19 апреля 2017

Как военный из Азербайджана стал беженцем в США

Омар не хотел участвовать в коррупции в азербайджанской армии. Фото youtube.com
Омар не хотел участвовать в коррупции в азербайджанской армии. Фото youtube.com

Имя изменено из соображений конфиденциальности. Остальные подробности не претерпели изменений. Омар приехал из Азербайджана 6 лет назад,  его кейс почти безнадежно испортила недобросовестный юрист и на интервью он получил отказ.  Историю записали и отредактировали Катерина Панова и Ангелина Кальцева.

Я офицер, работал в структурах Министерства обороны, занимался финансовым обеспечением. И по роду своей службы мне приходилось работать с деньгами. В течение последних трех лет моей службы мне пришлось столкнуться с фактами коррупции и хищения денежных средств в особо крупных размерах. Суммы по тем временам были превышающие миллион долларов. Выявить и обнародовать эти факты приравнивалось к тому, чтобы поставить самого себя под удар, потому что эта система давно отлажена и работала еще до того, как я пришел в эти структуры.

Но быть частью такой системы и продолжать работать, коррумпировать я не хотел.

Я докладывал об этом вышестоящему командованию, на что реакция была очень отрицательная. Если ты в этой системе работаешь, то, естественно,  ты или делишься, или оставляешь себе. Мог бы и не оставлять себе, но это значения не имело. Это использование человеческого ресурса на какой-то период времени, после чего этот человек становится ненужным, и его по этим преступлениям и подставляют, а сами остаются в стороне, потому что ничего подписывать им не нужно.

Я понимал, что в результате просто окажусь временным инструментом в руках людей, которые на мне очень хорошо заработают. После того как я увидел, что никакой реакции на мои сигналы не было, что никто меня слушать не собирается, я понял, что для этого я сюда и поставлен.

Будучи военным, ты не можешь просто написать заявление об уходе и уйти, это преступление, называется дезертирство.

Говорят, по этой статье меня впоследствии и объявили в розыск. Я был в армии 15 лет, и  назвать меня дезертиром – это нонсенс, я ведь дослужился до старшего офицера. Но это реальный Кавказ: не хочешь –  все равно будешь. А если не будешь, то тебя заставят, или на тебя начнут давить, вплоть до тюремного заключения. Бороться здесь абсолютно бесполезно, даже наоборот, может принести вред, в том числе физический. Я понял, что я должен обезопасить себя и свою семью, и мы приняли решение бежать из страны.

По роду своей службы я не мог выезжать из страны, есть такой неписаный закон, по которому военный не имеет права получать загранпаспорт без разрешения вышестоящего командования. Я получил свой паспорт без этого разрешения, потому что мне его никто бы не дал, если бы я официально обращался. Мне пришлось обойти все инстанции, заплатить взятку и получить паспорт. После этого я был готов обращаться в посольство.

На собеседовании мне пришлось соврать. Я сказал, что еду путешествовать,  беру детей в Диснейленд.

Я выбрал США, потому что отсюда меня было бы достать сложнее, чем из какой-то другой страны. Но я не был уверен в том, что мне дадут визу. Это была игра ва-банк: я пришел, соврал, и даже на 1% не был уверен в том, что мне ее дадут. В связи с тем, что я военнослужащий, меня проверяли долго, более трех месяцев. Потом мне позвонили, сказали, что я прошел проверку и получил визу. Сработало.

Мы приехали в США, это было почти 6 лет назад, я абсолютно не говорил по-английски. У меня не было никаких родственников или людей, к которым я мог бы обратиться. У меня был очень неудачный опыт с первым адвокатом. Есть категория адвокатов, которые используют тебя в корыстных целях. Они не помогают, а затягивают сроки, чтобы им больше платили за потраченное время. И так зарабатывают.

И вот мой первый адвокат из Калифорнии оказалась не исключением. Она вела мое дело на протяжении 3-4 месяцев. Я был уверен, что мне просто нужно прийти на это интервью и ответить, как есть. Но она мне начала задавать вопросы, которые я не мог уловить, не видел никакой логики.

Юрист посоветовала мне врать на интервью. Что, якобы, помимо вот этого эмоционального давления на меня со стороны системы, было еще и физическое воздействие.

Но меня никто не бил. Она сказала, это это придаст дополнительный эффект делу. Что, в принципе, абсолютно было не нужно делать. После интервью я получил письмо, в котором было написано: недостаточно оснований для того, чтобы предоставить вам убежище.

Но в конце концов мне повезло, что я встретился с таким человеком, как Исмаил, который просто так слова на ветер не бросает. Он знает, что делает. Основным критерием выбора кейса для него является честность его подопечного. Ему важно, что человек действительно говорит правду, а не просто хочет воспользоваться вариантом политического убежища, чтобы остаться в стране. Он не занимается такими делами, для него важна репутация, важно свое имя. Хотя когда Исмаил читал мой кейс в первый раз, он был очень удивлен, почему на интервью я не получил одобрения. Его гонорар был меньше, чем стоимость услуг того юриста из Калифорнии.

Исмаил настолько профессионально подготовил кейс, что мне дали одобрение без слушания.

Если вам действительно грозит опасность из-за политических взглядов в вашей стране, то чтобы убежать, нужно воспользоваться любыми возможностями, и ложь в таком случае обычно прощают. Но когда ты уже приехал в страну, в которую убежал, то врать нельзя, нужно спокойно и рассудительно достигать своей цели.

Если бы можно было отмотать время назад, я бы еще до приезда в США изучил бы интернет, отзывы, нашел бы Исмаила гораздо быстрее, проще, и обратился бы сразу к нему. Нужно уметь выбирать профессионалов: посмотреть на образование, отзывы. Чего я в силу своей глупости не сделал в самом начале.

Я взрослый человек, не трус, знал, на что иду. Если бы я предполагал, какие потери я понесу, я бы все равно сделал этот шаг, но я бы лучше подумал.

Физические трудности менее ощутимы, чем эмоциональные. А если тебе нужно нести ответственность еще и за детей, все гораздо сложнее.

Представьте, если я бы не получил убежище, пришлось бы возвращаться в свою страну. Меня бы встретили не в такси, а в машине в решетками. Посадили бы.  

Моим детям здесь очень нравится. Нам всем очень нравится. Я бы хотел здесь оказаться не в свои 40, а в 25 лет. Время здесь имеет большое значение.

Подробную инструкцию о том, как подать на убежище в США, дает адвокат Омара вот здесь.

 

Еще на эту тему

Иностранным студентам нельзя учиться онлайн, даже несмотря на пандемию

Штаты хотят помочь людям начать копить на пенсию

Кто такая Гислейн Максвелл, почему ее арестовали и кому теперь грозит разоблачение

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Рубик, помоги
Adblock
detector