16 марта 2022

Что может оказаться в чемодане у человека, бегущего от войны

Убежище в коридоре дома. Здесь Юля провела первую неделю бомбежки Киева. У стенки – тревожные рюкзаки.

Что может оказаться в чемодане у человека, бегущего от войны?

С точки зрения уже полученного опыта – что угодно. И это “что угодно” зависит от того, сколько времени было на сборы, под обстрелами ли эти самые сборы проходили, ну и конечно от того, насколько безумны вы были ДО войны.

Лично я себя считаю милой и трезвой особой. Мои сборы под звуки сирен заняли ровно 20 минут. Через четверо суток пути в сторону эвакуации, я раскрыла чемодан и немного удивилась. Если судить о человеке, возможно навсегда покидающем свой дом, по содержимому его дорожной сумки, то я бы саму себя встревожила.

Вот скажите, в каком угаре нужно было брать 40 (пардон) трусов, ни одной майки, три (!!!) флакона духов и кухонный нож на случай, если нападут мародеры? Смешно? И мне смешно. Сейчас. Когда я сижу в спокойном европейском городе на кухне у своей лучшей подруги и пишу эти строки. Но тогда, когда после нескольких дней бомбежки не смолкают сирены и у тебя есть двадцать минут, чтобы бежать, тогда понятие того, что есть предметы первой необходимости слегка похрамывает. 

Убежище в коридоре дома. Здесь мы провели первую неделю бомбежки Киева. У стенки – тревожные рюкзаки

Что до остального: вторая неделя жизни вне дома показала, что 4,5 килограмма лечебного корма для кота и зубная щетка были неплохой идеей, как и внешний диск с бекапом компьютера и мамина кулинарная тетрадь. Но многие случайные вещи в чемодане вызывали тревогу за душевное здоровье, более того – я вообще не помнила, как и зачем их брала.

Очередь на границе, пункт Шегини

После разговоров с другими бежавшими я поняла, что я не одна такая. Маша из Броваров везла фольгу, вату, несессер и ацетон. Мы познакомились в торговом центре, в котором на польской границе временно размещали беженцев. Сначала все смеялись над Машей. Потом оказалось, что у большинства – отросший гель-лак. Фольга пошла по кругу – благодарные женщины снимали остаточные признаки некогда нормальной жизни, накручивая машину фольгу с ацетоном на пальцы…

“Это что!”, – смеялась Оксана из Харькова, – “Я у себя нашла … гамак. Мне почему-то казалось, что сетка просто необходима в тревожном чемодане”. 

Гамак… когда я начинаю думать о том, что я привезла 40 трусов, три флакона духов и кухонный нож, я кажусь себе почти нормальной на фоне гамака. Спасибо, Оксана!

Фото из центра для беженцев в Польше

Вообще же некоторые безумные идеи на поверку оказываются самыми трезвыми. В разговоре с такими же беженцами, как я (вернее людьми, временно нуждающимися в защите), я услышала о том, что одна девушка взяла с собой ковшик. Мы посмеялись, а потом мне позвонила кума, волей эскапизма оказавшаяся во Франции, и поделилась, что их разместили в замечательном хостеле, чистом и светлом, и что у них даже есть общая кухня на этаже. Только посуды для готовки нет. Плита есть, вода есть. Посуды – нет. Вспомнился ковшик… Идея показалась не такой уж и безумной. Если соединить меня с кухонным ножом, девушку с ковшиком и еще кого-нибудь с чашками, можно даже прилично устроиться. 

“Слушай, мы просто в одну минуту встали и вышли из наших жизней. Вышли с тем, что было на тот момент в наших руках”, – сказала мне вчера все та же кума. Сказала и мы вдруг замолчали. Бывают такие фразы в разговорах, после которых вся жизнь – будто в точку сжимается. 

Страница с рецептом тертого пирога из маминой тетради

Я еще раз осматриваю то, что вывезла из любимого дома, собираясь за 20 минут – фотоальбом с черно-белыми фото бабушек и прадедушек, мамину кулинарную тетрадь, документы на квартиру (если она переживет бомбежку), два платья, джинсы, два свитера, домашний костюм, ноутбук, 4,5 килограмма корма для кота.

Ах да, еще 40 трусов, три флакона духов и кухонный нож. Кажется, все самое важное. 

“Пусть только придёт мир на нашу землю. Все остальное – решим, отстроим, создадим” – говорю куме. Она кивает в маленьком окошке видео. Мы в это всем сердцем верим…  

Еще на эту тему

Республиканцы планируют урезать помощь Украине. И помогает им в этом инвестор Питер Тиль

Из-за пива по $27 в аэропортах Нью-Йорка будут снижать цены на все

Каким американцам и почему закрыли въезд в РФ. Джо Байден попал в “черный список” России, Дональд Трамп – нет

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию