокат начинает выстраивать стратегию и формировать пакет документов, чтобы представить дело клиента наилучшим образом. Это сложная и креативная работа, на которую адвокат тратит очень много времени.

Например, адвокат видит, что перевод документов сделан некорректно и на очень низком уровне и что это снизит шансы на положительное решение по делу. Тогда адвокат может  посоветовать клиенту обратиться к переводчику, который имеет многолетний опыт работы и качество переводов которого уже проверено. В этом случае адвокат не получает никакой дополнительной выгоды от этого и просто помогает клиенту улучшить его кейс. Но тот, привыкший в своей стране к системе “откатов”, тут же начинает подозревать адвоката в том, что он или она пытается “развести” его на дополнительные деньги и находится “в доле” с этим переводчиком, обеспечивая его клиентами и работой. Это абсурдное представление о работе всей американской системы ослабляет и нарушает весь процесс работы с клиентом.

Если адвокат “придирается” 

Клиенты часто  не хотят понять, что чем больше адвокат “придирается”, тем лучше для положительного решения по их кейсам. И что никогда не нужно жалеть времени и дополнительных усилий на улучшение качества документов. Представьте, если такой клиент претендует на визу для экстраодаренных лиц, а переводы ни по каким параметрам не соответствуют стандартам США для подобных документов, а многие просто не предоставлены, то какого результата по его делу можно ожидать?

Чтобы получить грин-карту, потрудиться нужно не только адвокату, но и клиенту. Фото: AmericanButler

Но такие люди не хотят вникать ни в какие доводы, они просто убеждены в том, что их  хотят обмануть и обворовать. Они продолжают спорить, что-то доказывать, требовать от адвоката, чтобы тот “закрыл глаза” на все недостатки, потому что они заплатили деньги.  Такой клиент не ценит работу адвоката в принципе, не хочет видеть и понимать, сколько усилий требуется для кропотливого и творческого выстраивания каждого кейса.

Жизнь “по понятиям”

Часто такие клиенты не “дотягивают” на иммиграционную визу для людей с экстраординарными способностями, но пытаются представить себя этакими Альбертами Эйнштейнами и убедить в этом адвоката и всю иммиграционную систему США. В таких случаях адвокат может предложить клиенту снизить уровень запросов и попробовать для начала  подать документы на неиммиграционную визу для талантливых (виза О-1В) – как первую ступень в получении грин-карты, где требования чуть пониже, и если виза одобрена,  это служит хорошим подспорьем для получения в дальнейшем грин-карты. Это позволило бы человеку сначала закрепиться в США в легальном статусе, а позже, возможно, добиться новых достижений уже в Америке, чтобы в дальнейшем успешно претендовать на иммиграционную визу для экстраодаренных. Хотя в основном здесь принимаются во внимание исторические достижения.

В таких ситуациях адвокат должен честно проинформировать клиента, что шансов у него недостаточно и что гарантировать получение такой иммиграционной визы невозможно; что все его деньги могут быть потрачены напрасно; что работы для адвоката станет больше, потому что кейс откровенно слабый. И все это прописывается в контракте.

Но клиент зачастую не хочет ничего услышать и спорит, убеждает, настаивает на своем, опять же по принципу “я заплатил – ты делай”…  

В отдельных случаях клиент может убедить адвоката взяться за дело, но на жестких условиях – что все документы будут представлены как было обещано и клиент реально тот, за кого себя выдает. Но, к сожалению, этого не происходит, и дело тормозится и разваливается в силу нелегитимных действий клиента и его или ее неспособности оценить усилия адвоката и работу американской легальной системы.

Часто таких иммигрантов быстро находят разные “помощники”, которые, не стесняясь, обещают им то, что те хотят слышать (“ты запросто через месяц получишь грин-карту и это будет стоить копейки”), а не то, что им реально нужно знать (“придется поработать, это будет долго, дорого, и положительный результат не гарантирован”).  

А потом все получается так, как и предупреждал адвокат. Бывает, что потом эти люди снова возвращаются к адвокату, наломав дров с такими помощниками. 

Хотя все могло бы сложиться по-другому, намного лучше, при одном условии – если бы клиент доверял профессиональным советам адвоката и не пытался схитрить.

Скажу честно, порой мне жалко таких людей. Они приехали в Америку, но не хотят следовать законам США, они пытаются жить “по понятиям” своих родных стран, которые в законодательном плане можно назвать “странами третьего мира”.

Автор колонки – Татьяна А. Эдвардс-Бехар, иммиграционный юрист и адвокат с 20-летним опытом, партнер юридической фирмы Behar International Counsel, PLC в Калифорнии. У нее за плечами сотни успешных кейсов получения иммиграционных виз, убежища, гражданства в США. Татьяна родилась в Москве, приехала в США вместе с родителями более 30 лет назад. Училась в Московском государственном университете, окончила Калифорнийский университет с МВА, получила степень доктора юриспруденции в Университете штата Юта.

Текст подготовлен колумнистом, однако редакция участвовала в его подготовке, редактировании и написании заголовка. 

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Татьяна Эдвардс
Автор |
иммиграционный адвокат в Калифорнии с 20-летним опытом

Adblock
detector