Дмитрий Бурбуть

16 декабря 2022

Маски сорваны! Хронология парадоксальной борьбы Илона Маска за свободу слова в Twitter

Илон Маск. Фото Flickr.com

В мире происходит очень много непонятных вещей. К примеру, из каких соображений Дональд Трамп идет на выборы 2024, какие таблетки принимает рэпер Канье Уэст и зачем предприниматель Илон Маск купил социальную сеть Twitter, если она разрушила его репутацию… точнее, он испортил абсолютно все сам.

Напомним, что с октября 2022 года главой компании Twitter стал Илон Маск — он отдал за это 44 миллиарда долларов. Свою покупку соцсети бизнесмен объяснил исключительно гуманистическими соображениями:

«У цивилизации должна быть цифровая городская площадь, где можно в здоровой обстановке обсуждать широкий круг вопросов без необходимости прибегать к насилию (…) Свобода слова — это основа функционирующей демократии, а Twitter — это виртуальный форум, где обсуждаются вопросы жизненно важные для будущего человечества»

ОК, Илон, но что ты сделал с Twitter после его покупки на самом деле? Проследим за происходившим с соцсетью в хронологическим порядке:

27 октября 2022 года. Илон Маск купил убыточную и токсичную соцсеть, чтобы сделать ее «свободной»;
2 ноября. Маск предложил продавать «синие галочки» (так называемые Twitter Blue, подтверждающие, что аккаунт верифицирован) за 19,99 доллара, хотя раньше они стоили 4,99. На резкое повышение цены обратил внимание писатель Стивен Кинг, и Маск, вероятно, испугавшись Мастера Ужасов, снизил цену до 8 долларов;
5 ноября. С подачи Маска в Twitter начались массовые увольнения. И с того момента, как Маск стал главой соцсети, компанию покинули уже почти две трети сотрудников из 7,5 тысяч;
9 ноября. Илон Маск, вопреки рекомендациям сотрудников отдела доверия и безопасности, запустил-таки подписку Twitter Blue. Которая была отменена через несколько дней из-за огромного количества появившихся фальшивых якобы верифицированных аккаунтов;
10 ноября. Личным указом глава Twitter запретил работникам соцсети работать удаленно — точно так же, как Маск отменил дистанционную работу в своей Tesla;
13 ноября. В ходе публичного спора Маска с собственным разработчиком Twitter последний был уволен за то, что посмел усомниться в понимании директором архитектуры соцсети;
16 ноября. Маск уволил около 20 сотрудников социальной сети, критиковавших своего нового руководителя в рабочих чатах. Free speech, ага;
22 ноября. Маск остановил лавину увольнений, потому что… он начал искать новых сотрудников;
2 декабря. Илон Маск заблокировал аккаунт рэпера Канье Уэста за «подстрекательства к насилию» — хотя глава соцсети ранее говорил о том, что политика банов будет упразднена. Зато Маск восстановил аккаунт Дональда Трампа, но экс-президент в соцсеть так и не вернулся;
7 декабря. Сотрудники Twitter обнаружили в офисах оборудованные спальные места. Сам Илон Маск ранее предложил работникам «хардкорный режим работы». Все несогласные с этим могли — барабанная дробь! — тут же уволиться;
12 декабря. В Twitter распускается «Совет Доверия и Безопасности», потому что Илон Маск пересматривает и отменяет действующие политики и практики компании;
14 декабря. В Twitter был заблокирован аккаунт @ElonJet 20-летнего Джека Суини. Его владелец пользовался публичной информацией, чтобы показывать перемещение личного самолета Маска. Были заблокированы и другие его аккаунты, в том числе и те, в которых он публиковал перелеты российских олигархов, что крайне важно для журналистов-расследователей. Бинго! В тот же день Илон Маск подал на Суини в суд;
15 декабря. В Twitter были заблокированы аккаунты журналистов таких редакций, как Washington Post, New York Times, Mashable, CNN, The Intercept, Voice of America и так далее. Потому что их сотрудники также «распространяли информацию о местонахождении людей в реальном времени», что противоречит новым правилам модерации контента соцсети;
16 декабря. Twitter второй день блокирует ссылки на конкурирующий сервис микроблогов Mastodon. Началось это после того, как Mastodon опубликовал в Twitter ссылку на страницу @ElonJet в своем сервисе.

На фоне «экспериментов» Маска с монетизацией соцсети и его очень странным пониманием свободы слова из Twitter начали уходить селебрити и, что намного важнее, рекламодатели. Так, соцсеть покинули модель Джиджи Хадид, сценаристка Шонда Раймс и телеведущая Вупи Голдберг, а такие гиганты, как Pfizer, Audi и Mondelez приостановили с Twitter рекламные контракты.

Ну а редакция Rubic напоминает своим читателям о том, что у нас открыта вакансия журналиста. И мы точно не заблокируем ваш аккаунт где бы то ни было!

Еще на эту тему

На гребне войны: грозит ли Америке новый всплеск русской иммиграции?

Грин-карты и разрешения на работу будут выглядеть по-новому. Что делать с картами старого образца?

Из 45 – в 18: он уже сделал это! А на что вы готовы пойти ради вечной молодости?

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик