США не могут разработать вакцину от коронавируса из-за нехватки одного ресурса

Обезьяны сейчас на вес золота. Фото gorod-812.ru

За последние семь месяцев более ста вариантов вакцин и лекарств от коронавируса были запущены в разработку. Им предстоит еще множество исследований и проверок. И вот с этим возникли проблемы, потому что в США не хватает одного очень важного ресурса: подопытных. 

Такие исследования должны проводиться на приматах, которых и в нормальное время было сложно взять для опытов. Сейчас же они на вес золота. 

“На национальном уровне мы чувствуем острую нехватку в приматах. Исследования на обезьянах в принципе дорого стоят и критикуются обществом, что осложняло проведение опытов и до пандемии. Но сейчас это просто катастрофа. Мои коллеги борются за каждого примата, в буквальном смысле”, – говорит Коэн Ван Ромпей, ученый по инфекционным болезням из Калифорнийского национального центра по изучению приматов.

Почему так мало приматов для опытов? 

Причин нехватки приматов несколько. Первая – сама пандемия, из-за которой спрос на подопытных вырос в разы. 

Вторая – сокращение поставок из Китая. Именно Китай обеспечивал 60% приматов для опытов в США (всего их 35 000 в стране). Ведь в этой стране уход за обезьянами обходится дешевле, а еще там нет проблем с движением за права животных. Но когда началась торговая война между Китаем и США, количество поставок сократилось. А вслед за этим грянула пандемия и вследствие нее – закрытые границы. Правда, некоторые ученые считают, что привезти обезьян несложно.

Просто китайцы, якобы, не хотят делиться приматами, ведь сами работают над вакциной. 

Третья причина – нехватка была всегда, но эту проблему никто не хотел решать.

Вообще центры по разведению приматов для опытов появились в США еще в 50-е годы. Ученый из Национального института здоровья посетил такой центр в СССР и убедил коллег, что в Америке нужно сделать так же. Средства из федерального бюджета выделяли, но крайне неохотно. В 2015 году центр при Гарварде закрыли из-за недостатка финансирования. К тому же этот центр оказался в центре скандала, когда стало известно, что там обезьян не поили водой и те умирали от обезвоживания. Другие центры тоже сократили количество приматов, потому что нет денег. 

Еще в 2018 году Национальный институт здоровья опубликовал доклад, в котором говорилось: приматов очень мало и на всех не хватает. Как вариант, можно было создать “резервных приматов”, то есть держать несколько тысяч животных про запас. Но этот план отложили до лучших времен, ведь никто не ожидал вспышку нового вируса. 

Из этого вытекает следующая проблема: даже если приматов было бы достаточно, держать их негде.

По правилам, приматы, инфицированные COVID-19, должны содержаться в лабораториях 3-го уровня биобезопасности. Там особые требования к конструкции и вентиляции, чтобы предотвратить распространения патогенных микроорганизмов. В США таких лабораторий очень мало. 

Коэн Ван Ромпей из Калифорнийского национального центра по изучению приматов рассказывает, что им сейчас поступает множество звонков от компаний, которым необходимы обезьяны для опытов. Но центр вынужден фильтровать такие просьбы и выбирать только самые перспективные. При этом приматов хотят получить и другие исследователи, не работающие с коронавирусом. Но их запросы отложили до окончания пандемии. 

Большую часть приматов для опытов поставлял Китай. Фото kor.ill.in.ua

А можно ли сразу начать испытания на людях? 

Из-за нехватки приматов некоторые фармацевтические компании уже начали испытания на людях в обход животных. Например, Moderna сразу перешла к клиническим испытаниям на людях, и результаты многообещающие. В организме людей, получавших инъекцию, начинали успешно вырабатываться антитела, нейтрализующие вирус SARS-CoV-2. Действие вакцины при этом вызывало у многих испытуемых побочные эффекты, не вызывающие, впрочем, серьезных опасений.

