Роды двойни окончились трагедией в лучшей больнице Нью-Йорка

Люба потеряла двух детей из-за роковой ошибки врача. Фото instagram.com/malygina07

Люба Малыгина вместе с мужем Славой , сыном и дочкой живет в русскоязычной части Бруклина. Люба мечтала о большой семье, хотела родить пятерых до 40 лет. Когда 33-летняя женщина узнала, что беременна двойней,  она очень обрадовалась такой удаче. “Я сразу подумала: как хорошо, через пару лет рожу еще одного – и все, можно успокоиться”, – рассказывает она.

Люба родила старшего сына с помощью кесаревого сечения, дочку – естественным путем.  Для ведения ее третьей беременности женщина по рекомендациям нашла лучшего врача, который специализируется на двойнях и естественных родах.  Врач, по словам Любы, не уделял ей особого внимания и не рассказывал о рисках, связанных с многоплодной беременностью, не предлагал стимулировать роды (что является стандартной практикой для двойни).  Но она верила, что несмотря на свою немногословность и занятость, этот врач – профессионал и позаботится о ней и детях. Однако это, по словам женщины, оказалось не так,  и из-за халатности врача и недосмотра больницы два ее мальчика родились мертвыми. 

О своей трагедии Люба рассказала в интервью “Рубику”. Далее приводим ее речь от первого лица. 

Люба ответственно готовилась к родам, правильно питалась, занималась спортом. Фото instagram.com/malygina07

Особенная беременность 

Мой первый ребенок был очень большой, 4 килограмма 300 грамм. Врачи посоветовали сделать кесарево сечение. Я послушалась специалистов. Сын родился здоровым.

Вторая беременность проходила легче, я нашла врача в Нью-Йорке, который согласился попробовать VBAC (Vaginal Birth After C-Section). Так на свет появилась моя дочь. 

Третья беременность далась мне тяжелее, чем прошлые две. Из-за огромного живота (двойня все-таки!) я не могла быть такой активной, как раньше. Водить машину тоже было неудобно, ноги до педалей не доставали. Постоянная одышка, боль в спине, растяжки, варикоз, 20 кг набранного веса – все это напоминало, что я ношу двойню. 

Но я была счастлива. Несмотря на все сложности, занималась йогой, ходила в бассейн, брала с собой на работу завтрак, обед и ужин, чтобы правильно питаться.

Я готовила себя к родам. Понимала, что будет трудно, но меня поддерживала семья. 

Первую часть беременности я провела в России, приехала в США уже на 20-й неделе, сразу кинулась искать врача. Хотела обратиться к тому, что вел мои вторые роды, уж очень он был хорошим специалистом. Но увы, на тот момент он был в отпуске. Пришлось искать замену по рекомендациям. 

Остановилась на враче из госпиталя Ленокс-Хилл на Манхэттене, у него был огромный опыт (более 35 лет) – и многие его советовали. Сам врач, имя которого я пока разглашать не могу, был сторонником естественных родов. Я тоже хотела попробовать рожать сама, но не отказывалась от кесарева сечения, если это будет необходимо. 

Врачом этим я была не очень довольна. Он молчаливый, слова не вытянешь. И все разговоры были на бегу, вечно куда-то торопился. У него было много пациентов, и мало времени на меня. Но я решила отбросить эмоции, ведь у него большой опыт, хорошие рекомендации. 

Я доверилась ему. И зря. 

Люба даже провела фотосессию во время беременности, хотела запечатлеть весь процесс. Фото instagram.com/malygina07

Врач заболел

Я наблюдалась у этого врача все оставшиеся недели, ходила на осмотры, как положено.  На 32 неделе выяснилось, что один ребенок повернут головой вверх. Врач сказал, что так бывает и во время родов он может повернется в нужную сторону. Мол, первый ребенок выйдет и у второго будет больше места. О необходимости кесаревого сечения в этом случае он не упоминал. Спустя некоторое время второй ребенок все-таки повернулся головой вниз – и мы успокоились. 

На 36 неделе, на очередном приеме врач появился в ужасном состоянии.

Ему недавно сделали операцию и самостоятельно передвигаться он не мог, только с помощью ходунков (walker).  Я засомневалась, что он сможет принять роды, и стала искать замену. Но на таком сроке никто не хотел брать на себя ответственность. Даже мой знакомый врач, который вел вторую беременность, отказался. 

Выхода не было, мы остались с этим доктором.

На 39 неделе, в четверг, я снова пришла на прием. К этому времени уже можно было бы делать стимуляцию родов, что, как я потом выяснила, является стандартным протоколом. Но мне никто ее не предложил. Врач сказал, что я и сама скоро рожу, до конца недели точно. Но на всякий случай записал меня на следующий вторник на стимуляцию. 

Она не понадобилась. Роды начались в воскресенье, ровно на 40-й неделе.

Люба постоянно ходила по коридорам, не могла лежать. Фото instagram.com/malygina07

Ошибка за ошибкой 

Мы позвонили врачу перед тем, как ехать в больницу. Ему добираться до госпиталя пару минут, живет в соседнем квартале. Он сказал, что скоро будет, и я поехала рожать. 

Все показатели были в норме, нас поместили в палату. Со мной были мой муж и подруга Даша. Она хотела запечатлеть все на камеру, мы также делали памятное видео во время родов дочки.

Все время возле нас крутились другие врачи (дежурные), медсестры. Проверяли пульс детей с помощью кардиомониторов. Но датчики на ремнях плохо держались на теле, я же постоянно была в движении, плюс большой живот не позволял их хорошо закрепить, поэтому к нам часто забегала медсестра и поправляла их. 

А вот аппарата УЗИ не было.  Уже потом я узнала, что контроль с помощью ультразвука тоже является стандартной практикой при родах двойни.

Наш врач приехал только за час до трагедии, через 18 часов после того, как мы попали в больницу. До этого он вроде как давал указания по телефону. Например, сказал проколоть мне пузырь (я была не против!), рассматривал вариант стимулировать меня с помощью питоцина, но этого не понадобилось, после прокола схватки усилились сами. 

Прошло некоторое время, меня осмотрели и сказали, что я готова к родам, раскрытие уже почти 10 сантиметров. Вызвали моего врача. Я ожидала, что рожать буду в операционной, чтобы в случае чего могли сделать экстренное кесарево. Но зайдя в палату, мой врач сразу приказал мне тужиться. Я ведь уже рожала до этого, и помнила, как ощущались потуги, на этот раз их не было.  Я сказала об этом врачу, он не отреагировал и говорил все равно тужиться. Медсестра держала одну мою ногу, подруга – другую, врач принимал роды, муж был у моей головы, за мониторами сердцебиения детей никто не следил.  Мой врач, который еле ходил, не позвал никого на помощь.  

Уже потом я узнала, что в палате при родах двойни обычно находится целая бригада с врачом-неонаталогом. У меня был только врач на ходунках и медсестра. 

Я сказала, что тужиться больше не могу, очень больно. Мужу стало плохо, он отошел. Врач сказал продолжать тужиться что есть силы. Через три попытки я была без сил, боль не проходила, сказывались еще и 18 часов без сна. 

После этих слов врач поднялся, вышел из палаты и в дверях сказал: “Даю тебе час, чтобы родить самой. Не получится, делаем кесарево”.  И ушел, оставив со мной только медсестру. 

Та пыталась помочь, как могла. Предложила попробовать другие позы, в которых удобнее тужиться. Но через 10 минут я сдалась и потребовала анестезиолога и сделать мне эпидуралку. Боль была нестерпимая, стало темнеть в глазах. 

Очень помогала поддержка мужа. Фото instagram.com/malygina07

Врач-анестезиолог пришел не сразу, минут через 15, точно не помню уже. Попросил выйти из палаты мужа и подругу.

Подруга пошла в коридор за кофе. По ресепшене сидел мой врач.  Она удивилась, почему он не идет ко мне в палату,  тот ответил: “Я дал ей час, чтобы родить самой. Сижу жду”. 

После анестезиолога прибежали какие-то другие врачи (видимо, дежурные), наконец в палату занесли аппарат  УЗИ.  И они не услышали сердцебиения детей. Включилась сирена, меня повезли в операционный блок. 

Я чувствовала, как режут живот. Как вынимают первого ребенка. Но его крика я так и не услышала. Спросила у врача, который стоял рядом, что с с ребенком. Тот ответил, что все хорошо, ему надели кислородную маску. То же самое повторилось и со вторым. 

Операция длилась минут 20-30. Я думала, что, вернувшись в палату, увижу мужа с детьми. Так было во время моих первых родов. Но детей не было. Я взглянула на мужа и увидела его бледное лицо. Он молча покачал головой. Детей спасти не удалось. 

Что же произошло? 

Потом я узнала, что у меня был разрыв матки. Первые симптомы, о которых знают даже интерны – резкая боль в животе, прекращение схваток. Но мой врач с 30-летним опытом почему-то это проглядел. 

В тот момент, когда я почувствовала резкую боль, если бы врач отреагировал, детей можно было бы спасти, срочно прооперировав.

А я еще полчаса ходила с разорванной маткой и внутренним кровотечением.

И тужилась, как советовал врач. Как выяснилось позже, из-за его состояния здоровья ему было запрещено делать кесарево. Мы об этом не знали. 

Муж так и не решился посмотреть на наших детей. Я с ними провела много времени, чтобы попрощаться. Скоро у нас будут результаты вскрытия.

Пока я лежала в палате после родов, постоянно спрашивала у медсестер, что с маткой. Я боялась, что больше не смогу родить.  Через некоторое время врач зашел ко мне и сказал, что матку сохранили. 

“У вас еще будут дети. Удачи, Люба”, – такими были его последние слова. Никаких соболезнований. 

Люба еще полчаса после разрыва матки ходила и даже тужилась, как советовал врач. Фото instagram.com/malygina07

Слова поддержки 

Я понимаю, что жизнь продолжается. У меня двое прекрасных детей, замечательный муж, который помогает мне пережить всю эту историю. 

И днем я чувствую, что смогу справиться. А потом приходит вечер. И я вспоминаю, как лежала в палате со своими детьми, прижимала их к себе и плакала. Мы хотели назвать их Ванечкой и Славочкой. Я не смогу увидеть, как они растут. Как пойдут в школу. Как заведут свои семьи. Все из-за глупой ошибки. 

Даша открыла кампанию на GoFundMe, чтобы собрать деньги на оплату счетов и адвоката. Да, мы собираемся судиться. И хотим подать иск как на врача, так и на госпиталь. Ведь кто-то же в огромной больнице, которая считается одной из лучших в США, должен был понять, что для родов двойни нужно больше специалистов. 

Но я не прошу денег. Мы не нуждаемся в них – и муж, и я хорошо зарабатываем. Это больше было попыткой донести до всех нашу историю. Чтобы она больше ни с кем не повторилась. Все вырученные деньги мы думаем отдать знакомому больному ребенку. 

Люба благодарна своей семье за невероятную поддержку. Люба даже провела фотосессию во время беременности, хотела запечатлеть весь процесс. Фото instagram.com/malygina07

Благодаря кампании GoFundMe мне стали писать слова поддержки другие женщины, которые тоже потеряли детей. Но некоторые люди упрекали в том, что я отказалась от кесарева сама.  Это не так! Наоборот, я даже подписала бумаги, что в случае надобности все решения принимает врач, и я на все согласна и не требуется моего согласия. Я же не враг себе и своим детям.  Другие возмущаются, что я все выкладываю на всеобщее обозрение – для пиара. Это тоже не так! Я всегда любила вкладывать много видео и фото в инстаграме, делать посты и сториз (мне это помогает оформлять мысли). Сейчас я просто продолжаю это  делать, чтобы как-то справиться с горем.

Я прошу не давать здесь ссылки на тот GoFundMe, но если мне кто-то просто хочет написать что-то – пожалуйста, напишите в инстаграм, я читаю все сообщения и отвечаю.

Доля вины лежит и на мне тоже, конечно. Я должна была консультироваться с несколькими врачами сразу, во время родов требовать помощи немедленно, а не полагаться только на одного врача, игнорируя собственные ощущения. 

Я хочу сказать другим женщинам: помните, даже самый лучший врач в самом лучшем госпитале – это не повод расслабляться.

Днем мы с мужем стараемся вести прежний образ жизни. После операции мне еще трудно ходить, но я пытаюсь работать, детей нужно встречать со школы, делать домашнюю работу, кормить.  Наверное, срабатывает инстинкт самосохранения – и мы, как хорошие актеры, играем свои привычные роли.  Но когда наступает вечер – я вижу перед глазами моих погибших мальчиков. 

Очень помогают дети.  Как видят, что я плачу, сразу кидаются ко мне, успокаивают. Ради них и живу. 

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Adblock
detector