Женщины-кандидаты на пост президента в 2020 году. Фото: Энни Лейбовиц для TheIndependent

Готовы ли американцы избрать женщину-президента?

Первые в этом году предвыборные дебаты демократов прошли в Айове. Фото: BusinessInsider

Первые в этом году предвыборные дебаты Демократической партии состоялись 14 января в Де-Мойне, Айова. И самые горячие споры там велись не о будущем партии и страны – активнее всего обсуждали обвинения в сексизме, не состоявшееся рукопожатие между Элизабет Уоррен и Берни Сандерсом и кто что сказал в 2018 году.

Уоррен утверждала, что в 2018 году Сандерс сказал ей, что не верит в то, что женщина может победить в президентской гонке. Сандерс отверг это обвинение как “смехотворное” и обвинил некоторых членов предвыборного штаба Уоррен во лжи. “Любой, кто знает меня, ни за что не поверит в то, что я так думаю”.

Но уверенность в том, что женщина может быть президентом США, не то же самое, что вопрос о том, готовы ли американцы избрать женщину президентом.

Элизабет Уоррен заявила, что не намерена тратить время на пустые споры: “Берни – мой друг, и я здесь не для того, чтобы сражаться с ним. Но если вопрос о том, может ли женщина быть избрана президентом, был поднят, нам пора прямо ответить на него”.

В конце дебатов Уоррен проигнорировала (а возможно даже намеренно отклонила)  протянутую Сандерсом руку для рукопожатия, чем спровоцировала неловкую паузу. Эти кадры моментально разлетелись по соцсетям. Критики обвинили Уоррен в том, что она разыгрывает “гендерную карту”.

Элизабет Уоррен не захотела пожимать руку Берни Сандерсу. Фото: NYTimes

Этот эпизод вновь напомнил о некоторых “женских проблемах” во время прошлой избирательной кампании Берни Сандерса в 2016 году.  Тогда его не раз обвиняли в неравенстве в оплате труда своих сотрудников и других видах нарушений по признаку пола. На вопрос, знает ли он о подобных жалобах, Сандерс ответил пренебрежительно: “Я был тогда немного занят туром по стране”.

Тем не менее, причина, по которой предполагаемое замечание Сандерса вызвало такой громкий резонанс, заключается в том, что он просто озвучил опасение, которое волнует многих: а что если Америка действительно еще не готова избрать женщину-президента?

На первый взгляд, кажется, что ответ очевиден. Тот же Берни Сандерс напомнил о том, что в 2016 году Хиллари Клинтон получила на три миллиона голосов больше, чем Дональд Трамп.

Но она не набрала “правильных голосов”. Она не выиграла президентство, несмотря на то что столкнулась, по мнению демократов, с “самым явно непригодным противником в истории страны”.

Конечно, женщины-кандидаты не одинаковы, и, следовательно, их шансы нельзя оценивать так грубо. Элизабет Уоррен не Хиллари Клинтон.

Но на фоне политики Трампа (с неприкрытыми призывами к сексизму, расизму и другим формам фанатизма старой школы) республиканцам довольно легко использовать “гендерное оружие” против женщины-оппонента.

Среди зарегистрированных участников президентской гонки-2020 (по данным The New York Times от 13 января): конгрессвуман Тулси Габбард, писательница Марианна Уильямсон (ее нет на фото ниже), сенаторы Кирстен Джиллибранд,  Камала Харрис, Эми Клобушар и Элизабет Уоррен.

Женщины-кандидаты на пост президента в 2020 году. Фото: Энни Лейбовиц для TheIndependent

Изучению такого часто неосознанного предвзятого отношения к женщинам на руководящих позициях было посвящено много исследований. Об этом писал Питер Бейнарт, профессор журналистики и политологии в Городском университете Нью-Йорка, в статье 2016 года для The Atlantic. Среди прочего он сослался на статью 2010 года двух исследователей из Йельского университета, которые обнаружили, что “взгляды людей на условного сенатора штата мужского пола не изменились, когда им сказали, что он амбициозен. Когда им сказали, что условная женщина-сенатор амбициозна, респонденты “испытали чувство морального негодования”.

То есть амбициозные женщины все еще рассматриваются американцами (как мужчинами, так и женщинами) более негативно, чем амбициозные мужчины.

Опрос, проведенный в сентябре женской правозащитной группой Lean In, показал, что, хотя 53% избирателей считают себя “полностью готовыми” для выборов женщины-президента, но только 16% уверены в том, что большинство американцев согласны с этим.

А опрос, проведенный в июне Ipsos для The Daily Beast, показал, что 74% респондентов (внепартийных и приверженцев Демократической партии) заявили, что они лично будут чувствовать себя комфортно с женщиной-президентом, но только 33% из них уверены, что другие люди думают так же. При этом 20% мужчин считают, что “женщины менее эффективны в политике, чем мужчины”.

Августовский опрос Ipsos и USA Today показал, что только 44% вероятных избирателей-демократов считают, что другие согласятся голосовать за женщину-президента.

Это – проверенная временем уловка “я не сексист (расист, гомофоб), но я не уверен в своих соседях”. “Если избиратели думают, что «остальная» Америка не готова проголосовать за женщину-президента, они, как правило, с меньшей вероятностью и сами сделают это”, – сказал ABC News исполнительный директор Lean In Рэйчел Томас.

Эти данные помогают объяснить, почему предполагаемое высказывание Берни Сандерса вызвало такую сильную реакцию. Женщины-кандидаты на пост президента и их сторонники не просто считают, что он ошибается. Они опасаются, что он может быть прав.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.