Члены не православных церквей часто подвергаются гонениям в постсоветских странах. Фото Катерины Пановой

Как адвентисты получили убежище вопреки тому, что нарвались на мошенника

Члены не православных церквей часто подвергаются гонениям в постсоветских странах. Фото Катерины Пановой

Елена (фамилию не указывает из страха преследований)  приехала  в США с мужем и детьми из городка в Киевской области. Они с мужем активные члены церкви Адвентистов седьмого дня, на ее страничках в социальных медиа много фотографий, связанных с церковью и службами – как до переезда,так и после. Далее ее прямая речь.

Почему уехали

Ехать мы особо не желали, дома в Украине все было налажено. Но и у мужа, и у меня  были проблемы на работе и с городскими властями, и с православными  священниками из-за нашей религии. Мы были активными членами церкви [адвентистов седьмого дня]. Муж – пресвитер. Отвечал  за организационные вопросы церкви, крещения, расклеивание объявлений по городу. Церковь организовывала различные семейные и детские мероприятия в городе, что враждебно воспринималось некоторыми фанатично настроенными православными.  Я была лидером детского и молодежного служения.

Родственник приглашал к себе в США, переживая за безопасность нашей семьи в связи с нестабильной обстановкой и начавшимся конфликтом на Донбассе.

Учитывая усугубляющийся напор на нашу церковь не только в городе, но и в стране, нам все же было чего опасаться. Подавали на визы с уверенностью, что нам откажут, но нам их открыли.

Наша семья приехала в США в апреле 2014 года, но этому предшествовало получение туристических виз на семью из 4 человек с чистыми паспортами.

Читайте инструкцию от иммиграционного адвоката, как  готовится к интервью на убежище.

Оскорбления за $3500

Ехали в США, зная, что будем пытаться подавать на “политическое убежище”, но не имея вообще никакого понятия о процедуре. Просто наш родственник уверил, что он уже консультировался с адвокатом и всё будет нормально. Наш «адвокат» оказался паралигалом [то есть человеком без лицензии], зовут Ярослав Банаев.

Мы с мужем подписали договор, по которому мы должны были ему $3500 за услуги (подготовка анкеты, правка и перевод истории, а также других документов, затем отправка всего пакета).

Мы сами написали историю, приблизительно на 15 страниц текста, дали ответы на все вопросы анкеты, которые нам дали на русском языке. Готовы были отослать весь пакет, но перед подписанием окончательного варианта мы с мужем попросили прислать нам перевод текста истории на английский язык, а также всех свидетельств  (о рождении детей, о браке).

Совершенно нормальная просьба, но, к сожалению, на этом этапе Ярослав начал обзывать моего мужа, говорить, что мы в Америке ничего не знаем и не понимаем, а он – выдающийся человек, который всё знает. И что если мы ему до отправления бумаг не принесем всей суммы, то он нас сдаст полиции. И другое.

Потребовав со скандалом переведенные бумаги, мы ужаснулись.

Оказалось, перевод истории был сделан через Google переводчик, наши имена в истории и в переведенных свидетельствах были написаны в русской транслитерации, а не так, как было написано в наших паспортах. Мы, конечно, выплатили ему все деньги, поскольку были запуганы, но решили, что будем пытаться всё сделать сами.

Как мы готовили весь пакет документов сами

Потратив еще один месяц на изучение инструкций по заполнению анкеты на убежище, на поиск дополнительной информации и со всей скрупулезностью собрав в интернете те сведения об убежище, которые на тот момент там были, мы сложили для себя «пазл» и заново пересмотрели свой пакет документов на убежище.

Переписали историю, сократив её до 4 страниц текста, сделав ее очень краткой и емкой. Заполнили анкету, приложили отчеты международных комиссий по нашему вопросу (убежище на основании религии), газетные статьи, дополнительные документы, фотографии и так далее. Подписали каждый листок отправляемой документации, кроме анкеты.

Через 5 месяцев после приезда, в конце сентября 2014 года, отправили пакет документов, который составлял на четверых нас приблизительно 500 страниц.

Как положено, через две недели получили подтверждение о получении кейса, ещё через две недели – приглашение на отпечатки пальцев, и две недели спустя – вызов на интервью, которое должно было состояться в начале ноября 2014.

Во время интервью

На интервью в Майами поехали всей семьей и с переводчиком. Офицер, зайдя в зал ожидания, захотел увидеть всю семью, а потом пригласил в кабинет только меня с переводчиком, попросил отключить телефон.

В офисе без окон был полный беспорядок на столе, множество фотографий на стенах, нас с переводчиком оставили в кабинете самих. Думаю, через камеры наблюдали за нашим поведением. Офицер был в меру строгим, сконцентрированным, предупредил, что будет по несколько раз задавать одни и те же вопросы. Но в итоге этого не делал.  

Читайте инструкцию от иммиграционного адвоката, как  готовится к интервью на убежище.

Он сначала задавал вопросы по анкете и несколько вопросов по истории, а потом начал задавать вопросы, связанные с религией и ситуацией в стране, угрозами для верующих в связи с конфликтом на Донбассе. По характеру вопросов было видно, что офицер их тщательно продумывал, они были глубокими со скрытым смыслом. Правильный ответ бы не дал человек, сфальсифицировавший свою историю, не следящий за ситуацией уже после того, как уехал из своей страны.

Отвечал также мой муж. Мой муж в третьем поколении является членом церкви, его семья через многое прошла еще в советский период, но в истории он об этом упомянул двумя абзацами и на интервью его об этом не спрашивали. Офицера больше интересовали моменты из недавнего прошлого, конфликты с органами власти, милицией.

Офицер распечатал при муже листок бумаги, держал, не показывая, и спросил: «Слышали ли вы о пасторе, которого сепаратисты захватили в Донецке?». Это произошло уже после того, как мы уехали в США. На что мой муж ответил: “Да, я лично знаком с этим человеком, он пастор одной из общин адвентистов, его зовут Сергей Литовченко.  И мы очень переживаем и молимся о нем и его семье». После этого офицер развернул  и показал мужу тот лист, предварительно распечатанный, и там была история и фотография этого человека.

Пастора Церкви адвентистов седьмого дня в Горловке Сергея Литовченко захватили бойцы ДНР. Фото risu.org.ua

Пасторы, пресвитеры нашей церкви  в Украине и в бывшем СССР регулярно собираются вместе, поэтому знают друг друга.

На интервью мы не очень переживали, поскольку были уверены в том, что написали. Сейчас я понимаю, насколько Бог благословил нашу семью и как всё быстро и легко прошло.

Каждый вопрос переводчик переводил и офицер печатал мой ответ на компьютере. Интервью заняло 2,5 часа.

В конце офицер пожал нам руку и сказал, что он получил удовольствие от общения.

Результат

Через две недели мы вновь приехали в Майами для получения результата, который был положительным для нашей семьи.

Мы полностью заплатили Ярославу Банаеву, хотя условия договора он так и не выполнил (ведь кейс он так и не отослал из-за того, что мы отказались). Сейчас считаем это платой за драгоценнейший опыт.  Надеюсь, что моя история поможет кому-то, и пусть вам помогает Бог!

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.