Как взлетают стартапы по заморозке яйцеклеток, и почему волнуются врачи

Компании по заморозке яйцеклеток проводят вечеринки с коктейлями. Фото: wellinsiders.com

В мансарде одного из зданий Манхэттена собрались около 100 женщин 20-30 лет. В комнате — ароматические свечи, красивые растения в горшочках, расслабляющая музыка фоном, несколько бутылок просекко. Когда женщины сделали первый глоток вина, заговорили о деле — заморозке яйцеклеток.

«Цена, которую мы предлагаем сегодня, составляет $5000 за цикл, который включает в себя анестезию, извлечение и один год хранения», — объявила хозяйка вечеринки доктор Фахиме Сасан.

«Независимо от того, какого вы возраста, сегодня самый лучший день, чтобы заморозить яйцеклетки», — говорит она.

Эти встречи часто происходят в Kindbody — одной из нескольких модных сегодня компаний по заморозке яйцеклеток. Ее маркетинговый директор Ребекка Сильвер утверждает, что на их мероприятиях всегда аншлаг. Свою аудиторию такие фирмы находят в основном в инстаграме, привлекая женщин лозунгами в стиле «Спланируй свой путь» и «Возьми будущее в свои руки».

По словам Сильвер, современные женщины-миллениалы хотят спланировать будущее, особенно если речь идет об их потомстве. Замораживание яйцеклеток — это «мантра о том, как быть независимой женщиной», считает она.

«Женщины, которые заморозили свои яйцеклетки, делают новую классную штуку», — говорит Сильвер. Она утверждает, что это часть риторики «вам не нужен мужчина, и если вы одиноки, вам не нужно заводить детей прямо сейчас».

За последние несколько лет такие учреждения, как Kindbody, стали популярной альтернативой традиционным клиникам и больницам, специализирующимся на фертильности. Этими компаниями уже начали интересоваться на Уолл-стрит.

Один из инвесторов фирмы по заморозке яйцеклеток — Джон Сантемма, соучредитель компании Regal Healthcare Capital Partners, которая сотрудничает с ведущими предпринимателями в сфере здравоохранения. Он делает ставку на дальнейший рост бизнеса заморозки и финансирует фирму Extend Fertility, конкурента Kindbody.

Extend Fertility — одна из самых старых компаний. Фото: jewishaction.com

По словам самой компании, Extend Fertility является первым и самым популярным местом, куда женщины приходят отдавать свои яйцеклетки. Здесь прошло уже около 2000 циклов, и еще десятки тысяч ожидаются в ближайшее время. К 2020 году фирму планируют расширить и открыть офисы на двух побережьях.

«Глядя на цифры, я думаю, что заморозка яйцеклеток как отрасль останется. Рынок растет на 25% в год», — утверждает Сантемма.

Сантемма не единственный инвестор, который вкладывает деньги в подобные проекты. По словам Сильвер, Kindbody финансирует биотехнологический хедж-фонд Perceptive Life Sciences и венчурная фирма RRE.

Еще одну нью-йоркскую компанию, занимающуюся заморозкой яйцеклеток, Trellis Fertility Studio, взяла под свое крыло сеть клиник по лечению бесплодия IntegraMed Fertility. Клинику, в свою очередь, поддерживает частная инвестиционная фирма Sagard Capital.

Еще в 2017 году инвесторы с Уолл-стрит определили рынок фертильности как один из приоритетных. Инвесторы делают большие ставки на покупательскую способность и интересы миллениалов. Внимание сосредоточено на независимых, инициативных одиноких женщинах, которые вступают в брак в более позднем возрасте или вообще не выходят замуж. Эти женщины больше знают о биологических часах и чаще борются с бесплодием вместе со своими партнерами.

В 2009 году только 475 женщин в США заморозили яйцеклетки. К 2016 году это число взлетело до 7 300 человек. По словам основательницы Kindbody Джины Бартаси, эти цифры продолжают расти.

Врачи, однако, имеют опасения по поводу этого расширяющегося бизнеса. Один из основателей методики заморозки яйцеклеток Доктор Шерман Силбер считает, что частные компании не предоставляют достаточно качественной медицинской помощи. Их главная задача — получить деньги от пациентов.

По словам Силбера, женщины не получают всей необходимой информации в таких фирмах, особенно когда ее преподносят в выгодном для компании свете на вечеринках с коктейлями. «Мы считаем, что женщин нужно информировать правильно и трезво», — говорит он.

