Что произошло в православной церкви в Майами и почему отца Александра убрали

В храме святой Матроны кипят нешуточные страсти. Фото Google Maps

В этой удивительной истории тесным образом переплелись судьба хозяйственного священника из Майами, против которого начало расследование руководство; “диетолога, пищекритика номер один”, которая стала неформальным спикером РПЦз и обличителем этого священника; ее мужа, который увлекался оружием и служил алтарником;  ее нового возлюбленного, который собирался стать монахом; и батюшки из Бруклина, который давал кров бездомным из постсоветских стран, а потом его лишили чина, судили, а его церковь продали. 

Здесь присутствуют миллионы долларов, захват собственности, оружие, конфликт старой и новой иммиграции, еврейский посредник, документы на церковном языке, греческий патриарх, российские спецслужбы, американские суды, а также “чревоугодие морепродуктами”, шутки ниже пояса от монахов и “неправильный” мед.  

“Рубик” аккуратно поговорил с десятками людей по обе стороны конфликта и перевел все на “мирской” язык. 

Расследование против отца Александра 

Отец Александр теперь не может носить рясу и служить. Фото youtube.com

Вокруг храма Святой Матроны в Майами кипят нешуточные страсти: его настоятель Александр Беля запрещен в священнослужении – ему теперь нельзя носить рясу, проводить службы, заниматься административной работой и общаться с паствой. 

И это все случилось практически сразу после того, как отца Александра в Москве утвердили в сане епископа Русской Православной Церкви за рубежом (РПЦз). Если проводить аналогии с мирскими должностями, был отец Александр мэром города, а потом получил пост вице-губернатора. Но после этого его сразу сняли с обеих должностей, потребовали отдать ключи от казны и прекратить общаться с горожанами.

Храм святой Матроны – один из самых крупных православных приходов в США. Он расположен в Дания-Бич, пригороде Майами, на восточном побережье Флориды. Отец Александр также руководит монастырем в Форт-Майерсе, на западном побережье Флориды. И монастырь, и церковь находятся недалеко от океана, в курортной зоне.

Прихожане сильно взволнованы. Начальство отца Александра  – то есть митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион и Синод – открыло против него следствие и выслало в Майами комиссию – разбираться в его “пастырских, административных, юридических и финансовых” делах. 

Митрополит Иларион направил в Майами комиссию. Фото ria.ru

Основанием послужили жалобы относительно “деятельности и поведения” отца Александра и его брата Ивана (тот был казначеем прихода).

Но комиссия во главе с игуменом Арсением Манько во Флориду пока не доехала. “Рубик” не смог дозвониться до Илариона. В разговоре Арсений (Манько) не ответил на наш вопрос, когда комиссия доедет до храма и внесет какую-то ясность.  “Нет комментариев”, – сказал он.

Пикантность ситуации в том, что возле входа в храм стоит охрана в бронежилетах. “Чтобы не пустить внутрь назначенную комиссию? Значит отцу Александру есть, что скрывать”, – сказал “Рубику” прихожанин, который попросил не называть его имени.

“Только из-за того, что уже были инциденты с кражей церковного имущества, а также церкви могут угрожать вооруженные люди”, – объяснила  Анастасия Горшкова, пресс-секретарь церкви святой Матроны и один из крупных доноров прихода. Ранее Горшкова работала руководителем пресс-службы Финансово-хозяйственного управления патриархии в России, главным редактором журнала “Православный паломник”, а в США была основателем телеканала “Русская Америка”.

Отец Александр Беля в храме Матроны. Фото stmatrona.com

Сплошной игнор

Позиция зарубежной церкви на сегодня ситуация выглядит так: на Александра Белю поступили жалобы, и они решили к нему присмотреться, отсюда и комиссия с проверкой, и заодно, пока “суд да дело”, служить ему нельзя, а все дела нужно передать другим людям.

Официальной информации крайне мало – кроме обращения на сайте комиссии, игумен Арсений (который возглавляет расследование) предоставил “Рубику” письмо с пояснением для прихожан, в котором, в сухом остатке, говорится, что если вы что-то знаете об отце Александре, напишите на имейл commission.interim@gmail.com или в крайней случае позвоните по телефону самому Арсению (201)399-3237, и конфиденциальность гарантирована. 

