Судебные споры местных землевладельцев с правительством могут затянуться на годы. Фото: informline

Землевладельцы в Техасе судятся с правительством из-за строительства стены

Судебные споры местных землевладельцев с правительством могут затянуться на годы. Фото: informline

Пограничная стена строится крайне медленно, и не только из-за недостатка денег. Оказывается, этому активно противодействуют землевладельцы, ведь большая часть земельных угодий в стране находится в частной собственности.

Постановление о строительстве заграждения протяженностью около 2000 миль (около 3200 км) вдоль южной границы Трамп подписал еще в 2016 году. Он и его сторонники уверены, что стена поможет остановить поток нелегальных иммигрантов.

Отказ правительства финансировать строительство  “большой красивой стены” стал для Трампа неожиданной и очень серьезной проблемой. Несмотря на его предвыборные обещания заставить Мексику платить за стену, этого не удалось сделать. Потом президент просил у конгресса на строительство более $5 миллиардов. Год назад из-за разногласий по этому вопросу случился самый продолжительный в истории США шатдаун, в результате чего многие отрасли были буквально парализованы, а десятки тысяч людей остались без зарплаты. После долгих переговоров конгресс все-таки выделил на “усиление безопасности южных границ” $1,375 миллиарда.

Суд Техаса во вторник, 31 декабря, и калифорнийский суд в среду, 1 января, запретили администрации Трампа направлять военное финансирование на строительство пограничной стены (напомним, что Трамп взял $1 миллиард из бюджета Пентагона) . Министерство юстиции заявило, что обжалует эти решения.

Но не только финансовые трудности мешают возведению заграждений на южной границе.

За три года правления Трампа новая стена в Южном Техасе практически не строилась, поскольку фермеры, владельцы ранчо и католическая епархия сопротивляются федеральному захвату своей земли и подают судебные иски против правительства.

В долине Рио-Гранде правительство готово финансировать постройку 110 миль (177 км) новой стены, но не может получить землю.

Таможенная и пограничная служба США в течение двух месяцев отправляла письма и проводила встречи со 120 землевладельцами в Ларедо, Техас, через участки которых должна пройти потенциальная стена. Часть жителей сразу согласились, но другие сопротивляются – и это может затянуться на годы.

Железнодорожный мост через Рио-Гранде из Нуэво-Ларедо, Мексика, в Ларедо, Техас. Фото: wsj

Некоторые из землевладельцев против строительства стены на своей земле по идеологическим причинам. Другие говорят, что это разделит их собственность на две части и повлияет на их бизнес или образ жизни, поскольку доступ к их собственности на другой стороне стены будет зависеть от того, где правительство сделает  ворота.

Единственные новые участки стены в Техасе, построенные с тех пор как Трамп стал президентом, находятся к югу от города Донна в долине Рио-Гранде – это три небольших фрагмента длиной в несколько десятков футов. По замыслу правительства, длина стены в этом районе составит 8 миль (около 13 км) и обойдется в $167 миллионов.

Сроки ее строительства будут зависеть от того, сколько времени потребуется, чтобы получить права на все необходимые земельные участки.

За последние три года правительство построило всего 80 миль (около 129 км) пограничной стены в Калифорнии. И большая часть нового ограждения  – это просто замена уже существующих фрагментов.

Ричард Хачар из Ларедо, Техас, разрешил геодезистам работать на своем участке, потому что в будущем он планирует построить 300 домов у береговой линии и надеется, что наличие стены сделает этот район более безопасным.

А Мэри Фурр Гомес, чьи земли, в основном, пустуют, подписала документы, потому что, по ее мнению, “если правительство решит что-то сделать, они сделают это независимо от того, хотите вы или нет”, – сказала она.

С этим не согласен Дэвид Асеведо, владелец ранчо размером 180 акров (чуть меньше 1 кв. км). Он обеспокоен тем, что из-за стены будет трудно получить доступ к реке Рио-Гранде для орошения своих участков и для скота. К тому же, возрастет риск наводнений.

Епископ Марио Авилес прошел мимо участка пограничной стены и рядов пустой обуви, символизирующих мигрантов, которые пересекли границу, спасаясь от насилия. Фото: wsj

Администрация “Детского дома Священного Сердца”, которому уже более 100 лет, отказалась дать свое согласие на продажу земли тоже из-за опасений по поводу доступа к реке и ирригации, сказал их представитель Меркурио Мартинес.

Другие католические учреждения заявили, что стена противоречит их вере, сославшись на папу римского Франциска, который в майском телевизионном интервью раскритиковал “эту новую политику защиты территорий путем возведения стен”.

Среди тех, кто отказался сотрудничать с федеральным правительством, была и Браунсвильская епархия, которая владеет исторической часовней с библиотекой, домом священника и тремя пустующими участками земли, на которых в будущем планируется построить церкви. 

“Я не хочу использовать церковную собственность, чтобы запретить людям искать убежища, если их жизнь в родных странах ужасна, – сказал епископ Браунсвилла Даниил Флорес. – Правительству не удастся взять эту землю. Церковь не собирается отдавать им ее”.

Историческая часовня Ла-Ломита в Браунсвильской епархии. Фото: wsj

Католическая церковь очень влиятельна в этом преимущественно испаноязычном регионе. В округах долины Рио-Гранде и Ларедо от 34% до 70% католиков, что является одним из самых высоких показателей в стране, по данным последней переписи населения США.

Если землевладелец отказывается продать землю, правительство должно подать в федеральный суд иск на доступ к этой собственности. Пятая поправка к Конституции США разрешает “использовать частную собственность для общественного пользования” при условии выплаты “справедливой компенсации”.

Этот закон применялся для создания парков, строительства автомобильных и железных дорог, общественных зданий.

Эфрен Оливарес, адвокат, представляющий землевладельцев, заявил, что обычно суды ставят в приоритет защиту национальной безопасности. Судьи также могут определять размер компенсации, которую получают землевладельцы, сказал он. Суд пытается определить справедливую рыночную стоимость объекта, что иногда  непросто, если участок уникален и его не с чем сравнивать.

Некоторые истцы готовы просто тянуть время до следующих президентских выборов, сказал Оливарес, – в надежде на то, что Трампа не выберут и что следующий президент откажется от идеи строительства стены.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.