Дмитрий смог получить Грин-карту EB-1 не как бизнесмен, а как успешный топ-менеджер. Фото buffalo7.co.uk
Как топ-менеджер из России получил грин-карту за “экстраординарность”

Как топ-менеджер из России получил грин-карту за “экстраординарность”

Дмитрий смог получить Грин-карту EB-1 не как бизнесмен, а как успешный топ-менеджер. Фото buffalo7.co.uk

Дмитрию 28 лет, он финансист, имеет три образования, в том числе швейцарское. Сделав успешную карьеру в России, он решил перебраться в США. Дмитрию уже одобрили петицию на грин-карту, и сейчас он находится в Москве в ожидании интервью в консульстве. Имя изменено из соображений конфиденциальности. Остальные подробности не претерпели изменений.

Я задумался об иммиграции в США в декабре 2016 года. Подводя итоги года, я понимал, что в своей специальности я достиг достаточно высоких результатов в России, и, пока я молод и амбициозен, захотелось попробовать себя на западе.

Я стал задумываться о том, какие у меня есть возможности для переезда в Америку.

Я решил, что мой переезд должен состояться на максимально гладких условиях: я должен иметь статус резидента и не должен быть ограничен ни в работе, ни в зарплате.

Мой кейс был очень сильный, потому что я собрал документальные подтверждения по 9 из 10 критериям экстраординарности (кроме критерия об участии в жюри и судействе). В течение последних трех лет я писал статьи в СМИ, и про меня писали (всего на момент подачи было 26 публикаций: 15 из них в топовых изданиях, в том числе в Forbes, Коммерсант, VC, Inc, а также 11 — в локальных, узкопрофильных); я постоянно выступал, у меня была высокая заработная плата, членство в организациях, причем в очень разных и значимых для Соединенных Штатов.

Подробную инструкцию о том, как получить визу на основании экстраординарных способностей, дает адвокат Дмитрия вот здесь.

Первого адвоката для консультации я нашел по объявлению. Он ничего не сказал мне про эту программу. В России мало кто о ней знает. Все варианты, которые предлагал мне тот адвокат, в том числе политическое убежище, мне не подходили. Я стал анализировать информацию в интернете и наткнулся на статью про EB-1, в которой был список из 10 критериев.

Мне стало интересно, потому что по предварительному описанию я понимал, что соответствую как минимум 5 из них.

Мне хотелось расшифровку. Тот адвокат дал мне контакты Виктории.

Помню, было католическое Рождество, когда я написал Виктории. 27 декабря мы впервые с ней поговорили, она дала мне бесплатную консультацию, сказала, чтобы я выслал какие-то предварительные документы. 30 декабря я уже получил от нее ответ, что у меня очень сильный кейс, и она готова за него взяться и работать. В тот же день мы заключили договор.

В процессе подготовки моего кейса всплыли интересные нюансы. Например, мне часто приходили приглашения выступить на конференциях.

Мне это было неинтересно, и я эти приглашения удалял. Но, как оказалось, эти письма очень важны.

Когда к тебе приходят какие-либо запросы, даже по электронной почте — к примеру, дать свою  экспертную оценку по тому или иному вопросу — это полезно для дела. И мне за короткое время нужно было попросить людей продублировать эти письма, чтобы можно было сделать скриншоты, перевести их.

Когда меня приглашали на конференции, кроме ваучера приглашения на круглый стол, который приходит по почте, важно было еще в кейсе указать и саму переписку: как меня пригласили, как согласовывалась тема. И, конечно, результаты. Например, во многих конференциях я был в топе спикеров. К делу также прикладываются благодарственные письма с фидбеком организаторов.

Я собрал много рекомендательных писем, в частности от организаторов конференций, в том числе зарубежных, все дали мне положительную оценку. От работодателя у меня тоже было рекомендательное письмо, я был заместителем генерального директора по экономике и финансам в крупной фармкомпании.