Сам отец Арсений тоже небезызвестная личность. Анастасия Горшкова  говорит, что он был ярым противником воссоединения православной церкви московского патриархата и зарубежной. Либеральный московский богослов Андрей Кураев удостоил его назначение  главой комиссии по расследованию дел в Майами отдельного поста в ЖЖ. Он написал: “Арсений Манько – имя, знакомое мне по Приднестровью”, а далее привел много интересных фактов об этом человеке (который окончил университет Шевченко в Киеве и Институт экономики и новых технологий в Кременчуге).

Якобы Арсений является не только клириком, но и физиком-ядерщиком и, скорее всего, агентом российских спецслужб.

На связь с самим отцом Александром “Рубику” выйти не удалось. Анастасия Горшкова заявляет, что у них нет каких-либо объяснений от “начальства”, в чем же обвиняют батюшку. И это очень необычно.

“Документ об отстранении отца Александра пришел нам почтой, хотя обычно такое вручается лично и с какими-то пояснениями. Назначили исполняющего обязанности – но он до сих пор не прибыл. Формулировка воззвания митрополита Илариона к пастве очень грубая. Нам запрещено даже обсуждать эту ситуацию. Они нам буквально говорят: пожалуйста, сидите ровно и не вздумайте собраться и поговорить, что будет с вашим приходом. Это вообще-то попахивает нарушением гражданских свобод и конституции  США!”, – говорит Анна (имя изменено по ее просьбе), которая работает в храме.

Диетолог, ее муж и бойфренд, которые всех разоблачили

Скриншот сайта Ольги Цибиной в фейсбуке, где можно узнать все подробности церковных дел.

Однако есть человек, у которого больше информации по этому делу, чем в всех клириков. Это Ольга Цибина, “Диетолог из Майами Цибина Ольга #ПищеКритик N1” – как она сама себя называет. 

Ольга приехала во Флориду с мужем Иваном Цибиным и маленькой дочкой в октябре 2018. “Нас отец Александр приютил. Мой муж Иван Цибин работал в храме алтарником.

Кроме того мы выполняли для отца Александра уборочные и ремонтные работы в Форт-Майерсе.

И за это он позволял нам жить в квартире, которой владел. Через некоторое время между моим мужем и отцом Александром произошел конфликт, после чего Ивану было запрещено появляться в храме. Из-за этого он не мог забрать оттуда свои личные вещи (подрясники, стихари). И когда он, в конце концов, их забрал, то был обвинен в краже. Ему угрожали тюремным сроком”, – рассказала Ольга “Рубику”.

Тем временем в монастыре в Форт-Майерсе на другом конце Флориды поселился  специалист по кабелям Иван Бабенко, студент-заочник духовной семинарии в Белгороде. Там он познакомился с Вячеславом Задорожным, бывшим мэром подмосковного города (которого судят за злоупотребление должностными обязанностями), он был “трудником” – то есть работал на территории монастыря бескорыстно, во славу Божию. И они сразу нашли общий язык – на фоне недовольства грубыми нарушениями в монастыре. 

Иван Бабенко (справа) жаловался на вольности в монастыре. Фото из архива Бабенко.

“Я пытался встретиться с отцом Александром, чтобы рассказать ему обо всем,  но он не отвечал. Пробовал писать митрополиту Илариону (он когда-то давал мне благословение для поступление в семинарию), он мне не ответил по имейлу, поэтому я обратился к  епископу Николаю Манхэттенскому.  

Потом эти жалобы выложила у себя в фейсбуке диетолог Ольга Цибина, жена алтарника в Майами (и далее ее материалы стали дополняться внутренними документами церкви с печатями).

Потому что на тот момент она уже ушла от мужа и стала жить с Иваном Бабенко (тем, кто хотел стать монахом).

Ольга говорит, что была жертвой домашнего насилия, муж ее бил. На ее странице можно увидеть фотографии с синяками под глазами и заплаканной,  видео с дочкой, которая ее утешает и говорит, что защитит.

Алтарник Иван Цибин был любителем оружия – в распоряжение редакции “Рубика” поступила фотография его с винтовкой рядом с ребенком.

“Я познакомился с Иваном Цибиным в храме Матроны, а потом с его женой Ольгой. Иван обижал ее, и мы с Вячеславом Задорожным приютили ее с ребенком”, – рассказывает бывший послушник Иван Бабенко. Потом он и Цибина влюбились в друг друга и стали жить вместе, переехав в Бостон. 

Бабенко больше не планирует стать монахом, у него “серьезные намерения” по отношению к Ольге, но от духовного пути он пока не отступает: планирует все-таки окончить семинарию в Белгороде и стать священником.

Примечательно, что Бабенко, как и муж Цибиной, любит оружие.

В разговоре с “Рубиком” он сказал, что владеет автоматом, но использует его только в тире, это его хобби. На вопрос, как это сочетается с христианством, он ответил, что “это сложный вопрос”.

Ольга собирается в скором времени развестись с мужем. На своем сайте pohudeite-bistro.ru она предлагает тренинги, которые предлагают похудеть, а заодно “найти мужчину своей мечты, поправить свое здоровье, улучшить запах своего тела, повысить свою сексуальность, родить ребенка, уехать в путешествие”.

Ольга Цибина и ее новый возлюбленный Иван Бабенко. Фото из архива Цибиной

В чем же обвиняют отца Александра?

Сразу скажем – официально Зарубежная церковь этого не уточняет. Однако на странице диетолога Ольги есть обращение к епископу Николаю, где приведены жалобы на отца Александра от двоих мужчин  (ее мужа и бойфренда) и двух женщин.

“Рубику” не удалось добиться от игумена Арсения объяснений, стоит ли доверять этому документу, а также почему у диетолога Ольги Цибина есть материалы, которых нет у других. “Мы не комментируем, не подтверждаем и на опровергаем никакой информации, размещаемой где-либо третьими лицами”, – написал он в имейле “Рубику”. 

Но многочисленные собеседники подтвердили нам подлинность этого и других документов, опубликованных Ольгой. Иван Бабенко объясняет осведомленность его девушки тем, что церковное руководство держит его в курсе дела, так как именно он жалобы и подавал. 

Бабенко говорит, что пасека монастыря (на фото) не производит столько меда, сколько продается.

Монастырь и церковь, по словам бывшего послушника Бабенко,  “слишком коммерциализированы”. Там перепродают купленный где-то мёд под видом монастырского, слишком дорого берут за венчание и крещение, чтецы на службах неправильно ставят ударения, а “трапеза служит источником празднословия”.

Также в списке жалоб — “отсутствие постного дня в понедельник, злоупотребление морепродуктами по средам и пятницам”.

Есть там “беспричинные входы и выходы из алтаря и в алтарь”, из-за чего он стал “проходным двором”. 

Кроме того, Бабенко упоминает “обман прихожан”, “нецензурную брань в алтаре”, “общение монашествующих с женщинами и молодыми девушками”, “шутки ниже пояса”, “злоупотребление спиртным”. И в довершение – “священнослужители позволяют себе стоять неблагоговейно, облокотившись на перила, ковыряют в носу”.  

В разговоре с “Рубиком” Бабенко привел один из примеров таких сальных шуток: одна из посетительниц монастыря сказала, что ей нужно постричься.

На что монах предложил ей свои услуги, сказав, что “был парикмахером в роддоме”.

Бабенко отметил, что до Флориды жил в монастыре в Аризоне, и из того опыта, а также из книг знает, что монастырь должен быть “местом для уединения, так как главная цель монашества – в молитве. Принято молчание, полное отсутствие посетителей женского пола <…> монахи не едят мяса, а в Форт-Майерсе оно было. И еда была шикарная – те же морепродукты, на мой взгляд, являются лишними”.

Свято-Николаевский монастырь в Форт-Майерсе. Фото: pravoslavie.ru

Далее в жалобе приведен текст от Анастасии Голиковой: “Отец Александр никого и ничего не боится! Он говорит: “Мой отец благочинный в Нью-Йорке, и самому

Владыке мы занесли столько денег, что ему до конца жизни не истратить!”.

Однако по словом Анастасии Голиковой, которая  связалась с “Рубиком”, она никакой жалобы не подписывала, в храме,  монастыре не бывала, и отца Александра не знает. Женщина преполагает, что ее подпись и свидетельства фальсифицировал ее муж, Вячеслав Задорожный.

Иван Цибин пишет, что “Отец Александр старается душить другие церкви, чтобы привлекать людей к себе”.

Документы на епископство подделали? 

Еще один камень преткновения – епископство отца Александра. Получил ли он его законным путем?  Диетолог Ольга Цибина утверждает, что документы он подделал.

В письме с церковными печатями (от 30 августа), которое есть у Ольги Цибиной, говорится: епископство получил, но незаконно, в обход Зарубежной церкви и сразу в Москве, Иларион и Синод были не в курсе, разрешения не давали. 

Разные собеседники “Рубика” подтвердили подлинность этого документа, глава комиссии Арсений по этому поводу комментариев не дает.

Однако 30 августа на сайте Patriarchia.ru  (официальном сайте Московского Патриархата) пишут, что Александра избрали епископом в Нью-Йорке, о чем свидетельствуют записи в журнале заседания Синода. 

Митрополит Иларион и отец Александр на людях никогда не конфликтовали. Фото Facebook

Анна (имя изменено), которая работает с отцом Александром в церкви Матроны в Майами, говорит: “В декабре 2018 Синод проголосовал за него. Собрался кворум (не менее 9 архиереев присутствовало), обсуждали кандидатуру отца Александра, после чего он был утвержден. Сам отец Александр там тоже присутствовал. В июне его вызвали в Москву для общения с патриархом Кириллом.

Эта абсолютно стандартная процедура называется “испытанием”.

Итогом всегда является утверждение в Москве на Синоде”.

Московские клирики считают, что процедура прошла без нарушений. Как сообщает Интерфакс, в Московском патриархате получили запрос от Илариона на утверждение отца Александра епископом еще в декабре 2018 года, и у них есть подлинник этого письма. Поэтому формально Москва отстранились от участия в разбирательствах по поводу этого скандала, объявив, что это внутреннее дело Зарубежной церкви.

Иван Бабенко, который передумал идти в монахи и написал жалобы, прокомментировал это так: “Епископство – это серьезная власть.  У отца Александра давно были проблемы из-за его коммерческой деятельности, кому принадлежит эта земля и имущество.

Каждая церковь должна принадлежать РПЦз. С храмом в Майами и монастырем это не так”. 

И, как ни странно, его оппоненты с этим тезисом совершенно согласны. 

Настоящая причина – деньги, власть и земля

Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион (в очках) во время службы . Фото: patriarkhia.ru

Из бесед со сторонниками отца Александра “Рубик” услышал такую версию: растущий и богатый приход, процветающий монастырь, а также молодой и энергичный отец Александр не нравятся руководителям зарубежной церкви, так как батюшка мог бы стать опасным конкурентом, особенно после его посвящения в сан епископа (а значит, у отца Александра появился бы доступ к административным и хозяйственным решениям Зарубежной церкви в США).

Поэтому вся эта история с жалобами и документами “через голову” местного митрополита – инсценировка и повод, чтобы развязать себе в руки для дальнейших “карающих” действий.

Источники “Рубика” высказали мнение, что Ольга Цибина, ее бывший муж Иван Цибин, Иван Бабенко и Вячеслав Задорожный – лишь инструменты в “корпоративной церковной войне”, как это называют многие. Анна, которая работает в храме Матроны, уловила много схожего с историей из книги “Исповедь бывшей послушницы”.

Ее автор, московский фотограф Мария Кикоть, рассказала про ужасы жизни в монастыре, а потом уехала в Бразилию. 

Анна обращает внимание на подозрительные детали: все трое обличителей отца Александра (Иваны и Вячеслав) покрутились в монастыре и церкви всего пару месяцев, примерно в одно и то же время – конец 2018 – начало 2019-го, тогда же, когда происходило утверждение отца Александра епископом.

“Зачинщиками их сложно назвать,  скорее – марионетками”, – считает Анна.

Анастасия Горшкова в пресс-релизе пишет, что “мы стали заложниками клановой борьбы внутри РПЦз”. “Наибольший интерес для авторов внутрицерковного сговора представляет <…> имущественный комплекс собора. Его собственником является фонд, который управляется при участии жертвователей прихода”.

Пресс-секретарь храма Анастасия Горшкова. Фото из личного архива

Ранее церковь святой Матроны была в Халландейл-Бич, а потом переехала в Дания-Бич. Для покупки помещения старой протестантской церкви, ремонта и оформления понадобилось почти $1,3 миллиона. Был взят кредит, который до сих пор выплачивают – на сайте церкви всем предлагается помочь его погасить, пожертвовав на Paypal фонда церкви (осталось около $350 000). По словам Горшковой, многие спонсоры, даже жертвуя очень солидные суммы, пожелали остаться анонимными, не афишируя свои добрые дела, как и предписано в православии.

Анна, например,  рассказывала, что на свои деньги купила дорогое профессиональное звуковое оборудование для храма.

На сайте регистратора Флориды можно найти четыре неприбыльные организации, которыми руководит Иван Беля, брат отца Александра (он казначей собора Матроны, а также – доктор богословия, защитил диссертацию в Карловом университете в Праге). Везде заместителем Ивана является Александр Беля.

Среднее пожертвование – всего пять долларов. Фото из архива Анастасии Горшковой.

Вот список:

Russian Saint Matrona Foundation – основанная в 2011 неприбыльная организация, которая и отвечает за собор Матроны. У нее единственной из всех мы смогли найти налоговые отчеты.  Согласно им, фундация имеет активов  почти на $2 миллиона долларов (что не кажется странным, учитывая стоимость земли, церкви и кредит; не стоит путать активы с прибылью). 

Организация Saint Nicholas Orthodox Monastery основана в 2016, отвечает за монастырь в Форт-Майерсе, формальный глава – Иван Беля.  Отчетов ее найти не удалось. Известно, что раньше это был женский монастырь, который переживал не самые лучшие времена

Также  братья возглавляют Orthodox Museum of America (основана в 2015-м, и эту организацию, по словам Анны, делали под проект музея православия) и Russian Saint Matrona Cathedral (последняя организация основана в январе 2019-го, по словам Анны, просто с целью приведения всех административных дел отца Александра в соответствие с пожеланиями  руководителей из Нью-Йорка).

Из имеющихся в распоряжении “Рубика” документов невозможно сделать никаких выводов о том, как использовал деньги доноров и прихожан отец Александр.  Но одно сказать можно наверняка. С юридической точки зрения, ни собор святой Матроны, ни монастырь святого Николая не имеют никакого отношения к нью-йоркскому руководству в Зарубежной церкви.

Средства и собирались, и тратились на уровне общины во Флориде.

Что говорят сами прихожане в Майами

В храме Матроны обычно на службе бывают 150 человек, на Рождество и Пасху – несколько тысяч. Фото Анастасии Горшковой.

Горшкова говорит, что деньги шли в том числе на благотворительность – и  “Рубику”  это подтвердили. В храме давали приют, кормили, крестили, отпевали – и за это не надо было обязательно платить, рассказывает Олеся Илибяшева, которая поет в церковной хоре святой Матроны.  “Расходов на содержание церкви очень много, и доходы от церковной лавки не покрывают и их малой части. С прихожан никогда не требуют денег за службы, все добровольно. И если нечем заплатить, то никто не выгонит и не откажет!”, – рассказывает она.

Но другой прихожанин храма Антон (имя изменено), который бывает у Матроны раз в неделю, утверждает обратное: “все здесь поставлено на коммерческую основу, как в кассе, и на каждую “услугу” установлена точная цена, а не кто сколько может.

Моя знакомая хотела крестить ребенка и попросила отца Александра, чтобы хор был – и он сразу назвал цену: по $35 за человека”.

С ним согласна и Марианна Баумонова. “Этот храм всегда ассоциировался больше с магазином, где можно купить свечи и воду, чем с церковью. Вы заходите в храм, а попадаете как будто на ярмарку церковной утвари. Видно, что это место для сбора денег”, – говорит она.

В храме Матроны есть воскресная школа для детей, а также гостиница, где новоприбывшие иммигранты могут жить бесплатно, если у них нет денег.

Определенного тарифа за комнату нет, говорит Анна, которая работает в храме.

Многие не платят ничего, их еще и кормят. Анна частенько возмущалась, что жильцов даже не просили убрать за собой после выезда, и это приходилось делать волонтерам – “трудникам”.

Дарья, прихожанка, рассказывает о том, как отец Александр поддерживал ее в первую беременность, когда она очень боялась, молился за нее и ребенка.

Однако Мария (имя изменено) описывает другую историю: она водила в церковную школу ребенка, приносила туда много вещей и всячески пыталась помочь, а в ответ получила грубость: “Как-то попросила поручительное письмо от церкви, но батюшка ответил, что на исповеди он меня не видит, и вообще мне нужно пару месяцев поработать, помыть туалеты или как-то по-другому помочь церкви, а потом он подумает. Сказал, что вся моя помощь – для пиара. 

Я расплакалась. Все, что я делала, обесценили”.

Олеся Илибяшева считает, что батюшка и не должен утирать слезы и болтать. “Он строгий, аскетичный, но очень смелый. Он не боится сказать что-то, поступить не как все. Когда все эвакуировались во время  урагана в прошлом году, сказал, что никуда не уедет, и остался молиться в храме. Он сделал столько добра другим”, – рассказывает она.  

Открытие Храма святой Матроны в Майами. Фото: из личного архива Анастасии Горшковой

Феликс напоминает, “как все мечтали о своей церкви, как собирали деньги, как убирали запущенную территорию, как еженедельно отец Александр отчитывался о собранной сумме и благодарил всех, кто пожертвовал деньги”.

Среди собеседников “Рубика” были также те, кто рассказывал, что к отцу Александру (монаху) “приходили девушки поздно вечером”, что “он отмывает деньги кремлевских чиновников и ФСБ, и они что-то не поделили с Нью-Йорком”, но у нас нет оснований всерьез рассматривать эти факты.

До отца Александра были другие случаи

Неожиданно с “Рубиком” связался отец Савва (имя изменено) с западного побережья США, который близко знаком с отцом Александром.  По его словам, в храме святой Матроны сейчас происходит то, что уже случилось с ним и с другими американскими православными священниками. “Это хорошо отработанная схема РПЦз по захвату церквей. Вешают клеймо “вор” – уничтожают – разграбливают имущество. Первая причина происходящего: они испугались молодого перспективного священника, который легко может стать митрополитом. Вторая причина – имущество храма и монастыря.

Те люди, которые должны нести свет, занимаются “там оттяпать, тут забрать”, – говорит отец Савва.

Он рассказал свою историю – как его обвинили в коррупции, отобрали процветающий приход с более чем сотней детей в воскресной школе, разворовали склад,  “где было много кирпича”, которым он особо гордился, ведь церковь расширялась. Отец Савва стал служить в церкви Греческого патриархата – но все равно для русскоязычных, на русском. Несмотря на то что его “администраторы”  – греки, духовный руководитель Саввы – из Украинской православной церкви.

“Отец Александр виновен в том, что пахал, что не спал, не доедал, и брат его тоже. Он показал, как можно из запущенного  монастыря сделать цветущий. Он из развалившейся церкви сделал одну из лучших в США. Ему сказали – отдай имущество, сними рясу, иди работай.

И они от него не отстанут, пока все не заберут.

Так уже было со мной и другими. Я молюсь, чтобы он выдержал”, – говорит Савва.

Вадима Арефьева из Бруклина так же сместили. Фото 1260.org

Оказалось, почти то же самое, что происходит сейчас с отцом Александром в Майами, случилось с отцом Вадимом Арефьевым, который служил в маленькой деревянной церкви на Брайтон-Бич и помогал бездомным и алкоголикам.

О его помощи бездомным русскоязычным в Бруклине знали многие. Про отца Вадима писали в “Голосе Америке”.  О нем тепло отзывались люди, которые не верили в его бога. “Я с этим батюшкой несколько раз общалась и встречалась. Очень приятный и духовный человек! Он мне отдавал б/у вещи, которые я посылала в шелтеры в Украину. Моя подруга живет с мужчиной, которому Вадим очень помог.

Тот спился, потерял работу и жильё. Батюшка помог ему найти работу, познакомиться с женщиной (моей подругой).

