Forget all troubles. Gloomy thoughtful beautiful woman folding her legs and sitting in the arm chair while her husband sitting in the background

Мужчины приходят на психотерапию, когда их бросает жена

Мужчины редко обращаются за помощью к психологу. Только если случилось что-то из ряда вон. Фото netstorage-nur.akamaized.net

Я работаю психотерапевтом больше 20 лет, и вот сегодня, очередной раз задумавшись над своей «целевой аудиторией», я обнаружила вот такой печальный статистический факт… Именно потеря семьи (уже свершившаяся или только потенциальная) является для многих мужчин чуть ли не единственным катализатором для того, чтобы всерьез задуматься над собой и своей жизнью.

То есть, нет, – я точно знаю, что они могут обращаться за психологической поддержкой в разных жизненных контекстах. Они идут к бизнес-коучам и консультантам, учатся эффективным навыкам на всяких тренингах. Или обращаются к психиатру за волшебными таблетками, когда у них депрессия (как правило, уже многолетняя). Они могут заняться медитацией и йогой, осваивать визуализацию и задумываться о Миссии. Или даже решаются отдаться анонимным алкоголикам, признав, что бессильны сами справиться с проблемой. Также неоднократно наблюдала, когда мужчина приходил на консультацию по настоянию супруги — вместе с ней или один. Но тогда у него, как правило, нет серьезного запроса на изменения. Это ведь жена хочет, чтобы он изменился, а не он сам…

А вот на серьезную психотерапию мужчины чаще приходят только в совершенно экстремальных случаях.

Когда рвануло так, что это уже невозможно игнорировать. Потеря семьи — одна их таких встрясок.

Почему так? Потому что, во-первых, мужчине не положено раскисать и жаловаться (и расплакаться можно только на собственных похоронах!). Он должен справляться со всеми своими проблемами сам, чтобы продолжать себя уважать «как мужика». А во-вторых, его психологические проблемы, как правило, больше видны его близким (как раз жене и детям), чем ему самому.

Он действительно спокойнее переносит бытовые конфликты, они не отвлекают и не заботят его так сильно, как женщин. У него часто гораздо более устойчивая психика и быстрее срабатывают всякие защитные механизмы (рационализации, дистанцирования и др.). Он довольно легко переводит душевную боль в агрессию — и это делает его сильнее, потому что переплавляет любые недопонимания в силовую борьбу, и тогда можно думать не о том, «за что они так со мной», а о том, «как поставить их на место». Он гораздо чаще, чем женщина, прибегает ко всевозможным обезболивающим средствам — алкоголю, наркотикам, лекарствам, утешительному сексу на стороне, фанатично занимается спортом, изгоняя набегающие волны адреналина, с головой ныряет в Интернет, в работу или в компьютерные игры и т. д.

У мужчин есть множество развлечений, которые позволяют им не обращать внимания на бытовые конфликты. Фото pond5.com

То есть, можно сказать, что мужчина имеет в своем арсенале довольно много всяких средств, чтобы «не страдать и не заморачиваться по пустякам», – и вполне активно этим арсеналом пользуется. Да и система ценностей и убеждений мужчин часто предполагает то самое олимпийское спокойствие как залог нормальной работоспособности и возможности концентрироваться на деле (а не на том, кто кому что обидное сказал).

Так что мужчина появляется на пороге у психотерапевта именно тогда, когда уже припечатало не по-детски. И приходит он сначала не за тем, чтобы облегчить свои переживания, а с вопросом: «Как ее вернуть?». То есть, заметьте, с тем же самым запросом на победу в силовой борьбе. Он готов признать, что у него нет подходящего инструмента, чтобы вернуть ее самостоятельно, и он приходит «купить» этот инструмент у специалиста.

В таком случае, продать ему идею, что жена вообще-то может и не вернуться, как бы он ни старался (ну, просто потому что иногда уже поздно пить Боржоми), как правило, очень непросто. Он искренне верит, что должно быть что-то, что повернет мир в нужную сторону.

И лишь когда он начинает видеть всю многослойную картину, что именно заставило жену уйти (или угрожать разводом), ему становится страшно — в первую очередь, от потери контроля. И у него прорываются чувства (горечи, вины, обиды, любви, потери, привязанности), а не желание просто победить и сделать по-своему.

И, что примечательно, вот именно на этом этапе часть жен действительно возвращаются. Потому что, по сути, она оттого и уходила — от невозможности договориться с «деревяшкой», (который ничего не чувствует, кроме боли и гнева, и никому не способен сопереживать). Она хочет иметь дома партнерские отношения, а не дедовщину.

Что я хочу сказать. Мужчинами в нашем современном обществе быть тяжело. Потому что, на самом деле, уже нет нужды быть таким железобетонным, как во времена охоты на мамонтов. И строить патриархально-абьюзерские отношения тоже уже не модно. Мир все больше толкует об эмоциональном интеллекте, эмпатии и «человеческом факторе». А привычки чувствовать (да и разрешения на это) у мужчин по-прежнему нет. И он мечется между тем, что надо быть «сильным», (то есть, ничего не чувствовать и не давать себе «слабину»), и тем, что вообще-то хочется быть живым. А как быть живым и при этом не чувствовать боли — и не портить свою репутацию «настоящего мужика» – он не знает. И тогда уходит снова в работу, алкоголь и беспорядочный секс. Или, от безысходности, находит способ умереть молодым…

Менять себя — задача сильно более непростая, чем продавливать других. И только очень смелые способны пойти против мейнстрима и решиться на эти изменения.

Так что, «снимаю шляпу» перед моими клиентами-мужчинами. Вы — храбрецы!

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Юлия Синарёва
Автор |
Психолог, семейный терапевт