История об одном эгоисте

Так все-таки стоит дарить женщинам подарки, или они бесполезны? Фото citywoman.info

Эта история началась год назад, когда Джессика, так зовут одну мою приятельницу, будучи девушкой довольно миленькой, находилась словно в летаргическом сне от отсутствия к ней многие месяцы внимания со стороны мужа Ричарда. Опустим подробности, они и мне самой до конца не ясны. Ну, не могу я осознать весь масштаб несправедливости, как такую очаровательную хозяйственную и эмоциональную красотку можно игнорировать, даже если уже десяток лет в браке?

Предпринятые нами с ней детективные действия с целью обвинения Ричарда в измене, кстати, довольно обаятельного и эрудированого мужчины, не дали ровным счётом никаких результатов. Работа-дом, дом-работа, даже принимая душ, он всего лишь мылся. И так изо дня в день, неделя за неделей. Если бы не абсолютное доверие подруге, то ни за что бы не поверила, что такой интересный мужчина может прожить без особых на то причин год без секса. Интересно, он самому себе не скучен? На фоне этого безразличия как же ей было не влюбиться в первого попавшегося, который помимо того, что до неприличия хорош собой, так ещё и богат и свободен. К тому же, с первого взгляда увлёкся моей подругой.

Собираясь с духом на развод с Ричардом и пытаясь понять, как будут делить имущество, подруга позволила себе тестовый период счастья с новым предметом своей страсти.

— Хай, — ответила я на звонок Джессики.
— Хай, как ты?
— Всё хорошо, а ты?
— Я опять в расстроенных чувствах.

— По какому поводу на этот раз? Ой, нет, не говори, сама попробую угадать, — напустила я спиритического пафоса, хотя готова была поставить тысячу против одного, что её до неприличия хороший собой эгоист Джон снова выкинул какой-то номер. — Опять у энергетических вампиров обострение маниакально-депрессивного психоза?

— Опять…
— Ну, это полнолуние, — вмиг определила я причину, чтобы в который раз прервать процесс бесконечного самокопания моей подруги.
— Устала я. Всё как-то более натянуто и грубо после каждой очередной ссоры. И бросить не могу, но и не чувствую, что оставаться нужно.
— А что он вытворил на этот раз?
— В том-то и дело, что ничего.
— А должен был?
— Ну… — протянула Джессика, — должен, не должен, но хотелось очень.

Оказалось, что Джон ничего не подарил Джессике на годовщину их знакомства. Моих познаний в психологии вполне достаточно, чтобы суметь оправдать очень занятого бизнесмена в её глазах, но ведь это был далеко не первый случай, когда он скупился на знаки внимания по праздникам, я уж не говорю о банальных конфетах и букетах безо всяких поводов,чем обычно балуют своих избранниц влюбленные мужчины.

На следующий день мы с Джессикой встретились в одном из наших любимых ресторанчиков. Целью встречи был не столько разбор полетов её отношений с Джоном, сколько душевное общение вне телефонной и вэб сетей. Девичник даже в количестве двух человек – он всё равно девичник, со всеми его приятными приятностями на душе, но моему удивлению не было предела, когда минут через десять в дверях появился Джон. Джессика по простоте своей душевной рассказала ему вчера о планах встретиться со мной, а Джон решил сделать наивный вид, что соскучился и заскочил после тренировки в спортзале, хотя на самом деле явно проверял её, чтобы не изводить себя лишними приступами ревности.

— Да, кстати, поздравляю вас, друзья мои, — сделала я вид, что мое настроение ничуть не испорчено и торжественно подняла бокал «Эппл Мартини».
— С чем? – спросила Джессика, недоуменно хлопая ресницами.
— Как с чем? Помнится мне, что год назад как раз за этим столиком я невольно оказалась свидетелем вашего знакомства.
— Год и два дня, — уточнил довольный тостом Джон, многозначительно подняв указательный палец вверх.

К слову, Джон имел уникальный талант разбираться в винах, на чем умудрялся делать время от времени приличные деньги, наряду со своим основным бизнесом – сетью спортзалов. С одной стороны его уникальные познания о вине вызывали у меня восхищение, но с другой стороны высокомерные высказывания в сторону вин, которые всякий раз пила я в его присутствии, так и провоцировали меня на саркастичный тон в общении с ним. Джессика за этот их совместный год тоже стала гурманом, забыла, что такое шампанское дешевле пятисот долларов за бутылку или вино дешевле тысячи. Хорошо хоть все эти изыски были, всё-таки, за счёт Джона. Но тем более оставалось странным и непостижимым, почему же он, далеко не бедный человек, так принципиально не желал дарить ей подарков, она ведь преподносила их ему постоянно. И это помимо того, что готовила ему кушать, когда заезжала после своей довольно престижной работы на пару часов, обстирывала и следила за порядком в съёмных апартаментах. Я ещё могу попытаться понять отсутствие подарка на Рождество, но как он умудрился ничего ей не подарить на День Рождения — оставалось тайной, покрытой мраком.

