Откровение звезды: как Эмилия Кларк едва не умерла от инсульта

Актриса Эмилия Кларк рассказала о пережитом инсульте. Фото newyorker.com

Эмилия Кларк, звезда американского сериала “Игра престолов”, рассказала изданию The New Yorker о пережитом в 2011 году инсульте, когда актриса была на съемках первого сезона сериала.

Эмилию взяли на роль Дейенерис Таргариен, главного женского персонажа сериала, зная, что у нее практически нет актерского опыта. Дейенерис после выхода первых серий стала любимой героиней девочек и девушек по всему миру — в тот год белый парик и развевающаяся одежда стали самым популярным костюмом на Хэллоуин. А Эмилия Кларк превратилась в звезду.

Создатели сериала, Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс, говорили ей, что Дейенерис — это смесь Жанны д’Арк, Наполеона и Лоуренса Аравийского. Но после завершения съемок первого сезона, несмотря на участие в масштабной рекламной кампании и предвкушении премьеры, Эмилия не ощущала дух победы.

“Я была страшно напугана. Меня страшило внимание, которое свалится на меня после выхода сезона, пугало, что я не оправдала доверие создателей сериала, трясло от того, что фанаты первоисточника посчитают меня недостойной роли Дейенерис”, — говорит Эмилия.

Чтобы снять стресс, актриса начала ходить в спортзал. Утром 11 февраля 2011 года она пришла на очередную тренировку и в раздевалке почувствовала сильное головокружение. С трудом переодевшись, Эмилия начала тренировку, но вскоре поняла, что больше терпеть боль у нее нет сил.

“Почти ползком я добралась до раздевалки. Там же рядом находится туалет, и я упала на колени возле унитаза, так как чувствовала тошноту. Боль — резкая, колющая — не проходила. Я поняла: мой мозг поврежден”, — рассказывает Эмилия.

Она испугалась, что тело может быть парализовано, но пальцы рук и ног двигались исправно. Чтобы сохранить себя в сознании, актриса начала вспоминать строчки из сценария к “Игре престолов”. В этот момент на нее обратили внимание сотрудники спортзала. И вызвали скорую.

Эмилия Кларк в роли Дейенерис Таргариен. Фото twimg.com

“Меня подняли и попытались усадить. Но я помню только, как вдруг мир вокруг стал размытым, все звуки сплелились в один громкий гул. Затем послышалась сирена скорой помощи и слова врача о моем слабом пульсе. Меня рвало. Кто-то нашел телефон моих родителей и попросил их приехать в больницу”, — вспоминает Эмилия.

Актрису отправили на МРТ и поставили диагноз: субарахноидальное кровоизлияние.

Одна из форм острого нарушения мозгового кровообращения, опасная для жизни. Около трети пациентов с таким диагнозом умирают сразу после приступа или вскоре после этого. Пациентам нужна срочная операция, устраняющая аневризму, так как существует риск повторного, на этот раз смертельного, кровотечения.

“Помню, как мне дали бумагу и сказали подписать, если я согласна на операцию. Какую операцию? Я была так занята, откуда у меня время на операцию? В бреду я подписала все, что мне дали. И потеряла сразу же сознание. Операция длилась три часа. Она не была последней в моей жизни, и уж точно не самой худшей. На тот момент мне было всего 24 года”, — рассказывает Эмилия.

Эмилия на протяжении всей жизни страдала от мигрени, но приступы были не частыми, и она связывала недомогание со стрессом. Сейчас актриса уверена, что обрати она внимание на эти сигналы раньше, сложнейших операций можно было бы избежать.

Очнувшись после операции, Эмилия почувствовала невыносимую боль. Она была дезориентирована, почти ничего не видела. Медсестра попросила назвать полное имя. Но вместо слов получались лишь какие-то неразборчивые звуки.

“Я начала паниковать. Мне никогда еще не было так страшно — я чувствовала, что умираю. Я актриса: моя работа — учить слова. А сейчас я не могла даже назвать свое имя”, — вспоминает Эмилия.

В худшие дни нахождения в больнице актриса мечтала выдернуть вилку от аппарата жизнеобеспечения.

Она умоляла медсестер убить ее. Вся ее работа была заключена в произнесении слов — и она утратила этот навык. Так ей казалось.

Через неделю афазия — расстройство речи — прошла. Еще через три недели Эмилию выписали из больницы, не забывая напоминать, насколько ей повезло. Саму актрису уже ждали многочисленные интервью, а также съемки в новом сезоне “Игры престолов”.

О своем состоянии актриса сообщила только создателям сериала. Никто больше об этом не знал. В паузах между интервью она потягивала морфий, чтобы снять боль, а по ночам в гостиничных номерах боялась заснуть — каждая ночь могла быть для нее последней.

Эмилия Кларк в финальном сезоне «Игры престолов», который выйдет в апреле 2019 года. Фото syfy.com

Несколько лет после первой операции Эмилии приходилось постоянно сканировать мозг — врачи наблюдали за изменениями в другом полушарии мозга. В конечном итоге ей посоветовали сделать новую операцию — гораздо более легкую, чем первая. И отправили в больницу на Манхэттене.

Операция длилась два часа и закончилась неудачно. У Эмилии началось сильное кровотечение, и врачи дали понять, что они бессильны. Кроме, пожалуй, прямой операции на мозге — и ее нужно было сделать немедленно.

“После этой операции я выглядела так, словно прошла войну, и гораздо более тяжелую, чем те, с которыми приходилось сталкиваться Дейенерис. Некоторые участки моего черепа были заменены титановыми пластинами. Сейчас вы не видите шрам, который тянется от макушки до уха. Тогда я не знала, что он будет почти невидим. Но больше всего я боялась потерять какие-то способности — зрение, слух, речь. Теперь я говорю, что я утратила способность разбираться в мужчинах. Но тогда все это было не очень смешно”, — говорит Эмилия.

Она выжила и сейчас занимается благотворительностью. Ее фонд SameYou, созданный совместно с партнерами из Великобритании и США, занимается помощью тем, кто пережил операции на мозге и инсульт.

“Я безумно благодарна всем, кто был со мной рядом в те трудные дни. Маме, брату, врачам и медсестрам, моим друзьям. Каждый день я скучаю по своему отцу, который умер от рака в 2016 году. Я никогда уже не смогу поблагодарить его за то, что он держал мою руку в самые сложные моменты и не отпускал до самого конца”, — говорит Эмилия.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.