Врачи также беспокоятся, что компании вызывают страх у женщин: якобы, если они не заморозят яйцеклетки, то могут потерять шанс забеременеть. Это важное решение, и его следует долго обсуждать с доктором, уверены медики.

У компаний по заморозке яйцеклеток агрессивный маркетинг. Фото: theverge.com

В клиниках же говорят, что медицинская система «архаична», а в частных компаниях женщинам предоставляют индивидуальных подход, в котором они так нуждаются. Без очередей, в нерабочее время, с большей свободой. Здесь есть спа-процедуры, мягкие халаты, тренеры по фертильности, бар со свежевыжатыми соками. В Trellis, к примеру, кабинеты названы в честь влиятельных женщин (например, палата «Опра Уинфри»).

Бартаси не имеет медицинского образования. Но каким-то образом она уже более десяти лет занимается индустрией фертильности. В 2008 году она запустила Fertility Authority, платформу, предназначенную для обмена информацией о беременности, а затем в 2014 году — ее ответвление EggBanxx.

Сейчас она занимается Kindbody и предлагает женщинам различные по длительности и оплате планы. Самым популярным является трехлетний план стоимостью от $6000, не считая $3000-$5000 на лекарства. Женщины могут справиться с такой суммой, оплачивая ее частями ежемесячно. У Extend Fertility и Trellis цены отличаются лишь немного.

Но больше всего их объединяют агрессивные маркетинговые кампании, которые заполнили соцсети женщин-миллениалов. Компании признают, что реклама — важная часть их деятельности, но уверяют, что главное — качественное медицинское обслуживание.

Фургон от Kindbody проводит анализы на улице. Фото: americandesignlanguage

Маркетинг Kindbody вышел из соцсетей: компания нанесла свой логотип на ярко-желтый фургон и назвала это «первой мобильной лабораторией по лечению бесплодия». По словам Сильвер, это привлекло сотни людей. Женщины якобы выстраивались в очереди, чтобы узнать уровень своей фертильности. В фургоне делают, к примеру, анализ крови на уровень антимюллеровых гормонов, по которому определяют фертильность. Скоро, по словам Сильвер, в «мобильной лаборатории» появится ультразвуковое оборудование.

Доктор Паскуаль Патрицио из Йельского центра рождаемости обеспокоен тенденцией упрощения подобных процедур. Красивый сервис частных компаний отвлекает женщин от важных вопросов. «Они пытаются убедить вас сделать что-то и показать, что это очень легко, когда это не так», — говорит он. Патрицио указывает на медицинские осложнения, которые могут возникнуть при извлечении яйцеклеток, и трудности, связанные с оттаиванием и успешным оплодотворением ранее замороженных элементов.

«Это не похоже на страховку для дома или автомобиля. Нет гарантии, что вы сможете использовать яйцеклетки. Нет гарантии, что в результате у вас будет ребенок, и вы должны это знать», — сообщает Патрицио.

Окончательную проверку новые учреждения по заморозке яйцеклеток пройдут, когда клиенты решат, что хотят рожать.  Даже у самой старой клиники, Extend Fertility, пока нет возможности доказать свою эффективность. За несколько лет существования ее клиенты не решились завести ребенка.

Доктор Силбер утверждает, что многие женщины так и не смогут забеременеть, поэтому будут подавать иски на компании. Дело в том, что обеспечить 97% вероятность беременности можно с помощью 40 яйцеклеток, а за один цикл у женщины извлекают порядка 10-15.

«Когда они разморозят эти яйцеклетки, многие не смогут забеременеть. И только тогда женщинам скажут, что должно было быть заморожено 40 яйцеклеток, а не 10», — говорит Силбер.

Лидеры бизнеса говорят, что они дают женщинам всю необходимую информацию, и те заранее осведомлены о рисках.

Силбер предсказывает, что многие из нынешних инвесторов просто выйдут из отрасли после получения прибыли и до того, как большинство яйцеклеток начнут размораживать. Что случится с материалом, если бизнес рухнет — не известно.

Он советует женщинам задавать вопросы, если они обращаются в подобные учреждения: «какова ваша прибыль? откуда вы знаете, что яйцеклетки будут в хорошем состоянии, когда вы их разморозите?, все ваши исследования были проведены на 22-летних, а мне 35 — какова статистика для 35-летних? вы сами производите размораживание?».

Силбер говорит: «Я думаю, что многие женщины боятся задавать эти вопросы. Но они должны это сделать».

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Translate »