Светлана только жалеет, что не уехала из России раньше. Фото boards.straightdope.com

Как этническая кореянка бежала из России

Светлана только жалеет, что не уехала из России раньше. Фото boards.straightdope.com
Светлана только жалеет, что не уехала из России раньше. Фото boards.straightdope.com

Имя изменено из соображений конфиденциальности. Остальные подробности не претерпели изменений. Светлана сейчас живет в Вирджинии с семьей. Историю записали и отредактировали Катерина Панова и Ангелина Кальцева.

В Узбекистане было все не так плохо с правами человека. Все-таки узбеки – это азиаты, и менталитет у них другой. После развала Советского Союза, когда русскоязычных начали притеснять, с работой стало тяжело, начали жестко всех заставлять учить язык – мы поняли, что нам там делать нечего. Переехали в Россию. Там стало еще хуже.

Нас вообще за людей не считали. На работу никто брать не хотел, так как “лицом не вышли”. Даже в объявлениях пишут, что нужны люди славянской внешности.

Экономист по образованию, я пыталась поначалу найти работу в офисе, но безуспешно. Так же, как и мне, никому из моих родственников и знакомых корейцев  построить  головокружительную карьеру, естественно, не удалось. Было бы намного проще жить, если поступать, как евреи или кавказцы, или люди других национальностей: фамилию сменили – и все. А нам бесполезно: фамилию изменишь, а лицо-то не поменяешь. Поэтому когда мы, корейцы, делаем бизнес в России, то для общения с клиентами нанимаем людей со славянской внешностью.

В Москве моего сына сильно травмировали, сейчас такая же ситуация у племянника. Он единственный кореец в школе, и его дети постоянно обзывают. А в США все дети разноцветные, и с детства им объясняют, что все люди равны, независимо от расы и цвета кожи. Русских же детей с детства учат, что они умнее и лучше других. В России мои дети никогда не пользовались общественным транспортом, потому что мы очень опасались за их здоровье и жизнь. Могут ограбить, ударить, сказать что-то оскорбительное.

Я сама дралась каждый день в школе, и даже – уже будучи взрослой – на улице. Потому что обязательно кто-нибудь скажет неприятное, связанное с национальностью. И люди вокруг не вступятся.

Меня называли и китаезой, и туземкой, и черножопой, и чуркой, и бритвой по-узбекски.

Я привыкла к такой жизни, могу постоять за себя. Я даже умудрилась построить карьеру. Но я не хотела, чтобы мои дети через это проходили. Город очень жестокий, и чтобы  выжить, нужно обладать жестким характером. Мои дети совсем не такие, они даже драться не умеют, не могут сделать другому человеку больно. Поэтому мы решили, что попробуем уехать.

В Корею не получалось, потому что мы не говорим по-корейски и выросли совершенно в другой культуре, обрусели. Да и они нас корейцами не считают.

Я отправляла старшего сына в Корею учиться, но он там не смог долго выдержать.  Мы – как меж двух огней: ни туда, ни сюда.

А в США я поняла – это страна иммигрантов, и нам будет здесь гораздо легче адаптироваться и жить.

Я приехала сначала посмотреть. И меня очень впечатлили люди. Они очень приветливые. Мы отдали ребенка в сад, и он не захотел уезжать. Тогда мы решили, что попробуем остаться.

И в 40 лет я подала на убежище. Конечно же, я волновалась, дадут ли, но мой адвокат очень хорошо объяснил мне суть процесса, подготовил меня. Написали все, начиная с детства.

Я стала вспоминать свою жизнь, начиная со школы, и записывать. И поймала себя на мысли: какой кошмар! Как я там выживала?!

Я только об одном жалею: мне нужно было уехать гораздо раньше. Я бы уже сделала здесь отличную карьеру, другая жизнь была бы совершенно. Вообще, я бы, наверное, никогда не решилась уехать. Но когда я стала матерью, у меня появился страх за детей.

Но здесь я могу не беспокоиться, когда мои дети уходят на учебу или возвращаются вечером домой. Здесь в первый раз в жизни мы сходили на футбол, чего не могли себе позволить в России из-за бесчинств скинхедов.

Я приехала в зрелом возрасте, и было тяжело поначалу. Пришлось язык учить с нуля. Английский у меня все равно оставляет желать лучшего, но, несмотря на это, я получила работу в хорошей компании по своей специальности. Когда я прошу сотрудников поправлять мою речь, она всегда говорят, что я прекрасно говорю и им все понятно, и они даже завидуют, что я говорю на нескольких языках. Никто ни разу за мой акцент меня в грязь лицом не ткнул. И платят мне столько же, сколько и американцам. Без дискриминации.

У меня иногда бывает ностальгия по России и друзьям, но дети мои уже не хотят обратно, для них это, как наказание. Они успешно учатся и чувствуют себя абсолютно такими же, как остальные дети. Я счастлива за них, потому что теперь никто не пытается опустить их самооценку и достоинство только потому, что они не славянской внешности.

Подробную инструкцию о том, как подать на убежище в США, дает адвокат Светланы вот здесь.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.