3 сентября 2021

Убежище в США: изменения в депортационных процессах и работе судов. Объясняет адвокат

Исмаил Шахтахтинский – иммиграционный адвокат, который много лет специализируется на убежище и имеет степень доктора юриспруденции США.

Его офис находится в Вирджинии, но он помогает иммигрантам из всех штатов.

Исмаил рассказал об изменениях в сфере убежища, депортационных процессах и работе судов, а также ответил на вопросы читателей “Рубика”.

Отразится ли как-то ситуация в Афганистане на законы по убежищу?

Сотни иммиграционных адвокатов уже дали информацию, что готовы помочь беженцам из Афганистана. Там сейчас посольство США закрыто, даже для американских граждан. Единственный выход – действовать через третью страну. Если там находятся родственники граждан США или люди, которые помогали Америке, работали на нее, то проблема сейчас не в том, что США не хотят давать им визы, а в том – как это сделать. То есть им нужно как-то выбраться из Афганистана и физически находиться в другой стране.

Есть ли какой-то апдейт для тех, кто подал на убежище и ожидает интервью?

На данный момент никаких новшеств нет. Иммиграционная служба по-прежнему в хаосе. Нет никакой определенности. Они пытаются возобновить систему, которая была до пандемии – в том числе приоритизировать интервью, где новых заявителей вызывают первыми. Потом вызывают тех, кому отменили или перенесли интервью по каким-то причинам. А дальше уже  – “старых” заявителей.

Среди наших клиентов есть те, кто ждет интервью по 5-6 лет, и я понимаю их возмущение такой ситуацией.

Почему так? В чем логика?

Меня часто спрашивают об этом. Объясню. Многие иммигранты, зная, что на интервью не вызывает по многу лет, просто так, без причин, подавали на убежище. Думали, что в течение этих пяти лет выйдут замуж или женятся или в крайнем случае просто пять лет здесь поживут, потусуются, поработают, а потом уедут, если не получится. А чтобы находиться здесь легально и получить разрешение на работу, просто подавали на убежище.

Поэтому было очень много таких историй, они все копились и копились, так что Иммиграционная служба решила действовать вот таким образом – не давать тусоваться и работать по пять лет.

Идея хорошая, но им не удалось воплотить ее как надо. Мы видим, что количество заявлений все растет и растет. И вряд ли сократится, учитывая то, что сейчас творится в мире.

Если интервью происходит через много лет после подачи прошения, то как рассматривают дело в суде? С учетом того времени или по текущей ситуации? А вдруг в той стране за эти годы уже все нормализовалось?

Да, изменение ситуации в стране влияет на решение суда. Но это если события были действительно драматичными. Как, например, с Югославией и Сербией. Но в большинстве случаев изменения не такие очевидные – не так, как белое-черное. Например, в Украине поменялось правительство, был Майдан и так далее. Но сама по себе смена  правительства не так важна, как то, насколько вы лично пострадали от этого. То есть предоставление убежища по гуманитарным причинам зависит от уровня страданий человека в той стране в то время.

Какие изменения ждут тех, кто уже суде?

В суде ситуация, к сожалению, даже хуже, чем в офисах по убежищу. Они даже пытаются перебросить обязанности иммиграционных судей на иммиграционных офицеров.

Сейчас рассматривают законопроект, чтобы офицеры на границе сами проводили начальное интервью на обоснованность страха возвращения на родину.

Все началось из-за хаоса, когда офис прокуроров в иммиграционных процессах даже не успевал выдавать повестки в суд тем, кто прибыл через границу.

Думаю, это будет хорошо для тех, у кого дела в суде, но плохо для тех, у кого дела в иммиграционной службе, потому что у офицеров станет намного больше работы.

Что нового по отмене депортации?

Это для людей, которые находились на территории США не меньше 10 лет, имеют жену, мужа или ребенка-американского гражданина.

Как было раньше? Иммиграционная служба просто вызывала всех в суд и часто даже не указывала конкретную дату слушаний на повестках в суд.

Но недавно Верховный суд принял решение, что если дата не указана, то эта повестка недействительна, и это не останавливает время для отсчета cancelation of removal.

Это очень важно для людей в этой категории, потому что у многих дела длятся по пять лет и больше.

К тому же из-за дефективного уведомления о явке в суд можно даже полностью закрывать кейс – на основании того, что весь кейс на депортацию теперь недействительный.

Еще одно положительное изменение связано с ICE (иммиграционной полицией), которая просто не успевала искать, ловить и депортировать нелегалов. И раньше не было никакого приоритета, например, могли даже поймать и выслать студента, который просрочил свою визу F1.

Но при Байдене (а до этого так было при Обаме) решили все-таки сосредоточить усилия на людях с криминальной историей, судимостью и так далее – то есть опасных для общества.

Так что если ваше дело попало в суд, у вас есть возможность подать петицию в DHS (Департамент внутренней безопасности) о том, что ваше дело не является приоритетным и его можно закрыть, потому что вы никогда ничего не нарушали и не являетесь опасным для общества, работаете, налоги платите. Чтобы вам разрешили пока здесь жить, а потом когда (и если) вся иммиграционная система исправится и дело дойдет до таких, ка вы, тогда и возобновлять ваше дело.

Такие аргументы, что “я хороший человек, я работаю, плачу налоги, ничего не нарушаю”, могут ли положительно повлиять на решение суда?

В некоторых случаях – да. Только не надо излишне показывать, что на родине вы жили хуже, чем здесь. Если в США у вас получился успешный бизнес, все улучшилось, то могут подумать, что вы экономический иммигрант, а не беженец.

Но больше влияют негативные факторы – если вы кого-то обманули, чтобы въехать в страну, например. Конечно, это не основание для отказа, но все-таки влияет на отношение судьи к вам –  человеческий фактор еще никто не отменял. Не нужно из-за этого ничего скрывать.

Если вы пошли на обман, чтобы получить визу или каким-то другим способом попасть в США и получить убежище, не надо этого скрывать. Ваша ложь все равно откроется – и это сыграет уже не в вашу пользу.

Там вы обманули, потому что вашей жизни и здоровью грозила опасность, а здесь вы пытаетесь обмануть иммиграционного офицера или судью, когда опасности уже нет, – и это совсем другое дело.

Есть и еще одна ошибка ошибка: многие люди люди начинают говорить и в иммиграционном офисе, и в суде, что Америка – такая великая свободная страна, как вы ее любите и так далее. Это негативно повлияет на ваше дело. Вам наоборот нужно показывать, что вы здесь находитесь вынужденно, что вернулись бы с удовольствием на родину, но, к сожалению, не можете из-за опасности.

Что происходит с первичными слушаниями в суде?

Начальные слушания, когда дело переводят из иммиграционного офиса в суд, теперь часто отменяют. На первом слушании обычно рассматривают формальные административные вопросы и согласуют дату следующего слушания. И можно сказать, что смысл 90% первого слушания – это назначить следующее слушание. А ведь бывает, что люди ждут начального слушания по году и больше. И из-за ковида все только усложнилось.

Поэтому, в принципе, можно подать ходатайство об отмене начального слушания и сообщить, что мы готовы назначить основное слушание – просто в письменном виде отправить в суд.

И судьи сейчас довольно часто идут на такое.

Конечно, эта возможность появилась из-за пандемии, но, думаю, останется и дальше. Сейчас некоторые офисы по убежищу разрешают адвокатам участвовать в судебном заседании по телефонной или видеосвязи.

Это намного выгоднее и нашим клиентам – им не приходится оплачивать поездки адвоката в другой штат на начальное слушание. Не у всех есть такая финансовая возможность.

У меня есть посты во ВКонтакте, за которые мне могут дать реальный срок. Но пока моя страница не привлекает внимания. Также я веду оппозиционную деятельность, но задержаний пока не было. Я не могу больше активничать в политике, потому что боюсь. Стоит ли вообще удалить эту страницу, чтобы не оказаться в тюрьме? Я собираюсь пересечь границу США через Мексику, но в этом случае кейс должен быть “железобетонным”.

Способ попасть в США не играет роли. Вам в любом случае придется доказывать, что есть реальный шанс преследования и реальный страх возвращения.

Какие ресурсы вы можете посоветовать для поиска статей и разного рода дополнительных доказательств по делу?

Есть разные уровни авторитетности этих ресурсов. Самый важный ресурс – ежегодный отчет Госдепартамента по ситуации с религиозными свободами и правами человека в разных странах. 

Потом идут отчеты ведомств и организаций США и других стран, потом публикации в СМИ – сначала в национальных (CNN, Fox News и других), потом в локальных СМИ  и других источниках – соцсетях, блогах.

Полностью интервью с Исмаилом Шахтахтинским можно посмотреть на нашем YouTube-канале.

Еще на эту тему

В Цинциннати пропал подросток из русскоязычной семьи. Его не видели с 12 сентября

Летающие микродроны размером с песчинку могут следить за нами

Губернатор Калифорнии защитил складских рабочих новым законом

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию