Интервью по браку: история из адвокатской практики

Иногда на интервью по браку могут задавать очень каверзные вопросы. Фото daytranslations.com

Некоторые иммиграционные офицеры, проводящие интервью по бизнес- или инвестиционным категориям, любят поиграть в детективов. Если в деле есть фотографии офиса, они как бы невзначай спрашивают интервьюируемого: “Какого цвета стены у вас в офисе?”.

Если ответ, не дай бог, не совпал с иллюстративным рядом в представленных материалах, офицер начинает подозревать, что офиса никакого нет, или интервьюируемый там на самом деле не работает, или еще какой подвох.

Теперь иллюстрация из жизни одной конкретно взятой ячейки общества.

Ужинаем, значит, в кругу семьи. Я как-то вслух рассуждаю, не покрасить ли нам стены в ванной в тот же цвет, что и в нашей спальне, чтобы создать ощущение общего гармоничного пространства. А обожаемый супруг на это предложение реагирует: “А какого цвета у нас в спальне стены?”.

В доме мы живем семь лет, и цвет стен все это время оставался неизменным. Одна простая реплика в неподходящем контексте – и потенциальный fraud investigation.

И другой эпизод с несколько ироническим оттенком, о том, как иммиграционные службы копаются в нижнем белье иммигрантов.

Пара пришла на интервью по браку, слово за слово, офицер решил разделить супругов и позадавать вопросы раздельно и потом сравнить ответы.

Жену вывели в коридор, офицер поговорил с мужем об общих материях – как познакомились, кто родители жены, т.п. А потом заходит в зону интимности и спрашивает: “Какой бренд нижнего белья носит ваша супруга?”. Муж уверенно называет марку бельевого трикотажа. Но при этом это бренд, производящий такие классические страшные мужские семейные труселя самой нижней ценовой категории.

Услышав ответ, офицер демонстрирует лицом ход мысли: мужик понятия не имеет, какое белье носит его жена, но решил на ходу придумать и автоматически назвал марку, которую носит сам.

Потом мужа выводят в коридор, заводят жену. После традиционных вопросов спрашивают про марку белья. А женщина говорит: “Вы не поверите, но я женское белье терпеть не могу. Уже пятнадцать лет ношу дешевые мужские трикотажные трусы. Хотите, покажу?”.

Лучшим ответом на подобные вопросы будет “понятия не имею”, если вы действительно не знаете. Чаще всего такие каверзные вопросы задают для проверки реакции. Быстрая ложь сыграет против вас.

Еще на эту тему

Трамп разрешил поездки из Европы и Бразилии. Но Байден может все отменить

Мужчина три месяца прожил в аэропорту, потому что боялся ковида

Украденный ноутбук Нэнси Пелоси хотели продать спецслужбам России: версия

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию