27 марта 2021

Как собрать доказательства для убежища и почему их не должно быть слишком много. Секреты адвоката

 

Исмаил находит креативные способы получить подтверждающие документы.

Как доказать, что на родине вы подвергались гонениям? Какие документы нужны? Где их взять? В каком виде предоставить видео- и аудиозаписи? Нужен ли переводчик?

Иммиграционный адвокат Исмаил Шахтахтинский поделился с читателями “Рубика” практическими советами и дал реальные подсказки, которые работают.

Такого обязательного требования, как подтверждающие документы, вообще не существует. Один мой клиент получил убежище вообще без каких-либо подобных документов.

Но отсутствие таких документов при условии, что их можно было достать, рассматривается как негативный фактор. 

У офицера возникает вопрос – а почему вы их не достали? Или почему не объяснили, что их невозможно достать?

То есть их объяснимое отсутствие не является минусом, но их наличие является большим плюсом. Или даже попытка  их получить.

Например, клиент говорит, что против него завели уголовное дело и что он на стоп-листе в аэропорту. Я спрашиваю, откуда он знает. А вот, мол, мой друг, который работает в МВД, сказал.

А может ли друг отправить скриншот? Говорит, что нет, никак не сможет, он боится, иначе его самого арестуют.

Хорошо, говорю я, а можно ли в вашей стране нанять адвоката? Ведь если у вас есть запрет на выезд, адвокат может отправить запрос в МВД, чтобы узнать, на каком основании.

Нет, говорит, что это тоже невозможно.

Но я объясняю, что даже сам факт того, что мы попытались найти там адвоката и отправить запрос, уже будет плюсом.

Представьте, что вы офицер, и человек ему говорит, что у него вот то-то и то-то произошло, но он даже не попытался достать никаких документов. И это большой минус. Но если попытался и не смог – это большой плюс.

Креативные способы получить подтверждения

Порой приходится быть креативным насчет способов получения таких подтверждающих документов.

Один мой клиент не выполнил приказ, когда служил в МВД, его арестовали, уволили и так далее. Оказалось, что у него есть сослуживец, который мог бы все это подтвердить, но не хочет, потому что боится. А они периодически общались в WhatsApp. Тогда я предложил, чтобы клиент написал ему свою просьбу подтвердить факты преследования. Сослуживец, конечно, ответил, что не надо его впутывать и что он ничего писать не будет. Но скриншот этой переписки уже и был подтверждающим документом.

Иногда людям такие простые способы просто не приходят в голову.

В основном все думают, что документы должны официально подтверждать те факты, которые изложены в истории. Например, человека арестовали и избили за то, что он принадлежит к сексуальным меньшинствам, когда он, допустим, шел по такому-то бульвару со своим партнером в 7 часов вечера. Разумеется, никто в полиции не даст такую справку – что, да, мы избили этого человека, потому что он гей, видео прилагаем.

В этом случае попробуем пойти другим путем. Возможно, у него сохранилась переписка с тем партнером – мол, давай встретимся сегодня вечером, чтобы пойти туда-то.

И это сообщение будет сопровождающим документом. А такие сопровождающие документы даже более убедительны, чем подтверждающие напрямую.

Слишком много официальных справок – это порой плохо

Иммиграционные офицеры проходят очень много разных курсов и у них есть много разной информации. Некоторые люди думают, что они “тупые” и что поверят только полицейской справке. Но офицеры как раз знают, что в странах третьего мира очень легко купить именно официальные справки. Если в стране сильная коррупция, то за $50 можно даже получить справку, что у тебя нет головы.

Офицеров, наоборот, настораживает, если на каждый чих у человека есть справка. Уволили с работы – вот справка, избили в полиции – вот справки из полиции и от врача о побоях. И это подозрительно. Поэтому я даже иногда говорю клиенту не использовать эти справки, даже если они настоящие, но их слишком много.

Так что “живые” сообщения могут сработать даже лучше. Не надо думать, что каждый документ должен быть с печатью или заверенный нотариусом.

Аудио- и видеозаписи

С фотографиями никаких вопросов нет. Желательно, конечно, подписать, что и кто там изображен.

Насчет видеозаписи – нужно сделать транскрипцию. Дословно, кто что говорит. Это может сделать сам человек, совсем необязательно привлекать какого-то сертифицированного переводчика.

И, конечно, скриншоты видео.

Формально офицер или судья не имеют права вставлять какую-то неизвестную флешку или диск. Да, в гражданских судах это разрешено, но не в иммиграционных.

На интервью офицер практически всегда просит посмотреть это же видео на вашем телефоне или лэптопе.

В истории можно указать и ссылки на какие-то видеозаписи в Ютьюбе, офицер сможет посмотреть их, если захочет.

Перевод

Точность перевода имеет большое значение. Пусть ваш адвокат или переводчик посмотрит и подправит ваш перевод. Но все равно лучше, если вы сами переведете свою историю на английский, если вы уже вполне сносно изъясняетесь по-английски.

Тогда вы будете уверенными в том, что до офицера дойдет именно то, что вы хотели сказать.

И на само интервью лучше переводчика не брать, потому что даже самый лучший переводчик не сделает это так же убедительно, как вы сами. Тем более, что обычно там не бывает каких-то сложных юридических терминов, это просто обычная беседа.

Какие слова не стоит использовать?

Например, слово persecution (преследование). Потому что это то заключение, к которому офицер должен прийти в результате интервью.

Вместо этого слова лучше своими словами расскажите, что случилось. Например, меня арестовали, избили, уволили с работы, угрожали убить моих детей – эти факты и сложатся в тот самый термин persecution.

Или, например, не стоит говорить “на меня оказали давление” или “со мной грубо обращались”. Что это значит? Пока нет примеров, это просто пустые слова. Лучше даже привести матерные слова, которые кто-то говорил вам, это будет более убедительно. Можно, например, сказать, что вас допрашивали, но при условии, что потом прояснить, что именно спрашивали.

Желательно также не говорить, что “меня пытали”, а подробно рассказать, что именно делали по отношению к вам.

И еще очень важно, говоря о том, что с вами случилось, не использовать такие преувеличения, как “постоянно”, “каждый день”, “все время”, “ежедневно”.

Вообще в Америке нужно очень внимательно следить за своими словами, потому что их воспринимают буквально, а не как метафору.

Люди из постсоветских стран порой даже не замечают, насколько привыкли говорить с преувеличениями – “я ему тысячу раз позвонил” или “видно было за километр”. Будьте готовы к тому, что каждое такое преувеличение нужно будет объяснить по просьбе офицера.

Лайфхаки о том, как правильно заполнить заявку на убежище, читайте в этой статье. Как вести себя на интервью, узнайте здесь. Зачем нужен эксперт по кейсу на убежище, читайте здесь.

Еще на эту тему

Офицер полиции Чикаго застрелил 13-летнего мальчика

Штат Нью-Йорк потратит $2 миллиарда на помощь иммигрантам без документов

Байден ввел чрезвычайное положение из-за угрозы со стороны России

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию