Приглашения на интервью по политическому убежищу Катрина ждала 5 лет. Фото из личного архива
Как оппозиционерка из Казахстана получила убежище в США без единой бумаги, подтверждающей ее слова

Как оппозиционерка из Казахстана получила убежище в США без единой бумаги, подтверждающей ее слова

Приглашения на интервью по политическому убежищу Катрина ждала 5 лет. Фото из личного архива

29-летняя Катрина Халявина приехала из Казахстана, где ее преследовали из-за ее активного участия в оппозиционной партии. Без единой официальной справки она сама подала кейс на убежище со скромной историей в четыре листка. Приглашение на интервью после пятилетнего ожидания застало девушку врасплох, и она срочно стала искать адвоката — и оказалось, не зря.

Далее рассказ Катрины от первого лица.

Около 5 лет мой муж и я ждали вызов на интервью по убежищу. Конечно, за такое долгое время мы уже подзабыли свой кейс. И тут в январе 2017, как снег на голову, пришло приглашение. Мы начали готовиться, изучили очень много информации в интернете.

Кейс наш был маленький, всего на 4 листика, но сильный.

Несмотря на это, я внутренне нуждалась в поддержке и хотела пойти на интервью с профессионалом.

Мы обошли трех адвокатов, но решили остановиться на Александре Сирицыне. Его порекомендовал хороший друг семьи,  и он с самого начала произвел впечатление грамотного специалиста, появилось доверие, чувствовался позитивный настрой и психологический комфорт. Плюс в работе он на все вопросы отвечал быстро и профессионально.

Александр — не первый мой адвокат. В самом начале пути, когда я подавала кейс, я обратилась в одну русскоязычную компанию на Халландейле [пригород Майами].

Как сейчас помню фразу того адвоката: “Тех денег, что вы мне заплатите за свой кейс, не хватит мне даже на одно колесо автомобиля”.

Естественно, с ним я не стала работать.

Еще я встретилась с другим известным адвокатом, но его подход тоже меня расстроил. Он предложил начать готовиться к интервью за три дня, и цену за свои услуги озвучил по $1000 в день. Для меня это было слишком дорого. Кроме этого, он сказал, что у меня практически нет шансов, потому что во всем кейсе нет ни единого письменного доказательства.

Подход Александра выгодно отличался: он с охотой отвечал на все наши вопросы. Он не только объяснил, как проходит само интервью, но и подготовил по всем вопросам, которые могут задавать именно по нашей истории.

Мы проходили по всему кейсу построчно и каждую ситуацию разбирали.

Конечно, после подготовки Александра я шла с полной уверенностью в своих силах.

Кейс наш был маленьким, а дополнять его уже не было времени. Но Александр подготовил сводку о политической ситуации в Казахстане по годам, начиная с 2013-го и по сегодня.

Информацию об адвокате Катрины вы можете найти здесь или записаться по телефону (305) 998-1902

За день до интервью у нас с адвокатом была финальная встреча, мы еще раз прошлись по моему кейсу, еще раз обсудили “подводные камни”. Приехав на интервью, мы ждали порядка двух часов, было очень много людей. Меня, моего мужа, ребенка, адвоката и переводчика пригласили вместе. В первой части задавали личные вопросы. Сначала расспросили моего мужа, потом меня. Спрашивали, когда мы приехали в США, места работы, места проживания. Потом мужа с ребенком попросили выйти, и началась основная часть, спрашивали только меня, примерно 2,5 часа.

Было несколько вопросов, на которые я ответила совсем не то, что надо было.

В частности, немного перепутала даты своей работы в партии, не рассказала о других активистах, которых преследовали. Плюс были неточности в описании физического насилия.

Во время самой беседы адвокат не может вставлять свои комментарии, но в конце ему дают слово. Когда Александру дали слово, он опять задал мне те вопросы, на которых я “проштрафилась”, и мы разрулили эту ситуацию. Я уверена, что если бы он этого не сделал — я бы провалилась.

После интервью Александр написал письмо иммиграционному офицеру, в котором аргументировал, что я квалифицируюсь на одобрение по убежищу.

В целом, напряжение было очень сильное.

Я всем своим знакомым, которые ждут интервью, теперь советую идти с адвокатом. Грамотный специалист поможет снять  психологическое напряжение и грамотно подготовиться к вопросам.

Сразу после интервью свое решение мне офицеры не сказали. Пригласили прийти через две недели в офис. Накануне назначенного дня нам позвонили по телефону и сказали не приходить, потому что ответ придет по почте. Мы сильно расстроились, были уверены, что это отказ. 23 января 2017 у нас было интервью, а 14 февраля 2017 пришел по почте ответ — петицию одобрили.

О других способах иммиграции и о том, как обустроиться в США читайте здесь.

29-летняя Катрина Халявина приехала из Казахстана, где ее преследовали из-за ее активного участия в оппозиционной партии. Без единой официальной справки она сама подала кейс на убежище со скромной историей в четыре листка. Приглашение на интервью после пятилетнего ожидания застало девушку врасплох, и она срочно стала искать адвоката — и оказалось, не зря. Далее рассказ Катрины […]

Translate »