Без паники: что делать беженцам в свете новых правил назначения интервью
Без паники: что делать беженцам в свете новых правил назначения интервью

Без паники: что делать беженцам в свете новых правил назначения интервью

Без паники: что делать беженцам в свете новых правил назначения интервью
Можно ли обойтись без адвоката? Зависит от вашей ситуации. Фото ibtimes.co.uk

Как я уже писала, 31 января на сайте USCIS появилось официальное подтверждение тенденции, которую я обозначила на неделю раньше.

Честно говоря, я не ожидала, что обнаружится такое количество публики, напуганной перспективами отправиться на собеседование через три недели после подачи документов. То есть, те, кто только что отправил документы, подготовленные самостоятельно, или планирует их подачу в ближайшие недели, потому что сроки поджимают, вдруг поняли, что на интервью придется либо идти без документов вовсе, либо мобилизовывать ресурсы, чтобы всю работу проделать в небольшие сроки. Причем последнее чревато риском «остановить часы» и зависнуть в промежуточном статусе без разрешения на работу.

Понятно, что люди в панике бросаются искать адвоката. Так же понятно, что мне с этого никакого гешефта. Потому что, чтобы взять такое дело и на этой стадии, потенциальному клиенту надо пообещать как минимум шансы на благополучный исход дела. А я не мастер таких обещаний.

Стоит ли нанимать адвоката

Не то чтобы я пессимист, но обычно — хорошо информированный реалист. Буквально вчера вступила в дискуссию с коллегой, который стал авторитетно объяснять взволнованной аудитории, что все не так плохо, и есть даже положительные стороны в походе на интервью по беженству через три недели после подачи и будучи еще в легальном статусе. А хороший адвокат вообще может спасти любое дело, так что давайте, быстрее нанимайте адвоката, пока ваша очередь на интервью не подоспела. И толпа пошла за ним, как на звуки дудочки крысолова. Все-таки на человека с перспективой депортации магическое действие оказывают слова «я буду агрессивно бороться за Ваши права.»

Я же со свойственным занудством стала выяснять по пунктам, в чем адвокат видит пользу от разных гипотетических, но очень сейчас вероятных сценариев. И как бы в ходе объяснений мы сошлись на том, что, да, адвокат может развернуть вот такую деятельность, и вот эдакую. Вообще, даже в нынешних, довольно-таки ограничивающих обстоятельствах, due process не совсем пустой звук, и можно совершать ряд процессуальных действий пока не протрубили отбой и дело не закрыто либо в административном, либо в судебном порядке.

Странный получился разговор. Я говорю: «Произойдет вот это.» А он мне в ответ: «А мы тогда сделаем вот то.» Я ему снова: «Но тогда будет вот это». А он снова: «А мы тогда подадим вот такую бумажку.» И система, действительно, позволяет ответить на Notice of Intent to Deny или дослать каких-нибудь новых документов. Но в сухом остатке мы все-таки имеем вынужденный отъезд клиента на родину. И мой собеседник это даже признает.

То есть, да — адвокат может сделать какие-то телодвижения, но единственная польза от них — пополнение бюджета адвоката за счет клиента, который эти телодвижения оплачивает.

Разумеется, я здесь говорю не о делах, которые по определению соответствуют всем критериям беженских прошений, но при этом заявитель почему-то ввязался в процесс без адвоката. В этом случае, конечно, надо спасать фактическую основу петиции, усиливая ее сопроводительными материалами и ссылками на прецеденты. Но если вся фактическая основа «мне нравится в Америке, а на родине я так не люблю правящий режим, что аж кушать не могу,» то сейчас не самая благоприятная ситуация, чтобы платить адвокату за попытки аргументировать позицию на этих фактах.

Короче, не моя это тема. Если я такого клиента возьму, буду себя чувствовать гомеопатом, продающим целебную настойку больному раком в терминальной стадии. Конечно, больной своих денег на тот свет не заберет, поэтому, может быть, можно их с него взять за «мы будем агрессивно бороться.» Но пусть это лучше кто-нибудь-другой сделает.

Без паники: что делать беженцам в свете новых правил назначения интервью
Вас не станут депортировать сразу после интервью. Фото cloudfront.net

Депортация после интервью 

Больше же всего тех, кто недавно подал документы, еще находясь в легальном статусе, напугало то, что в случае неодобрения петиции по результатам интервью, дело не пойдет в суд. Здесь вот у людей воображение разыгралось настолько, что по сети полетели мрачные прогнозы «прямо на интервью беженцам надевают наручники и увозят аэропорт для депортации.» Разумеется, никого прямо с интервью не депортируют. Материалы «Рубика» о депортации беженцев во время интервью касались именно нелегалов, то есть людей, у которых были просрочены визы. На данный момент все эти истории проверяются, но все равно будьте осторожны и всегда носите документы о том, что вы в ожидании решения по беженству при себе.

Чтобы осознать почему, надо понимать структуру подразделений в системе иммиграционного права.

В представлении многих «отказ на интервью» = «депортация». Это неверно.

У интервью на беженский статус может быть один из трех результатов: одобрение, отказ, или передача в иммиграционный суд.

С одобрением все понятно — по результатам собеседования можно открывать шампанское.

Отказ — дело крайне редкое, такие дела исчисляются чуть ли не единицами, потому что для отказа нужны основания вроде очевидно-поддельных документов или связи с терроризмом.

Большая же часть дел попадает в категорию «перевести в суд.» Это не отказ, это просто признание офицера в том, что у него нет оснований для одобрения петиции и он предоставляет судье вынести решение по этому делу. Однако, если на момент прохождения интервью человек находится в Штатах в легальном статусе, не связанном с беженской петицией, передача дела в суд не состоится. Просто в деле появится отметка о «неодобрении» и человек выходит из процесса ровно в том статусе, в каком он был до интервью. Почему?

Без паники: что делать беженцам в свете новых правил назначения интервью
В иммиграционном суде не обжалуются решения по интервью. Фото usanetwork.com

Иммиграционный суд — это не апелляционный орган. В нем не обжалуются решения по интервью. У него совершенно другая функция. В упрощенном виде, в суд попадают те, против кого правительство начало депортационный процесс, а заявитель в этом процессе несет бремя доказательств, что депортировать его нельзя. Соответствие критериям статуса беженца — одна, хотя и не единственная, возможная причина, почему «нельзя».

Eсли проецировать этот механизм на обсуждаемую ситуацию, то станет видно, что человек, который находится в легальном статусе (например, на визе В1/В2) в момент интервью на беженство, депортации не подлежит.

У иммиграционного суда просто нет юрисдикции в этом деле. Если офицер в административном порядке вынес решение не удовлетворять прошение о предоставлении статуса беженца, заявитель остается в том же легальном статусе В1/В2. Дело, естественно, в суд не уходит, потому что депортационный процесс не начат. Часы останавливаются, у правительства ожидание, что заявитель уедет из страны в определенные условием его визы сроки. Дальше, если предположить, что он не уехал, его статус истекает и он потенциально подлежит депортации. Если в этот момент произойдет встреча с властями, будет арест и уже другое, независимое от первого, дело в иммиграционном суде. Теоретически, в этот момент можно подать новую беженскую петицию, указав в ней предыдущую попытку. Я лично в шансы ее одобрения не верю, но это уже предмет отдельного разговора.

Без паники: что делать беженцам в свете новых правил назначения интервью
У некоторых людей крайне мало времени подготовиться к интервью. Фото cnbc.com

Интервью на получение убежища 

Теперь обращаясь к страхам относительно того, что может произойти на интервью. Кого реорганизация процесса вызова на интервью сейчас затронет? Тех, кто имея очевидно слабое дело, подал документы в последние несколько недель и кто сейчас находится в легальном статусе, не истекающем еще месяца три, как минимум. Это самый уязвимый сценарий. У этих людей крайне мало времени подготовиться к интервью, любая попытка дополнить дело новыми документами, скорее всего, остановит часы и лишит перспектив получения разрешения на работу, и в момент интервью статус будет все еще легальным, поэтому дело в суд не уйдет.

У этой категории есть шансы завершить иммиграционный процесс гораздо реже, чем предполагалось. Депортировать прямо из офиса иммиграционной службы этих людей никто не будет. От них просто ожидается, что они, проявив сознательность, покинут страну в сроки, определенные категорией визы и сроками, проставленными в паспорт при въезде. Это хорошая новость.

Плохая новость в том, что после окончания срока разрешенного пребывания, эти люди пополняют ряды нелегалов без разрешения на работу.

Меня несколько раз спросили, как нововведение влияет на планы тех, кто планировал во время рассмотрения беженского дела решить свои иммиграционные задачи через брак с американским гражданином/гражданкой. Как я писала раньше, в начале января иммиграционные судьи получили внутреннюю директиву Департамента юстиции, предписывающую сократить сроки рассмотрения депортационных дел. Директива носит рекомендательный, но очень настоятельный характер. По ней по делам, где заявитель находится в тюрьме, рекомендуется выносить решения в пределах 45 дней с момента начала дела, а по остальным делам — 180 дней.

Еще недавно период обработки беженских петиций складывался из 4-5 лет до интервью, 6-12 месяцев до передачи дела в суд, еще 6-12 месяцев до первого суда, на котором заявитель просит отсрочки, чтобы найти адвоката (или адвокат просит отсрочки для ознакомления с делом), еще год до первого Master Hearing, и, наконец, еще 2-3 года (а в Аризоне, например, 3-4 года) до заключительного слушания. В случае решения о депортации, заявитель подает апелляцию в Board of Immigration Appeals, и это покупает ему еще полтора-два года.

Теперь сроки ужались до месяца-другого от подачи документов до интервью, через месяц дело уйдет в суд (если заявитель не был на момент интервью в легальном статусе), никаких отсрочек суд больше не дает, через пару месяцев Master Hearing, через полгода — Individual. Апелляции BIA стал рассматривать за 2-3 месяца. Даже если предположить, что за год всего процесса заявитель сочетался законным браком (что выглядит подозрительно и скоропалительно), у него просто не будет времени получить одобрение петиции по браку от USCIS, чтобы на основании одобрения отозвать беженское дело. На всякий случай уточню, что нет никакой гарантии, что суды будут работать именно по рекомендованному им графику. Это в принципе не очень реалистично. Но совершенно точно судьи будут стараться гнать быстрее и никаких отсрочек без веских оснований больше не будет.

Без паники: что делать беженцам в свете новых правил назначения интервью
Без адвоката некоторым людям, ждущим интервью, не обойтись. Фото silvalawgroup.com

Варианты действий 

Теперь закономерный вопрос: а что можно сделать? Ответ на него зависит от нескольких вводных данных.

  • Если Вы подали документы года четыре назад и ждали интервью со дня-на-день, просто запасaйтесь терпением. Например, лос-анджелесский офис даже временно приостановил опцию «встать на лист ожидания» для тех, кто согласен оперативно явиться на интервью при уведомлении за несколько дней, если вдруг случайно откроется «окно» в графике офиса. Ничего ускоренного для тех, кто ждет уже долго, не положено.
  • Если Вы подали документы месяц-другой назад и все еще в легальном статусе — изучайте Ваше дело и репетируйте аргументацию. Скорее всего, будет только одна попытка сыграть в азартную игру с государством.
  • Если Вы подали документы месяц-другой назад и уже не в легальном статусе или выпадете из статуса на момент интервью, и у вас нет адвоката — займитесь его поисками. Будет лучше, если адвокат сначала подготовит Вас к интервью, а потом пойдет с Вами через судебный процесс на тех обстоятельствах, которые вошли в дело в результате этого интервью.
  • Если Вы еще не подали документы, но собираетесь это сделать в ближайшем будущем и Ваше дело не лишено оснований — собирайте пакет с адвокатом. Эпоха «я пришлю историю заказным письмом позже» прошла.
  • Если Вы еще не подали документы и не уверены, что Ваше дело имеет под собой основания — обсудите его с адвокатом, лучше, с несколькими. Многие предлагают предвaрительную оценку дела бесплатно.
  • Если Вы еще не подали документы и уверены, что Ваше дело не имеет под собой оснований — начинайте рассматривать другие варианты иммиграции.
  • Если Вы уже подали документы и уверены, что Ваше дело не имеет под собой оснований — дышите глубже. Скорее всего, все будет быстро.

Как я уже писала, 31 января на сайте USCIS появилось официальное подтверждение тенденции, которую я обозначила на неделю раньше. Честно говоря, я не ожидала, что обнаружится такое количество публики, напуганной перспективами отправиться на собеседование через три недели после подачи документов. То есть, те, кто только что отправил документы, подготовленные самостоятельно, или планирует их подачу в ближайшие недели, потому что […]

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Наталья Полухтин
Автор |
иммиграционный адвокат с офисом в Финиксе

Translate »