Фото: Кадры из мюзикла Алёны Демьяненко «Гуцулка Ксеня»

Чечётка для «Гуцулки Ксени». Что узнал об Украине актёр из США Игорь Цишкевич

Игорь Цишкевич сыграл американского дядю главного героя. Фото: Кадры из мюзикла Алёны Демьяненко «Гуцулка Ксеня»

В Киеве состоялась громкая премьера фильма об иммиграции, американском миллионере и гуцульщине 1930-х. По сюжету картины «Гуцулка Ксеня», Майк Деделюк пытается женить на украинке своего племянника Яро. В фильме ощущается влияние американских мюзиклов 1930-х и звучат современные украинские группы.

В истории о легендарной Ксене режиссёр Алёна Демьяненко («Моя бабушка Фанни Каплан») творит в духе модерна и увлекает актёров на сцену, где гуцулы предстают в новых образах. Это авторская и довольно комичная реконструкция ивано-франковщины довоенного периода.

У “Гуцулки Ксени” есть свой агент в США. Так что ждите премьеру!
Фото: Кадры из мюзикла Алёны Демьяненко «Гуцулка Ксеня»

Герои фильма увлекаются йогой и музицированием, балуют себя кулинарными изысками и присматриваются к природе, улавливая предчувствия большой трагедии. И пусть многие герои фильма идеализируют Америку и пакуют чемоданы, самые умные и тонкие предпочитают остаться.

Картине уже досталось от украинских критиков за несколько театральную манеру актёров. Но есть в ней и несколько тонких работ. Одна из них – заслуга Игоря Цишкевича, который сыграл американского дядю Майка, интригана и любителя женщин. А еще его герой здорово отбивает чечётку.

Как оказалось, перед нами самый настоящий американец: семья Цишкевича переехала в США из Бельгии в 1950-х. «Жил во многих штатах, больше всего в Огайо», – говорит актёр. В Южно-Иллинойском университете получил степень доктора театроведения. Руководителем его диссертации был профессор Герберт Маршалл, который работал с Сергеем Эйзенштейном и другими деятелями театральной сцены того времени.

Актерскому мастерству Игорь Цишкевич учился в лондонской «Студии 68». Знаковыми считает съёмки в австрийском фильме об Афганистане «Спасибо за бомбардировку» (Thank You For Bombing, 2015).

Одну из самых заметных ролей сыграл в клипе DJ Shadow Nobody Speak.

Сейчас живёт в Украине, продолжает сниматься в кино.

После премьеры мюзикла я решила задать Игорю Цишкевичу несколько вопросов. И в итоге поняла, что не мешало бы кому-то снять фильм о нём самом – начиная с истории появления в клипе и заканчивая эпизодами эпохи Сергея Параджанова.

Игорь, почему вы уехали из Америки?

Чтобы работать в Украине. Меня пригласили в Киев как режиссёра театра. Я ставил «Макбет» в Театре юного зрителя на Липках. Преподавал в театральном институте в им. Карпенко-Карого. И решил работать над фильмами и театром в Украине.

Сейчас в украинском кинематографе происходит много нового. Каково ваше впечатление о современном кино, режиссёрах, актёрах?

Рано пока говорить, сейчас только начало перемен. Для меня нет разницы, украинский фильм или другой. Главное, чтобы это был ф и л ь м. Мы в США никогда не акцентируем, что в прокат вышел именно американский фильм. А тут без конца повторяют: «Украинское кино! Украинское кино!». Главное, чтобы работа впечатлила и фильм удался.

Сейчас в Украине пошла волна патриотизма, состоялся отдельный конкурс на финансирование таких проектов. Но для Запада совсем не главное – делать фильмы, в которых подчёркивается: «Мы – американцы».

В роли легендарной Ксени снялась 17-летняя киевлянка Варвара Лущик. На момент работы над фильмом она ещё училась в школе. Фото: Кадры из мюзикла Алёны Демьяненко «Гуцулка Ксеня»

После Советского Союза идентичность как таковая была утеряна. И она возвращается, но очень медленно. Очень интересно наблюдать людей 17-18-19 лет. В них уже читаются украинцы. Пусть они не говорят о Шевченко, Франко и Лесе Украинке, но у этого поколения уже есть что-то своё. Вот эту бы тему подхватить. А самой попыткой заявить, что это украинский фильм, мы никому интересны не будем.

Я думаю, что когда этот комплекс пройдет, начнётся очень качественная работа. Среди украинских кинематографистов очень много молодых интересных специалистов, в частности, операторов. Ещё немного времени, и в украинском кино произойдёт что-то неожиданное. Я уже вижу такие открытия, но пока не буду называть имена.

Помимо мюзикла «Гуцулка Ксеня», Игорь Цишкевич продолжает сниматься в кино. Одна из новых его работ – в украинско-французской картине «Последний шаг», в которой задействован и Жак Рено. Фото: Кадры из мюзикла Алёны Демьяненко «Гуцулка Ксеня»

Чем вообще Украина может быть интересна американским кинематографистам?

Тем же, чем японское или корейское кино. Их фильмы отражают то, как они мыслят, как видят окружающий мир. Они уникальны и отличаются от американских, британских или европейских фильмов. Как только украинские кинематографисты достигнут такого уровня, зрители откроют для себя эту часть мира. Румынским коллегам это удалось, состоялось польское и чешское кино. Украинские фильмы тоже будут замечены и оценены.

Примечательно, что в основном американцам нравятся их собственные фильмы и редко – иностранные, за исключением зрителей в некоторых местностях США. Но если присмотреться, многие картины в Штатах сняты иностранцами.

Как рассказала Алёна Демьяненко, у «Гуцулки Ксени» есть агент в Штатах. У какой аудитории может найти отклик эта картина?

Прежде всего, ей придётся конкурировать с американскими фильмами, выход которых сопровождают мощные промокампании. Порой даже неважно, что сам фильм плохой: зрители всё равно на него пойдут из-за рекламы.

Так что для большого кинопроката нужен солидный рекламный бюджет. Особенно учитывая то, что сами американцы зачастую ходят на американское кино. Дополнительным ходом, который привлечёт внимание к «Гуцулке Ксене», могут стать концерты или другие мероприятия, связанные с музыкальной составляющей фильма. Ведь Dakh Daughters, «Даха Браха» абсолютно во вкусе американцев. А сама музыка этих коллективов презентует современную Украину.

Фрик-кабаре Dakh Daughters – отдельная составляющая фильма. Фото: Кадры из мюзикла Алёны Демьяненко «Гуцулка Ксеня»

А диаспора? Там ведь точно не придётся объяснять, кто такая гуцулка Ксеня.

Диаспора разнопланова. Раньше была волна политической иммиграции из Украины, сейчас – экономическая. Насколько этим людям интересно украинское кино, я не знаю. Всё же, «Гуцулка Ксеня» должна вызвать интерес. В диаспоре в Италии, к примеру, отклик на украинские фильмы – это прежде всего ностальгия по тому, что они оставили на Родине. И сеансы украинских фильмов – способ пережить то, что запомнилось. Даже если эти вещи в Украине постоянно меняются.

Для части зрителей премьера картины Алёны Демьяненко во время встречи с режиссёром стала поводом вспомнить «Тени забытых предков». Что фильм Сергея Параджанова значит для вас?

Сейчас ощущения немного другие, чем когда я смотрел фильм в первый раз. Тогда кино произвело на меня впечатление. А сейчас поэтическое кино – уже история. Попытка показать Гуцульщину была актуальной для того времени, потому что они представляли непобедимую культуру, которая противостояла попыткам советов искоренить уникальность. Хотя оператором был украинец, всё же это был взгляд на гуцулов человека со стороны. И он показал культуру, которую часть украинцев сами не замечали. Но сегодня мы не можем жить прошлым.

Как вы открыли для себя Карпаты?

Я увидел этот край с другой стороны, со стороны Польши. Был там в период «Солидарности», и мне посчастливилось работать с польскими и коренными украинскими художниками.

Потом я встречал людей, которые раньше жили в Карпатах, но были переселены в разные части Польши. Им удалось сохранить свою самобытность.

Гуцулы бескомпромиссны. Несмотря на натиск всех орд, остались такими, как были. Самобытными. Не дали уничтожить свои обычаи. Они отважны, самостоятельны. Это пример для жителей остальной части Украины. Всем этим гуцулы и были интересны Параджанову – как метафора.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Елена Коркодым
Автор |
Киножурналист