Young marketers having a brainstorming

Как проходит интервью на получение убежища

Во время интервью не бойтесь совершать ошибки, у вас будет возможность исправиться. Фото tqn.com

В группе “Рубика” проходит сессия вопросов и ответов с иммиграционным юристом Ириной Шабетаев, во время которой она ответила на несколько вопросов по поводу интервью на получение убежища. Другие ответы юриста вы можете найти в рубрике “Вопросы-ответы”. 

В первую очередь нужно обсудить вопрос подготовки к интервью. Есть мнение, что заученные ответы могут вызвать подозрение у офицера. Однако готовиться нужно обязательно. Это не значит, что нужно заучить все свои реплики,  как робот. Совсем наоборот. Просто быть готовым к вопросам именно по фактам/датам/именам. Эмоциональную сторону не нужно “репетировать”. Ирина не рекомендует составлять вопрос-ответ и тренироваться, чтобы от зубов отскакивало. Но в форме беседы по истории готовиться нужно. Даже когда человек уверен в себе и говорит: “это я знаю, я там скажу”, в состоянии волнения не скажет. И лучше проговорить историю, слыша свой собственный голос.

Перед началом интервью у аппликанта снимают отпечатки и принимают дополнительные документы/доказательств, при их наличии (если офис это допускает; например в Нью-Йорке чaсто приносят пакет доказательств на интервью, в Майами просят как минимум за 7 дней принести. Затем следуют часы ожидания офицера. Опять же, в зависимости от офиса, можно ждать внутри, можно выходить за территорию с пейджером. Офицеры проводят по 2-3 интервью в день, и плюс просматривают кейс перед интервью, отсюда ожидание. В среднем интервью длится 1,5-4 часа. Опрос может вестись в форме вопрос-ответ, либо офицер может спрашивать открытые вопросы, давая аппликанту возможность больше рассказать самостоятельно. В последнее время Ирина сталкивалась больше с первой тактикой. Офицер может часто прерывать, так как он записывает или печатает ответы. Опрос начинается с анкеты, затем по существу, и в конце дается возможность сказать “заключительное слово”.

У многих есть опасения, что на интервью нельзя допускать ошибок. Мелкие расхождения допускаются, не должно быть material inconsistencies, т.е. те, которые по существу. К тому же в отношении дат и имен, например, если аппликант отвечает неточно, офицер задаст этот вопрос еще не раз, и у аппликанта будет возможность исправиться; некоторые офицеры даже дают возможность объяснить несовпадение.

Если вы чувствуете, что вам нужен перерыв – не бойтесь, просите. Это не выглядит подозрительно и не сыграет против вас. Офицеры могут и сами сделать паузу, если интервью затягивается.

Некоторые люди берут на интервью переводчика, хотя их знания английского языка позволяют им свободно общаться с офицером. Это нормальная практика и ничего подозрительного в этом нет: в стрессовом состоянии человек и родной язык может забыть, а интервью перед иммиграционным офицером само по себе естественно стрессовое. К тому же всегда можно объяснить, что человек просто хочет быть уверен, что его слова будут переданы корректно, ведь каким бы хорошим не было знание английского, это все же второй язык.

К старикам, беременным женщинам и детям относятся с пониманием. Есть, конечно, и грубые и придирчивые офицеры, но чаще всего они отзывчивые и весьма вежливы.

На интервью вы можете взять с собой еду и воду, но это зависит от офиса. В некоторых это позволяют, в  других есть на территории кафе или автоматы.

И самое главное – любое интервью, сколько бы оно не длилось, можно пережить. Здесь вам на руку сыграют моральная поддержка и чувство готовности.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.