Я выпила залпом коктейль за их годовщину, откинулась на спинку стула, не сводя улыбку с лица, перебрала пару раз пальцами обеих рук по столу, глянула исподлобья на Джессику, и глубоко вздохнула. Подруга прямо на глазах бледнела, совершенно верно чувствуя, что сейчас я буду выражать своё мнение по поводу поведения Джона. Возможно даже, что гиперэмоционально, как требовала под воздействием лёгкого опьянения театральная моя душа.

— Как отпраздновали?
— В смысле? – Джон явно тянул с ответом.

Он пока ещё не понимал, к чему я клоню, и, по-видимому, просчитывал все варианты ответов на вопрос. Банальный ход е2–е4, тем более в свете затронутой темы, очень даже мог привести к потере самых сильных шахматных фигур противника, а терять осанку ферзя было не в привычках эгоиста.

— А какой тут ещё может быть смысл? – интересуюсь. – Что делали, где отмечали, чего такого эдакого друг другу подарили? Хвастайтесь.

Тактически верно рассчитав последовательность вопросов, неуёмным своим любопытством я явно застала врасплох самовлюбленного павлина, имеющего всегда и на всё экспертное, как ему кажется, мнение. Джессика резко вскочила, попросила её извинить и вышла курить на улицу. Такая рокировка была мне только на руку, ведь тет-а-тет Джон гораздо более вероятно сможет удовлетворить мой интерес, нисколько не опасаясь быть униженным в глазах своей пассии.

Стратегия – искусство далеко не глупых людей, без ложной скромности скажу я вам. В подобных моему сейчас игрищах слабонервных удаляться не просят, их заставляют трепетать. Пока Джессика курила, Джон оказался в прекрасном расположении духа, чтобы подхватить высокий темп диалога. Вот только было непонятно, строит ли он дурака, или действительно не понимает, что я высказываю ему презрение. Я ему: «Смотрю, ты с часами, которые подарила Джессика на Рождество, породнился. Не жмут?», а он: «Так ведь хороший ремешок и крутой дизайн, чего им жать? Удобные». Я ему: «А спортивный костюм – это тот самый, что Джессика пол зарплаты выкинула, чтобы на месяц вашего знакомства подарить?», а он: «Ну, почему же выкинула? Год ношу, сносу нет, значит, вряд ли это можно назвать выбрасыванием денег на ветер, хороший костюм».

Чтобы получить хоть какое-то моральное удовлетворение от совершенно бесполезного занятия – вправления мозгов взрослому мужчине, мне ничего не оставалось делать, как перейти с вопросов на определения, и в завершении обсуждения темы изящно пройтись тяжелой артиллерией негодования в адрес скупого мистера. Ответ на главный вопрос вечера, почему же он не дарит Джессике подарков, потряс всю мою женскую сущность, взорвал мой мозг совершеннейшей дикой логикой современного мужчины, в чьём лице в этот миг весь мужской род стремительно терял уважение в моих глазах. «У неё есть муж – вот он пусть и дарит подарки, а я не муж, какие ко мне претензии?» — сказал Джон, даже не понимая, что возведённая им в высочайшую степень суть глупого принципа не более, чем гнилая мелочность души.

Мне было абсолютно всё равно, испытывал он неудобство от нашего разговора, или развлекался моим возмущением, я не хотела больше видеть подругу огорченной, когда в очередной праздник будет плакать, что любимый ничего не подарил. Это так унизительно, когда надеешься на взаимность чувств, обмен яркими энергиями не только в постели, но и в виде подарков тоже, а на самом деле твою любовь используют в бытовых корыстных целях, и чувство любимого человека – это всего лишь снисходительное позволение быть приближенной к их Высочеству.

Джессика вернулась, присела за стол, надеясь, что мы уже заскучали в ожидании её возвращения. Один удар кулака размером с мою голову мог в любую секунду разрушить все мои стратегии и тактики. Риск оказаться выведенной нокаутом из игры был довольно велик, но я вошла в раж. Ещё один бокал Мартини освежил смелость и  я прервала затянувшуюся паузу: «Подарки близким людям не просто приятно делать, а даже и необходимо. На что же ещё тратить свободные деньги, как не на вещи, приносящие удовольствие? И разве видеть радость благодарных глаз любимой женщины это не удовольствие?» В присутствии Джессики Джон притих, а я вроде как абстрактно рассуждала о понятиях. Я словила себя на ощущении, что все эти мои слова нужны лишь мне. Джон останется при своем мнении, тут и к гадалке ходить не надо, а Джессика … либо научится получать удовольствие от мазохизма, либо переключится на кого-нибудь другого. Ну, не должна женщина терпеть недостаток внимания от любимого, не имеет права так безрассудно распоряжаться драгоценным временем жизни.

