2 июля 2020

Иммигрантка вызвала полицию, не в силах смотреть на коллегу, которая издевалась над детьми в детском саду. Посадили в тюрьму ее, а не садистку

Девочка рыдала, рискуя в любой момент подавиться едой. Фото: CNN

“Рубик” продолжает публиковать истории иммигрантов – жертв полиции. Первую часть читайте здесь. Далее идет прямая речь русскоязычной иммигрантки в Калифорнии (мы не называем ее имени). C разрешения автора мы  публикуем эту историю. Периодически в ней есть отсылки к истории Кати Пановой, которая также пережила арест и жестокое обращение полиции. 

Меня в 2014 тоже арестовали в Лос-Анджелесе. Я пришла работать няней в русском детсаду и увидела, как старая воспиталка (ей около 63 лет было) издевается над девочкой. Воспитательница запихивала ей гречку в рот с такой частотой и такой огромной ложкой, что у ребенка гречка выскакивала вместе с воздухом и соплями из носа. Девочка взахлеб рыдала, рискуя в любой момент подавиться едой. 

Я набрала 911 и вызвала полицию. Старая карга услышала это и стала толкать меня, пытаясь ударить по кардиостимулятору (она о нем знала).

Пытаясь ее остановить, я стукнула по тарелке с нарезанными овощами, которую она держала, чтобы закинуть их ей в лицо. Тарелка задела по ее лбу и немного рассекла кожу. Реально немного, буквально полсантиметра.

Когда приехала полиция, она сказала, что я ее этой тарелкой избила. А я же, по наивности и по стойкой уверенности в том, что полиции врать нельзя, в этом призналась. То есть я сказала, что да, я действительно ударила по тарелке, а тарелка уже ударила ее по лбу.

Садистка сказала полиции, что ее избили тарелкой. Фото: Pinterest

Полицейский тут же попросил меня развернуться и завести руки за спину. Меня handcuffed [надели наручники] и повезли в отделение. Надо сказать, что эти полицейские были nice, и причину моего ЗАДЕРЖАНИЯ я понимала. 

Когда меня в наручниках везли на заднем сиденье полицейской машины, которое, как вы теперь знаете, пластиковое, мою просьбу включить кондиционер полицейский проигнорировал.

В участке я провела часа три, сидя на деревянной скамейке с руками в наручниках за спиной.

Ждала, пока закончится обед и мне, наконец-то, выдвинут обвинения (или отпустят домой). Наручники натирали.

Я попросила молодого офицера их немного ослабить – он, поколебавшись, согласился, пока другой офицер над ним подхихикивал. Мол, сжалился над мусором….

Затем, отобедав, его величество “главный х*р” приступил к моему делу. Я слышала, как офицер (латиноамериканец, лет 45-47), который меня задерживал, объяснял ситуацию, говорил, что я пыталась защитить себя и, судя по всему, не нападала на пожилую женщину. 

Этот же хмыкнул и насмешливо кинул: “Вот ЭТА?..” – и припаял мне 445-ю статью – assault with a deadly weapon, а это felony (!!) [угроза жизни с применением оружия, серьезное преступление, уголовно наказуемое, можно сесть на десятилетия].

Молодой напарник “моего” латиноамериканца (еще один “Малыш”, как у вас, Катерина) зачитал мне Миранду [права арестованного, Miranda Rights] и сообщил, что я арестована.

Наша читательница провела несколько часов в наручниках с заведенными назад руками. Фото: Regnum

После этого я провела 4 дня в jail [тюрьме], и из-за того, что на мне было felony [уголовное преступления] (а вернее – из-за этого гнусного п*дора, который charged me with it). Bail agencies [агентства, которые помогают выйти под залог, одалживая вам деньги] отказывались давать мне деньги на выкуп, а своих у меня не было (нужно было что-то около $3 000). 

Стоит ли говорить, что из-за суровости статьи у меня взяли образцы ДНК и внесли в базу ФБР и во всевозможные другие базы?

До сих пор не понимаю, что такого низкого и маргинального этот хряк в погонах рассмотрел во мне и почему решил, что я прямо стопудово напала???

Но если ты попадаешь к ним в лапы, тебя просто выбивает из привычного мира, где ты – цивилизованный человек со статусом и прочими ништяками. Там ты просто мусор. 

Пришло время “to be put before magistrate” (дата появления перед судом). Меня и 20 других девушек поместили в камеру 2×3 метра, где мы с 9 утра и до 4 вечера сидели на бетонном полу. Туалета там не было.

Были только два алюминиевых умывальника-поильника. Один не работал, а вода из “носика” второго так слабо бежала, что его надо было обсасывать, чтобы напиться. Понятно, что никто этого не делал… 

В тесной камере “для мусора” не было туалета, а в умывальниках – воды. Скриншот из фильма “Оранжевый – хит сезона”

Затем, меня отвели на второй этаж, где я ожидала встречи с судьей. Там были комнаты с большими пластиковыми окнами. Я не пила с 9 утра (!). Увидев, как мимо проходит высокий крупный белокурый офицер лет 40+, я постучала по стеклу и сказала “Sir, can I have some water, please?”,  на что услышала: “Fuck off…”. Позже, меня и другую девушку этот же офицер, на пару с другим, в каком-то грузовом лифте вез на судебное слушание.

Мы стояли в наручниках, а он сказал тому другому офицеру: “Can you imagine, some one kisses these monkies?” [“представляешь, кто-то целует этих обезьян?”], и криво улыбнулся. 

Про себя я назвала его “Фрицем”.Я так понимаю, это у них такая “фишка” и над всеми заключенными принято издеваться.

Мне предлагали plea bargain [сделку с прокурором, когда вы приходите к компромиссу, признаетесь в меньшем преступлении, чем то, в котором вас изначально обвиняют].

Условия: я признаюсь в battery [избиении]. Я должна буду год находиться на испытательном сроке, и если больше никого не изобью, то мое дело закроют. К тому же должна буду оплатить медицинский счет “пострадавшей”. 

Я отказалась, сказав, что не виновата и буду стоять до последнего. На слушании я waived [отказалась] от своего права не инкриминировать себя и взяла слово. Полицейские, которые проводили мое задержание, давали показания в суде и делали это так, что все сыграло в мою пользу. Не думаю, что они так уж за меня ратовали, но и открыто не зловредничали. Прокурор задал мне только один вопрос. Потом меня оправдали. 

Суд я выиграла. Меня признали невиновной и расценили мои действия как самозащиту. 

Еще на эту тему

Трамп хочет подписать указ о коронапомощи в обход Конгресса

Ученые подтвердили существование Лох-Несского чудовища

Зачем супербогатые скупают паспорта разных стран?

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию
Adblock
detector