1 августа 2021

Срок рассмотрения некоторых петиций и форм увеличили до 52 месяцев, а суды не извещают о дате слушаний: комментарии адвокатов

Алина Кац (слева) и Марина Шепельская. Скриншот видеосессии

Ситуация для иммигрантов, ожидающих рассмотрения своих кейсов, еще больше осложнилась. Теперь официальные сроки для этого процесса увеличили до 52 месяцев.

Иммиграционные адвокаты Марина Шепельская и Алина Кац из Law Offices of Marina Shepelsky, P.C. рассказали читателям “Рубика”, что стало причиной для такого решения иммиграционных служб и можно ли как-то повлиять на это.

Марина Шепельская:

– Да, действительно, сроки ожидания выставили просто безумные, но с какой целью?

Во-первых, чтобы люди им не звонили. Наши клиенты постоянно звонят и нам, и им с одинаковыми вопросами: “Я уже жду два года, я уже жду пять лет. Сколько можно? Потеряли мой кейс. Когда подойдет моя очередь? Почему так долго?” и так далее.

Во-вторых, чем больше официальный срок рассмотрения, тем тяжелее делать запрос, когда что-то идет не так.

Например, если раньше стоял срок 3,5 года по I-751 петиции, то, скажем, через 3 года и 8 месяцев ты мог писать им, звонить и как-то давить на них, угрожая судом за нарушение сроков. А теперь для них нормальными процессуальными сроками стало какое-то несметное количество лет.

Конечно, адвокаты пытаются как-то уменьшить сроки ожидания своим клиентам, но порой это не имеет смысла. Что я могу сделать в этой ситуации? Только написать письмо или сделать онлайн-запрос (а сейчас и это невозможно из-за увеличения официальных сроков).

Я не люблю брать деньги за бесполезную работу, ведь адвокаты работают не бесплатно.  

Большинство кейсов, которые были поданы во время пандемии, просто застряли в этих безумных очередях. Вы знаете, что до сих пор многие сотрудники Иммиграционной службы работают из дома?

Алина Кац:

– Увеличение сроков ожидания – это просто подушка безопасности для иммиграционной службы. Они сами себе облегчили жизнь – теперь могут рассматривать кейсы подолгу и никто их не будет беспокоить вопросами и запросами.

Вопрос о сроках – самый проблематичный.

Бывает даже так, что клиенты, услышав об огромных сроках ожидания, вообще уже не хотят подавать никакие документы.

Но я считаю, что подавать петиции нужно, несмотря ни на что. Это время пройдет в любом случае – и лучше, если вы что-то будете делать, чем ждать какие-то возможности в будущем. Рано или поздно ваша очередь подойдет.

Марина Шепельская:

– Вообще за эти 2 года все перевернулось с ног на голову. Например, осложнилась ситуация и еще в одном моменте – с обратной связью. 

Сейчас нам даже не присылают письма с датой суда – а слушание уже, например, на следующей неделе!

И это нам, адвокатам! Что говорить об обычных людях. Человек ждет, что его вызовут в суд, а его просто не извещают об этом. И он не знает, где и как это проверить – иммигрант, плохо еще говорит по-английски. То есть люди не будут приходить на суды – и их депортируют.

Конечно, есть ресурсы, где это можно проверить, но опять-таки – иммигрантам, которые еще плохо ориентируются во всем этом, очень трудно постоянно мониторить эту информацию. Мы буквально каждый день проверяем каждого из своих клиентов, ожидающих иммиграционного суда, – у меня в офисе есть специальный сотрудник, которому я поручила заниматься только этим.

Поэтому важно иметь адвоката. Поверьте моему опыту, в иммиграционных делах нельзя пускать все на самотек, особенно сейчас.

О том, какие еще изменения происходят в сфере убежища, почему переносят слушания в суде, что с разрешениями на работу, – Марина Шепельская рассказала в недавнем прямом эфире, запись которого можно посмотреть на нашем YouTube-канале.

Еще на эту тему

Губернатор Калифорнии защитил складских рабочих новым законом

Школьников во Флориде теперь не будут отправлять на карантин после контакта с больными

Таблетки от курения Chantix вызывают рак? Как судиться с производителем Pfizer

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию