Вчерашний выпускник не всегда дешевле опытного адвоката. Фото vault.com
Сколько стоят услуги иммиграционного адвоката

Сколько стоят услуги иммиграционного адвоката

В иммиграционном праве вы нанимаете адвоката по собственному желанию. Фото pixfeeds.com

Пожалуй, ни одна профессия не окружена такими легендами о баснословных гонорарах, как профессия адвоката. Особенно, адвоката американского.

Тот, кто никогда не имел дела с американской юридической системой, часто бывает неприятно удивлён ценником, который прилагается даже к самым тривиальным услугам. Соответственно, тема ценообразования в этой области заслуживает отдельного обсуждения.

Сразу оговорюсь, этот текст из моего блога написан исключительно для тех, кто присматривается к найму адвоката иммиграционного. В области уголовного права или в гражданских тяжбах есть свои нюансы и своя ценовая политика.

Как я не перестаю повторять в своем блоге, иммиграционное право — не уголовное. Соответственно, права на адвоката в иммиграционном процессе нет. Вне зависимости от сложности дела и потенциальных последствий, государство адвоката не предоставляет. Но не запрещает (кроме пары довольно узких исключений) нанять адвоката за собственные деньги.

Обращаю внимание на то, что ниже пойдёт разговор не о целесообразности найма адвоката, а о том, по каким критериям можно определить, насколько разумна цена за услугу, которую клиент уже настроен приобрести.

Все больше адвокатов предпочитает «комбинированное соглашение». Фото libertylaw.ca

Часовая ставка

Традиционно, большинство иммиграционных адвокатов работает на условиях фиксированной оплаты («flat rate»). То есть, вне зависимости от потраченного времени, за определённую категорию дел адвокат берет заранее оговорённую сумму. Эта система зародилась в те времена, когда иммиграционное право имело гораздо больше элемента «предсказуемости», чем сейчас.

По моему впечатлению, все больше моих коллег уходят от схемы фиксированной оплаты к так называемому «комбинированному соглашению» (когда стандартный набор услуг оформляется по фиксированному тарифу, а ответ на дополнительные запросы или коммуникация после подачи петиции оплачиваются отдельно), либо вовсе переходят на почасовую оплату.

AILA (American Immigration Lawyers Association) подготовила рапорт о финансовых аспектах профессии.

Согласно рапорту, почасовая ставка иммиграционного адвоката сейчас находится в диапазоне от $200 до $1,000 в час.

Для тех, кто сейчас пытается справиться с шоком от цифры «тысяча долларов», я поясню, что в большинстве случаев такого рода адвокат для решения иммиграционных проблем частного лица не нужен.

Адвокаты в этом ценовом диапазоне, как правило, обслуживают корпоративных клиентов, которые уже вышли на уровень судебной конфронтации с правительством и потенциально предпринимают шаги, которые могут изменить существующий закон. Более распространённые расценки на работу иммиграционного адвоката оказываются в диапазоне $300-500 в час.

Фиксированный тариф — риск для обеих сторон. Фото John Paul Filo/CBS

Фиксированная оплата

Контракт на предоставление услуг по фиксированному тарифу — риск для обеих сторон. Клиент платит оговоренную сумму, даже если адвокат потратил на работу времени меньше, чем предполагал.

Адвокат берётся создать продукт, который его наняли создать, даже если в результате придётся сделать гораздо больше работы, чем предполагалось бы из расчета «сумма контракта поделить на почасовую ставку.»

В иммиграционной практике по фиксированному тарифу обычно готовятся документы на воссоединение семьи, беженские петиции, рабочие визы, натурализационные петиции (без осложняющих факторов), PERM и другие «регуляторные» дела.

Общее правило — чем больше «кастомизации» требует дело, тем больше вероятности, что оплата будет почасовая.

Обратите внимание — даже если адвокат выполняет работу по фиксированному тарифу, скорее всего, часовая ставка адвоката в контракте все равно прописана (ну, или должна быть прописана). Это стандартная практика, рекомендованная коллегиями почти всех штатов.

Во-первых, цифра даёт клиенту возможность оценить, насколько дорогой у него адвокат, и прикинуть, сможет ли он позволить себе при необходимости выйти за пределы контракта.

Во-вторых, в случае досрочного расторжения контракта, адвокат учитывает время, фактически потраченное на это дело до момента расторжения контракта, умножает на указанную в контракте почасовую ставку, и, если остались неизрасходованные деньги клиента, возвращает остаток.

Выбирайте адвоката, занимающегося именно делами по вашей специфике. Фото lettucecater.com

Специализация адвоката

Поскольку иммиграционное право охватывает множество разных категорий, вполне естественно, что и внутри практики есть разделения по сложности дел.

Как правило, ставка адвоката, занимающегося семейными петициями, будет несколько ниже того, кто занимается инвесторской иммиграцией.

Апелляции часто дороже подготовки первого пакета документов. Дела, которые уходят в суд, необязательно иммиграционный, адвокаты обычно ведут по тарифу выше, чем дела, которые ведутся только «на бумаге.»

Разумеется, нюансы этой дифференциации человеку, в иммиграционном процессе никогда не участвовавшему, могут быть неизвестны. Поэтому, нанимая, скажем, адвоката, который всегда занимается рабочими визами, для подготовки «семейной» петиции, клиент может переплатить, просто потому, что адвокат сформировал свой почасовой тариф, и брать более простое дело по низкому тарифу может не захотеть — ведь это время ему проще потратить на то, что для него оплачивается выше.

Вчерашний выпускник не всегда дешевле опытного адвоката. Фото vault.com

Опыт, сын ошибок трудных

Логично было бы предположить, что услуги адвоката, который только что получил лицензию, будут дешевле, чем услуги того, кто в практике много лет. Это, в целом, верно, однако в диапазоне от «вчерашнего выпускника» до «ветерана» цены варьируются не так сильно, как подсказывает логика.

Во-первых, странно было бы надеяться, что вчерашний выпускник юридической школы, над которым висит огромный долг за образование, возьмется делать работу по демпинговым ценам. Естественно, его гонорар будет ниже, чем гонорар адвоката «с регалиями», но не настолько, чтобы целенаправленно искать неопытного адвоката в надежде сэкономить.

Во-вторых, адвокат с некоторым опытом и умеющий ориентироваться в профессии, может сгенерировать стратегию или найти решение нестандартной ситуации быстрее, чем тот, кто только начинает свой карьерный путь. Меньше времени потрачено на работу с делом — меньше счёт клиенту.

Иногда адвокат из другого Штата может быть дешевле того, что живет рядом с вами. Фото amazonaws.com

География

Поскольку иммиграционное право находится в федеральной юрисдикции, клиенту, по сути, все равно, в каком именно Штате расположен офис его адвоката. В абсолютном большинстве случаев в делах, не касающихся депортации, клиент может даже никогда не увидеть своего адвоката. Отсюда возникает некоторая свобода выбора с учётом финансового фактора.

Исторически сложилось, что Штаты, расположенные вдоль побережий, имеют расценки на адвокатские услуги повыше, чем те, что расположены «внутри» страны.

Этому есть множество обоснований, вдаваться в которые сейчас смысла нет. Просто скажу по близкому мне опыту, что расценки на одно и то же стандартное дело без осложнений в Аризоне могут быть в два-три раза ниже, чем в граничащей с Аризоной Калифорнией.

Здесь, однако, важно не впасть в азарт в погоне за дешевизной и принимать во внимание специфику вашего дела. Если есть основания предполагать, что дело выходит за рамки стандарта и может уйти на апелляцию, или для подачи документов нужны ссылки на определенные прецеденты, нужно учитывать, есть ли соответствующая применительная практика или полезные вам прецедентные решения в той юрисдикции, в которой находится заявитель (или в некоторых случаях — адвокат).

Если полезный по вашему делу прецедент сформировался в Иллинойсе, а вы наняли недорогого адвоката из Алабамы, он может быть, во-первых, с этим прецедентом не знаком, и, во-вторых, может не иметь возможности представлять вас в том суде, в котором оказалось дело.

В большинстве случаев «рабочей» или инвесторской иммиграции это соображение не очень существенно, но все-таки не стоит им пренебрегать на стадии планирования бюджета.

Огромная адвокатская фирма тоже имеет множество плюсов. Фото screencapped.net

Размер практики

Хотя это не совсем очевидно, в вопросе ценообразования адвокатского гонорара размер имеет значение. В то время, когда общество становится мобильнее и удаленная работа никого не удивляет, формируется довольно популярная модель адвоката, работающего из дома, самого отвечающего на звонки на свой личный мобильный телефон и встречающегося с клиентами в Старбаксе.

Такая модель сильно популяризируется аргументом «адвокат сохраняет ресурсы на обслуживающий персонал и аренду офиса, чтобы сделать юридические услуги более доступными клиенту».

На другой стороне спектра — монстры юридической индустрии, с офисами в нескольких городах, десятками адвокатов и сотнями единиц обслуживающего персонала. В пользу крупных юридических фирм говорит соображение о том, что делопроизводство в них поставлено на поток, поэтому обходится дешевле. Между этими крайностями есть множество других вариантов.

Не претендуя на истину в последней инстанции, поделюсь некоторыми личными наблюдениями (напоминаю, мои соображения касаются именно юридической практики, в гражданских тяжбах, например, принято совершенно другое распределение рабочей силы и комплектация офисов).

Нет ничего ужасного в том, чтобы нанять «адвоката-одиночку» без ассистентов и работающего из «виртуального офиса».

В этом даже есть существенный плюс — вашим делом всегда занимается сам адвокат, который в курсе всех технических нюансов, так как не делегирует полномочия ассистентам.

Но тот же плюс становится минусом, если подумать о том, что адвокат сам копирует документы, составляет списки вложений, нумерует страницы, отвечает на звонки — т.е. выполняет ту административную работу, которая, во-первых, отнимает время от основных задач, требующих именно адвокатской компетенции, и, во-вторых, отражается в выставленном клиенту счёте по тарифной ставке адвоката.

В то же время большие адвокатские конторы с огромным штатом сотрудников, в которых адвокат имеет лишь одну функцию — быть адвокатом, формируют цену за свою работу с учётом работы обслуживающего персонала и содержания офиса.

Иногда лучше взять адвоката, у которого один-два ассистента. Фото John Paul Filo/CBS

Если в юридической фирме есть отдельный отдел для сканирования и копирования документов, подразделение, которое занимается коммуникацией с клиентами, финансовый отдел для выставления счетов, и к каждому адвокату представлен секретарь для приема звонков и паралигал, то кто-то должен платить за этих «сто тысяч курьеров», дорогую кофе-машину и произведения искусства в приёмной. Догадываетесь, кто за это платит?

Соответственно, опять же, сугубо по моему личному впечатлению, самой оптимальной для ценообразования в иммиграционной практике моделью является маленькое или среднего размера объединение, где на каждого адвоката приходится как минимум один, а лучше два ассистента.

Это не значит, что этот ассистент «прикреплён» к конкретному адвокату. Скорее, это тот минимум укомплектованности, который позволяет распределять обязанности в процессе так, чтобы клиенту не приходилось оплачивать часы адвокатской работы там, где простое выполнение заданий адвоката человеком без лицензии вполне решает задачу.

Наконец, последнее наблюдение общего характера. Как и при любой дорогостоящей покупке, при найме адвоката для решения своих иммиграционных задач имеет смысл «прицениться» в нескольких местах. Хотя высокая цена не гарантирует успеха, практически никогда самая дешёвая опция не оказывается наилучшей.

Иммиграционное право — та область, в которой существенно снизить стоимость без потери качества практически невозможно.

Пожалуй, ни одна профессия не окружена такими легендами о баснословных гонорарах, как профессия адвоката. Особенно, адвоката американского. Тот, кто никогда не имел дела с американской юридической системой, часто бывает неприятно удивлён ценником, который прилагается даже к самым тривиальным услугам. Соответственно, тема ценообразования в этой области заслуживает отдельного обсуждения. Сразу оговорюсь, этот текст из моего блога […]

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Наталья Полухтин
Автор |
иммиграционный адвокат с офисом в Финиксе

Translate »