«Когда женщина испытывает наслаждение от отношений, её мужчине начинает ну просто баснословно вести, удача следует по пятам. Через женщину к мужчине устремляется либо поток успеха, удачи и процветания, либо поток разрушительной силы. Почему умные мужчины дарят жёнам приятные эмоции? Они подсознательно чувствуют, что удовлетворенная женщина — источник благоденствия и счастья, а множество несерьёзных связей делают его нищим. В первую очередь духовно, и как следствие– материально» — я говорила и говорила, а любовнички меня и не перебивали. Оба опустили глаза – Джессика от боли, которую доставляла правда, а Джон от скуки, разумеется. Ничего не оставалось, как поблагодарить их за предоставленную возможность высказаться о наболевшем, сделав при этом на правах блондинки глупый вид, мол, извините, я и не думала, что мои мысли могут быть настолько неумело сформулированы, что оскорбили самолюбие кого-то из присутствующих. Изрядно подустав, но, всё же, триумфальной походкой я вышла из ресторана. Патовое завершение беседы, конечно, гораздо менее приятно, чем победа, но и оно устраивало в качестве угрозы ферзю. Будет знать, как королев обижать!

Джессика позвонила на следующий день вся в растерянности, как быть с Джоном дальше. Он не собирается меняться, так что выбор был за ней — оставаться ли с ним хотя бы ради интимного удовольствия или расставаться. Она склонялась ко второму, но совесть не позволяла сделать это прямо перед его днем рождения. Более того, она не знала, как теперь его поздравить. Я не то, чтобы хотела указывать подруге, как жить, но сказала, что очень сильно её не пойму, если та подарит золотой браслет, который собиралась купить за семьсот баксов. На её вопрос, а как бы я поступила, я ответила, что подарила бы бутылку хорошего шампанского. С одной стороны придраться не к чему – подарок не дешевый и в рамках вкуса именинника, а с другой стороны будет в тот же вечер распит, а потому и никакого следа от себя не ставит.

Круговорот повседневных событий настолько меня увлёк, что вопрос отношений между Джессикой и Джоном как-то совсем исчез из виду. И вот через пару дней отвечаю на звонок подруги, а та звонко хохочет в трубку:

— Джул, ты не поверишь, я сделала это! Я сделала!
— Что сделала?
— Штопор!
— Что штопор? — никак я не могла сообразить, о чём она.
— Штопор подарила Джону на день рождения!
— Вау, — единственное, что могла я сразу произнести. – Вот это да… Респект. Как же ты осмелилась сделать такой дорогой подарок?- иронизировала я.
— Он в эффектной коробочке был упакован, я на нём ещё и гравировку сделала, так что вручала довольно пафосно, а сама еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться.
— А что за надпись выгравировала?
— “John’s private collection”.
— Ну, круто, что тут ещё скажешь, — осталась довольна находчивостью подруги я. И как он отреагировал?
— Деловито покрутил в руках, и сухо сказал спасибо.
— Вот и поделом ему.
— Потом пришли друзья, мы сели за стол, и кто-то поинтересовался, что я ему подарила. Когда Джон ответил, что штопор, никто не поверил. Спросили, что, наверное, золотой? Он вынужден был показать, и вроде как даже не подал виду, что не ожидал от меня такой дешёвки, но друзья не просто рассмеялись, а громко заржали, держась за животы, оценив гениальность моего замысла. Он обиделся. В общем, когда все ушли, он ещё и обвинил меня, что выставила его в день рождения посмешищем. Я с лёгким сердцем и ушла. Насовсем.
— Горжусь тобой!
— Так это ещё не конец истории.
— Да? И что же было потом?
— Сегодня утром он не поленился позвонить, чтобы выругать меня. Он этим штопором закрыл одну недопитую бутылку вина, поставил на холодильник, и она, видите ли, упала ему прямо на голову.
— А ты тут при чём?
— При том, что я якобы не с добрыми мыслями сделала подарок, и он с шишкой на голове вынужден был целый час убирать на полу миллион осколков.
— Вот есть же справедливость на свете, – безо всякого злорадства сказала я.

Спустя пару часов я написала подруге мэсседж с пожеланием прекрасного нового этапа жизни, а сама всё размышляла: кто знает, поженились бы они, если бы по всем праздникам Джон дарил подарки, и была бы эта жизнь счастливой, если бы поженились. Одно мне было определённо ясно: женщина должна украшать собой их с мужчиной мир, играть в слабость, дарить много нежности, уюта, даже если зарабатывает наравне с ним, но не должна терпеть унижение.

Разумеется, для кого-то может показаться, что никакое это не унижение — отсутствие подарков, но давайте будем честными хотя бы сами с собой, кто из вас чувствовал бы себя прекрасно, даря постоянно любимому человеку подарки и никогда не получая ни одного подарка от него?

Нельзя лишь потреблять, нужно учиться и отдавать. В этом заключается таинство гармонии души каждого из нас.
Всё, что человек генерирует и созидает в себе, то видит и ценит и в других в первую очередь. Несоответствия, когда они постоянны, сильно огорчают. И да, унижают тоже.

Дарите любимым улыбки, добрые слова, время.
Дарите подарки.
По праздникам и без.
Каждый знак внимания — это квант чистейшей энергии счастья.
Не унижайте любимых.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Джулия Уайткроу
Автор |
Фешн дизайнер, кинорежиссёр, писатель