Другие компании, даже не связанные с работой по борьбе с коронавирусом, тоже задумываются, а не пора ли вообще отказаться от испытаний на животных. Ученые, работающие с приматами, пытаются их разубедить. 

Приматы очень похожи на людей, например, иммунной системой. А еще обладают рядом важных качеств: они подконтрольны и за ними удобно наблюдать во время исследований. С людьми работать сложнее. А также приматов можно заражать вирусом. Некоторые ученые предлагали делать так же с людьми, но коллеги их не поддержали – это небезопасно. 

Также исследования на приматах помогут понять, как самые уязвимые группы населения реагируют на вирус и вакцину.

Например, Салли Пермар из университета Дьюка совместно с Ван Ромпеем готовятся провести исследование на младенцах-обезьянах, чтобы проверить, как на них действуют некоторые вакцины от коронавируса. 

Это исследование особенно важно, потому что дети в основном хорошо переносят вирус, даже бессимптомно. Но могут быть его разносчиками. Поэтому вакцинация детей может стать важным, если не главным шагом к открытию школ по всей стране. 

Компании, которые обошли животных и сразу стали проводить опыты на людях, берут для тестирования лиц старше 18 лет. Поэтому они не смогут быть в полной уверенности, что вакцина безопасна для детей. 

Грызуны гораздо удобнее для опытов. Фото gazeta.ru

Можно ли проводить опыты на других животных? 

На самом деле, обезьяна не самый лучший подопытный. Приматы вида макак-резус и макак-крабоед, которых чаще всего используют для исследований, заболевают только легкой формой COVID-19. Для изучения тяжелых случаев используют грызунов. Например, хомяков. 

“Хомяки очень удобны для изучения вируса. Они тяжело его переносят, это раз. Во-вторых, быстро размножаются, так что нехватку вы не ощутите. К тому же за ними нужен уход попроще”, – говорит Винеет Менахри, вирусолог из медицинского отделения Техасского университета.

Обезьяны же, наоборот, размножаются медленно, за ними тяжело ухаживать и они очень дорогие.

Сейчас один такой подопытный стоит около $10 000.

А использовать их после опытов для других исследований, не медицинских, нельзя: существует большой риск заражения. 

Именно поэтому компании прибегают и прибегали к опытам на приматах в последнюю очередь. В условиях пандемии, когда ценен каждый день, от приматов вообще можно отказаться, считают некоторые ученые. И провести испытания сразу на грызунах, а потом уже на людях. 

Какие еще варианты есть у ученых? 

Так как весь мир оказался под угрозой, пора объединяться. На данный момент международное сотрудничество развито плохо.

Некоторые страны даже продвигают идею “вакцинного национализма”.

Закрытие границ, чтобы обезопасить только себя, – яркий тому пример. Или предложение президента Трампа, которое он сделал немецкой компании CureVac: чтобы американцы получили эксклюзивный доступ к потенциальной вакцине. Компания ответила, что разрабатывает вакцину для всех, а не для одной страны. 

Борются с “вакцинным национализмом” и сами ученые: они объединяют усилия и делятся теми ресурсами, что есть. Так, различные центры, финансируемые Национальным институтом здоровья, делят обязанности между собой. Одни берут на себя контрольную группу подопытных (то есть тех, кто не получает вакцину), другие тестируют один способ лечения, третьи – иной. И потом передают результаты друг другу. 

Разумеется, это сложно. Потому что в центрах должны быть одинаковые лаборатории, одинаковые подопытные и одинаковые условия. Но до сих пор это работает. 

“Это просто феноменально. Я уже 37 лет в науке, занимаюсь исследованиями, и ни разу не видел такого уровня координации между разными центрами”, – говорит Джеффри Робертс, помощник директора по работе с приматами в Калифорнийском национальном центре исследований приматов.

Еще на эту тему

Риск заразиться в метро Нью-Йорка низкий

Пубертат во время пандемии – опасно ли это?

Президент Трамп назначил Эми Барретт на должность судьи Верховного суда

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию
Adblock
detector