Сколько стоят предметы первой необходимости в иммиграционной тюрьме и почему на них не хватает денег

Заключенным часто не хватает еды. Фото: scpr.org

Задержанный в иммиграционной тюрьме в Калифорнии Дуглас Круз оказался перед выбором: оставаться без предметов первой необходимости или работать за гроши. По его словам, стандартной тюремной еды тоже не хватало, и он постоянно чувствовал голод.

Мужчина пошел работать на кухню, чтобы получить деньги на дополнительную еду (предметы гигиены и пищу можно купить в тюрьме отдельно). Но здесь Крузу платили лишь $1 в день. Этого катастрофичеки не хватало.

Банку тунца в тюрьме продавали за $3,25. Это в четыре раза дороже, чем в магазине Target в соседнем городке Аделанто. Крузу пришлось покупать лапшу быстрого приготовления по 58 центов за пакет, которая стоит вдвое больше средней розничной цены. Небольшой дезодорант стоил $3,35 — трехдневную зарплату мужчины. «Если бы я купил это, на еду не хватило бы денег», — сказал Круз.

Сейчас ему 25 лет, и он попросил убежища после того, как бежал из Гондураса от банд, которые пытались его завербовать.

Правозащитники считают, что дорогие товары являются частью широкой стратегии частных тюрем по использованию заключенных как дешевой рабочей силы.

Иммигранты и активисты говорят, что учреждения, принадлежащие крупным фирмам (например, Geo Group), намеренно экономят на предметах первой необходимости, даже на еде, чтобы заставить заключенных работать за копейки.

Зубная паста в иммиграционной тюрьме стоит $11.02 (цена на Amazon — $5.20), а мыло — $2.44 (в магазинах — около доллара).

Представитель Geo Group Пабло Паес назвал эти обвинения «полностью ложными». Он сказал, что заключенным дают питание, одобренное диетологами, трудовая программа является абсолютно добровольной, а зарплата арестантов устанавливается федеральным законодательством.

Компания заявила, что заключает контракты с внешними поставщиками, и их цены «соответствуют сопоставимым местным рынкам». Также говорится, что Geo Group взимает «минимальную комиссию» с товаров, большая часть которых идет в «благотворительный фонд» — чтобы приобретать различное оборудование и необходимые вещи для задержанных.

Рассказ российского оппозиционера, который отсидел в американской иммиграционной тюрьме, читайте здесь.

Родственники могут пополнять счета своих близких, а комиссия за перевод составляет до 10% суммы. Но для многих иммигрантов уборка туалетов или мытье полов — единственный способ заработать на необходимые вещи.

По словам задержанных, еды не хватает. Фото: independent.com

Вы «либо работаете за несколько центов в час, либо живете без элементарных вещей, таких как мыло, шампунь и дезодорант», — пишет 67-летний Уилен Хилл Барриентос в групповом иске, поданном в 2018 году Южным центром по борьбе с бедностью против CoreCivic — второй по величине тюремной компании в стране. В жалобе Барриентос заявляет, что охранники сказали ему «использовать пальцы», когда он попросил туалетную бумагу.

Задержанные оспаривают «деспотичную бизнес-модель», при которой компании лишают их самого необходимого, чтобы заставить их работать за минимальную заработную плату. Группы по защите прав иммигрантов подали аналогичные иски против CoreCivic и Geo Group в Калифорнии, Колорадо, Техасе и Вашингтоне.

Эту проблему заметили и в правительстве. 11 сенаторов направили письма в Geo Group и CoreCivic, выступив с критикой «порочного стимула прибыли в основе бизнеса частных тюрем».

Сенаторы сослались на опубликованный в декабре 2017 года отчет генеральной инспекции, где говорилось о серьезных проблемах в иммиграционных тюрьмах. Проверка обнаружила испорченную, заплесневелую и просроченную пищу, а заключенные жаловались на отсутствие средств гигиены.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Translate »