Почему жестокость полиции – это не отдельные случаи, а система

Уже не все думают, что полиция стоит на страже закона и ее нужно уважать. Фото nationalgeographic.com

Нейкейю Паркер насильно вытащили из собственной машины и арестовали на глазах у ребенка – а все из-за того, что женщина “проникла” в собственный дом в Хьюстоне. Менеджер солярия в Чикаго пострадала от действий полицейского, кричащего, что убьет не только ее саму, но и всю ее семью. Пожилому мужчине из Огайо сделали операцию на лице, потому что полиция “применила силу”, когда вошла без ордера в его дом, чтобы решить соседский спор. 

Эти истории – о произволе полицейских. И таких случаев сотни тысяч.

Чего только стоит история Катерины, основательницы “Рубика”, которую арестовали и держали в участке просто за прогулку с детьми. 

“Рубик” писал и о других случаях насилия со стороны полицейских в этой статье

Сейчас они всплывают, потому что протесты, начавшиеся после гибели Джорджа Флойда, подняли важную тему. Стоит ли доверять полиции? В какой момент у офицеров появилось столько власти? 

Это сложные вопросы. Многие сейчас говорят о том, что в полиции действительно есть “плохие ребята”. Те, что прижимают тебя коленом к земле и не дают дышать, несмотря на мольбы. Но ведь они, якобы, редкость. А полиция, на самом деле, заслуживает уважения. 

Для этого утверждения есть несколько опровержений, доказывающих, что насилие со стороны полицейских – это, скорее, правило, чем исключение.

Стоит упомянуть, что данная статья является частичным переводом материала 2014 года журналиста Бонни Кристиан, опубликованного в издании The American Conservative. 

Полицейские мало что знают о ненасильственных методах 

Не все департаменты тратят свое время, чтобы научить офицеров действовать без применения насилия. Это особенно заметно на примере домашних животных. 

В 2012 году в Миннесоте произошел такой случай. Полицейские проводили рейд, но ошиблись домом. Они скрутили всех членов семьи, держали их под прицелом, а собаку застрелили. 

Чтобы окончательно сломить жильцов дома, офицеры надели наручники на детей и посадили их на пол прямо возле трупа собаки. Несколько часов им пришлось провести в таком состоянии. У одного из детей был диабет, офицеры проигнорировали эту информацию, лекарства не дали, из-за чего ребенку стало плохо. 

Самое интересное, что офицеры быстро поняли, что домом ошиблись. Но продолжали терроризировать семью. Та подала иск в суд. 

Почему в пример приводят именно домашних животных? Потому что полицейские убивают их очень часто без причины. Даже тех, кто не лает и не представляет угрозы. Все потому, что их не учат, как обращаться с животными. И гораздо проще застрелить собаку, чем применить специальные техники и устранить ее другим методом, без насилия. 

В некоторых департаментах этому все-таки учат. Но пока и это, скорее, исключение.

Полицию не обучают, как обращаться с домашними животными. Фото apmcdn.org

Нет единых “стандартов насилия”

Полицейские из разных городов и штатов могут смотреть на одну и ту же ситуацию по-разному. К примеру, водитель машины не хочет показывать лицензию. Для одного офицера это повод применить ненасильственные методы, убедить того выйти из машины и так далее. Для другого – повод вытащить водителя через окно автомобиля, избить и арестовать. 

Этому вопросу уделяется очень мало времени при обучении. Вот и получается, что полицейские решают сами, что делать, в каждой конкретной ситуации. И насилие очень часто выигрывает. 

Ребенок пострадал во время рейда полиции. Фото ABC News

Очень показательна в этом случае история 2014 года, когда во время рейда пострадал ребенок. Дело было в штате Джорджия. Полиция решила, что в доме находится продавец метамфетамина. Стали таранить дверь, а чтобы никто из подозреваемых не сбежал, кинули в окно светошумовую гранату. Она попала в колыбельку ребенка, загорелась подушка. Итог – у мальчика сильные ожоги, деформация лица,  он был в коме. Сделали операцию.

Офицеры сначала вообще не хотели подтверждать, что ребенок пострадал, успокаивали мать, но та сразу поняла, что все плохо.

Во время рейда, кстати, в доме ничего не обнаружили. Оказалось, что метамфетамин продавал племянник хозяина дома.

Так когда же стоит применять силу? В каких случаях она оправданна? Есть мнение, что решать такие вопросы должна общественность, причем на местном уровне. Именно народ должен создать свод правил для офицеров, и эти правила должны быть закреплены в законе.

Полицейских редко наказывают 

Для примера, в Нью-Джерси 99% жалоб на жестокость полиции даже не доходит до суда. В Чикаго цифры не лучше: за период с 2002 по 2004 год было подано более 10 000 жалоб. Сколько из них рассмотрели и хоть как-то наказали полицейских? 19. 

Вспомним 2014 год и историю Эрика Гарнера, невооруженного темнокожего жителя Нью-Йорка, которого тоже задушил полицейский. Позднее на суде большое жюри приняло решение не предъявлять обвинения офицерам, причастным к смерти Гарнера, что вызвало протесты по всей стране.

Если смотреть на статистику по всей стране, то прокуроры отклоняют 95% жалоб на насилие со стороны полицейских.

А все потому, что присяжные почти всегда на стороне офицера. Ведь так принято, что полиции нужно доверять и уважать ее. А вот гражданские лица бывают всякие. И присяжные, скорее, поверят, что врут обычные люди, чем отважный защитник общественности. 

Полицейские не платят ни цента за свои ошибки 

Даже если полицейского все-таки обвинят в применении насилия, он не потеряет ни цента из собственного кармана. За все заплатят налогоплательщики. Именно они обеспечивают такому офицеру зарплату, пока тот ждет суда, платят за адвоката и за судебные издержки, а потом из налогов берут средства для компенсации жертвам. 

В крупных городах эти суммы могут доходить до десятков миллионов долларов в год. А для полицейских это означает одно: даже если ты совершил что-то противоправное, ты либо останешься безнаказанным, либо тебя осудят, но денег не потеряешь. Мотивации использовать ненасильственные методы нет. 

Меньшинства до сих пор страдают из-за произвола полиции. Фото aclu.org

Меньшинства очень уязвимы 

У большинства полицейских в головах существует портрет типичного преступника. Это высокий мужчина, темнокожий или латиноамериканец. Именно таких на улицах арестовывают чаще всего. И департаменты не против такой выборки, никто полицейских не останавливает, не учит, что преступники бывают и другого цвета кожи и пола. 

В городе Майами-Гарденс, во Флориде, эта практика дошла до абсурда и даже попала в новости. В 2013 году местное издание написало о том, что полиция постоянно останавливает одного и того же человека, допрашивает, а потом отпускает. И так 258 раз. Эрла Сэмпсона ловили возле офиса, не веря, что он работает клерком. Допрашивали в продуктовых магазинах. Арестовали 56 раз. На него было заведено только одно дело – за хранение марихуаны. 

Вскоре после этой новости об Эрле заговорили национальные СМИ, но спустя месяц история забылась. Потому что издания не стали копать глубже и искать причину таких частых задержаний. 

Но она была. Дело в том, что в Майами-Гарденс была введена политика “останови и обыщи”. Но только темнокожих.

Один из офицеров рассказывал, что начальник приказал ему арестовать всех темнокожих мужчин от 15 до 30 лет. 

Стоит отметить, что в городе на тот момент проживало 110 000 человек. За годы этой практики полицейские остановили и допросили 99 000 человек. Некоторых останавливали более 20 раз. 

Более того, чтобы демонстрировать хорошую работу, офицеры подделывали отчеты о задержаниях, писали в них имена людей, уже находившихся в тюрьме. 

Никто с этим ничего не сделал. Что в очередной раз показывает полиции, что меньшинства очень уязвимы. 

Полиция вооружается

Несмотря на слова Барака Обамы о том, что “оружию не место на улицах нашей страны”, полиция так не считает. И очень хорошо вооружается. Как писал журналист Рэдли Балко в своей книге «Милитаризация американских полицейских сил», у местной полиции хватит оружия, чтобы захватить весь город. И в последние годы этого оружия становится все больше. Более того, в департаментах распространено мнение, что полиция и общественность находятся по разные стороны баррикад. И оружие необходимо, чтобы применять его против народа. 

Еще на эту тему

USCIS увольняет сотрудников, потому что им нечем платить

Зря смеетесь! С этой вооружённой парой в Миссури не все так просто

Иммигрантка вызвала полицию, не в силах смотреть на коллегу, которая издевалась над детьми в детском саду. Посадили в тюрьму ее, а не садистку

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Рубик, помоги
Adblock
detector