Почему мусульманам тяжело работать в Amazon

Иммигрантка из Сомали Хадра Ибрагин, 28-летняя мать-одиночка, работает в офисе Amazon в Шакопи уже два года. Хадра — мусульманка, и должна молиться пять раз в день. Но поскольку в компании есть сотрудники склада, работающие по строгой почасовой квоте, она не может прерваться на религиозный обряд.

Ассоциированные сотрудники вынуждены отрабатывать определенное время, которое увеличивается и уменьшается в зависимости от сезонного спроса. По словам Хадры, текущая скорость упаковщиков на складе составляет 240 коробок в час, но было время, когда она превышала 400. Если сотрудники не успевают, их наказывают или вовсе увольняют.

Поэтому Хадра чаще всего молится в перерывах на туалет. «Перерывы замедляют наш темп, и тогда мы рискуем работой. Поэтому большую часть времени мы выбираем молитву вместо туалета и учимся контролировать наши телесные потребности», — говорит она.

Ибрагин, которая работает в 12-часовую ночную смену с 17:30 до 6:00, говорит, что со времен переезда (тогда ей было 16 лет) она поменяла 20 видов работы. По ее словам, в Amazon тяжелее всего.

«Каждый раз, когда я прохожу через эти двери, меня наполняет страх увольнения, — говорит она. — Работа на складе требует психологической и физической подготовки, но я никогда раньше не чувствовала угрозы на рабочем месте. Я хочу сохранить эту работу, чтобы обеспечивать свою семью, и я стараюсь изо всех сил, но невозможно жить под таким давлением».

Ибрагин говорит, что большинство из 3 000 рабочих на складе в Миннеаполисе — выходцы из Восточной Африки (Amazon утверждает, что их 30%). Вместе они устроили протест против условий работы в Amazon.

Работники офиса в Шакопи также говорят, что они каждый день чувствуют дискриминацию по признаку расы, этнической принадлежности и религии.

В Миннеаполисе живет большая община иммигрантов из Восточной Африки. Здесь они довольно легко могут найти работу, и штат Миннесота имеет широкие возможности для размещения беженцев.

Восточноафриканские иммигранты в Миннеаполисе — не всегда беженцы. Они приезжают из таких стран, как Сомали, Эфиопия, Джибути и Кения. Местная пресса назвала Миннеаполис «Маленьким Могадишо», потому что здесь живет самая большая сомалийская община за пределами Восточной Африки.

«Менеджеры постоянно говорят нам, что мы являемся складом номер один в стране, что мы самые быстрые, и они всегда заставляют нас работать еще больше, — говорит Хадра. — Они думают, что мы роботы, а не люди».

У работников склада Amazon есть два 15-минутных и один 30-минутный перерыв каждую смену.

Восточноафриканские иммигранты уже давно пытаются привлечь внимание к проблемам с Amazon. В прошлом месяце New York Times сообщила, что рабочие «вошли в историю», заставив руководителей Amazon выслушать их жалобы.

В ответ на требования руководство Amazon внесло изменения, которые в основном касались вопросов исповедования ислама. У рабочих-мусульман не было места для молитвы на складе, и они жаловались на то, что не справляются с работой во время священного для мусульман месяца Рамадан.

В ответ в Amazon создали специальное молитвенное пространство и заявили, что будут работать над особым графиком в Рамадан. Но Хадра говорит, что эти шаги похожи на пластыри, которые скрывают небольшие проблемы, не решая более важных вопросов.

«Мы каждый день усердно работаем над тем, чтобы со всеми нашими сотрудниками обращались справедливо, с достоинством и уважением, в том числе здесь, в Миннесоте, где у нас есть открытый и прямой диалог с сотрудниками. Amazon предлагает отличные условия трудоустройства с отличной оплатой — от $16,25 до $20,80 в час, а также комплексные преимущества, включая медицинское обслуживание, отпуск по уходу за ребенком до 20 недель, платное образование, возможности продвижения по службе и многое другое», — заявили в компании в ответ на обвинения.

«[Мы] призываем всех сравнивать наши зарплаты, льготы и рабочие места с другими крупными работодателями в Шакопи и по всей стране», — говорится в сообщении.

Ибрагин также говорит, что до недавнего времени почти все менеджеры Amazon на складе были белыми, что способствовало «культурному разрыву», который многие африканские работники ощущают на этом предприятии.

«Amazon должен прекратить использовать страх и увольнения в качестве инструментов для последовательного ускорения выполняемой работы, — добавляет Хадра. — Рабочие хотят не только хороших рабочих мест, где они получают достойную оплату и льготы, но и рабочие места, где они могут остаться и расти».

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Translate »