Мы собрали все документы очень быстро, и все благодаря Виктории. Хотя у меня был самый большой кейс за всю ее историю работы.

Пояснительная записка к моему делу состояла из 23 страниц, хотя до этого рекордом Виктории было 15.

Я могу сказать смело, что мне очень повезло с Викторией. Я знаю, что многим людям приходится адвокатов менять, потому что те все делают неправильно. Я видел объемы ее работы, она профессионал. И самое главное — пояснительную записку к делу — я так грамотно сам не написал бы. Я много работаю с бизнесом, в том числе зарубежным, поэтому я сразу увидел, что моя пояснительная записка не была шаблонной, Виктория писала ее с нуля. Это очень важно, ведь я знаю, как в США адвокаты штампуют эти дела.

Многие люди пытаются экономить и заполнять документы сами. Но в таких случаях вероятность прохождения нулевая.

Если бы я сам “запаковал” свое дело, я не сделал бы и одной пятой того, что сделала Виктория.

У меня сроки были фантастические. Мы начали работать 30 декабря 2016 года, а 12 апреля я уже получил одобрение грин-карты. Мы подали на ускоренное рассмотрение, и примерно через две недели я уже получил ответ. Мы с Викторией связывались исключительно через интернет и по телефону и даже никогда не видели друг друга вживую, но у нас сложились очень доверительные отношения.

Мой первый и самый главный совет тем, кто планирует подавать на EB-1 — это заказывать консультацию адвоката, чтобы он оценил ваш кейс и дал рекомендации.  У меня выбор был между Викторией и еще одной женщиной. У Виктории я получил фидбек в 6 страниц полностью разложенного по полочкам дела, а у другого адвоката — банальный ответ в три строчки. Поэтому я бы посоветовал грамотно выбирать адвоката, смотреть лицензию, изучать отзывы.

Имейте в виду, что многие адвокаты оставляют о себе фейковые отзывы.

Еще один важный момент: я был единственным из клиентов Виктории, кто пришел не из собственного бизнеса. Я успешный топ-менеджер. Многие люди думают, что если ты не нобелевский лауреат или не владелец собственного бизнеса, то опция EB-1 для тебя закрыта. Это стереотип. На самом деле это просто грин-карта для успешных в своей профессиональной области людей. Я знаю множество обычных людей, на мой взгляд ничем не выделяющихся, которых адвокаты достаточно умело и грамотно “запаковали”, и они получили грин-карту по EB-1.

Поэтому, если бы я не получил грин-карту с первого раза, я бы не похоронил эту идею, а дорабатывал и усиливал бы кейс, подавал снова.

Я бы участвовал в большем количестве конференций, куда меня постоянно приглашают, но в силу своей занятости я раньше отказывался. Соглашался бы на публикации и интервью.

Теперь я собираюсь перебираться в США и заниматься тем, чем я занимаюсь в России, но на американском рынке. Конкретного работодателя я еще не искал. У меня банальный интерес и самолюбие: хочу войти в топ-100 финансистов мира, для этого нужно быть в США. По крайней мере, смогу себя испытать на уровне достаточно компетентных людей.

В свои 28 лет я вытеснил многих финансовых специалистов и экспертов из разных областей и заставил себя уважать.

Я хочу в США пройти тот же путь, найти свое место под солнцем. Я еду не за лучшей жизнью, я хочу попробовать себя в чем-то новом. Даже если мне не понравится, я всегда могу вернуться в Россию, и здесь у меня все будет неплохо. Но я решил выйти из зоны комфорта и попробовать.

Дмитрию 28 лет, он финансист, имеет три образования, в том числе швейцарское. Сделав успешную карьеру в России, он решил перебраться в США. Дмитрию уже одобрили петицию на грин-карту, и сейчас он находится в Москве в ожидании интервью в консульстве. Имя изменено из соображений конфиденциальности. Остальные подробности не претерпели изменений. Я задумался об иммиграции в США […]