Я от них узнала о Вадиме. Слышала много хорошего о приюте и Soup kitchen, который он организовал. А потом я к отцу Вадиму пришла, и мне сказали, что у него новая церковь в Стэйтен-Айленде, телефона не дали…”, – рассказывает Ольга Ротман. 

Однако соседи приюта на Брайтон-Бич были недовольны соседством с бездомными. Администрация Бруклина не приветствовала собрания в деревянной часовне из-за опасности пожаров. По информации Life.ru, у отца Владимира из-за этого к 2012 году накопилось штрафов на $65 000 за несоблюдение законодательства по зонированию. У руководства Зарубежной церкви возможности помочь не было. И он поехал в Москву собирать деньги и искать поддержки.

Стал искать помещение для новой церкви –  и тут напоролся на сопротивление преимущественно еврейской общины Бруклина.

Юлия Алдана, которая тогда помогала Фонду помощи бездомным отца Вадима, рассказывает, что для урегулирования этого вопроса батюшка решил проконсультироваться с неким “фиксером” по имени Шпельфогель, который должен был помочь найти для церкви землю и помещение на Брайтоне. “Фиксер” спустя год справился с задачей, и окружение отца Вадима стало готовиться к сбору средств на постройку первого православного храма в южном Бруклине.

Однако в 2014 руководство РПЦз обвинило  отца Вадима в присвоении средств церкви (более $100 000), которые, по словам Юлии, были уплачены  Шпельфогелю. Церковь заявила, что подала на священника в суд. Однако “Рубику” не удалось найти никаких судебных дел.  В 2016 отца Вадима лишили сана.  

Часовню отца Вадима продали, приход перенесли в весьма скромную витрину между спортивным магазином и медицинским офисом на Coney Island Ave, где сейчас другой священник.

Храм отца Вадима перенесли в помещение между магазином и офисом доктора. Фото Катерины Пановой

Отец Вадим продолжает занимается помощью бездомным через фонд “Дающий свет” Иоанна Кронштадтского. Алдана  – координатор этого фонда.

“Ни одно обвинение – ни криминальное, ни административное –  не было подтверждено. Средства фонда помощи бездомным были отобраны церковным руководством и как потрачены – неизвестно.  В РПЦ все заведомо принадлежит церкви. В Зарубежной церкви же все исторически принадлежало приходу, общине. Но это перестало устраивать новых людей в руководстве РПЦз.

View this post on Instagram

Tomorrow we celebrate the feast of St John Of Kronstadt in the House Of Hope chapel at 1617 Mermaid Ave, Brooklyn, NY 11224. Liturgy will be served by Abbott Nicodemus from St Nicholas Russian cathedral, father Paul from OCA and father Zachary from Georgian Church. Hours – 7:30am, Liturgy – 8:00am. Tel: (646) 498-3951. Welcome! Приглашаем всех завтра на Литургию в часовне Дома Трудолюбия на 1617 Мермейд Авеню в Бруклине. Начало в 8:00, тел.: (646) 498-3951. Будет служить игумен Никодим из Свято-Николаевского собора Московской Патриархии вместе с о. Павлом из Православной Церкви в Америке и о. Захарией из грузинского храма Рождества Пресвятой Богородицы. Добро пожаловать! #Orthodoxy #Православие #бездомные #homelessness #Brooklyn #BrooklynNY #милосердие #volunteering #Russian #США #orthodoxchristianity #Америка

A post shared by St John Give Hope (@givinghopenyc) on

После того, как туда пришел протоиерей Сергей Лукьянов, секретарь Илариона, все изменилось. Как только он и его единомышленники видели приход, где есть хорошая недвижимость, растущие счета – они старались изъять имущество любыми путями – психологическим давлением, судами, промыванием мозгов, черным пиаром.

Наш приход в Бруклине быстро рос – и мы попали под репрессии.

Лукьянов отличается странной неистовостью. Ему недостаточно завладеть ресурсами прихода через рейдерский захват, ему еще нужно уничтожить репутацию тех, кто этому сопротивляется”, – рассказывает Юлия.

Подписи  того же протоиерея Сергея Лукьянова есть на всех документах относительно расследования деятельности майамского отца Александра.

Если у вас есть что добавить к этой истории, напишите нам на kp@rubic.us

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.