Почему нужно принимать беженцев? Отвечает Анджелина Джоли

Беженцев становится больше, но принимать их не хотят. Фото: alarabiya.net

Число беженцев во всем мире растет до рекордных уровней, а США и другие западные страны закрывают свои границы. За восемь месяцев 2019 финансового года американцы приняли 18 000 беженцев, хотя обычно в США приезжали 95 000.

Проблемы не только у штатов. Против беженцев выступают британские политики, их прием критикуют австрийские власти. Итальянцы не пускают лодки с беженцами в свои порты. При этом с каждым годом число людей, которые убегают из страны из-за войн и насилия, катастрофически растет.

В это время актриса и посол доброй воли ООН Анджелина Джоли напомнила американцам и другим западным странам: еще несколько десятилетий назад люди также бежали из Европы.

Далее — ее послание в переводе на русский. Оригинал можно прочесть здесь.

Анджелина Джоли — посол доброй воли ООН. Фото: nbcmontana.com

Кто приходит вам в голову, когда вы представляете беженца? Вы, скорее всего, не представите европейца. Но если бы вы были ребенком Второй мировой войны или спросили бы своих родителей, кто был беженцем, они, вероятно, описали бы кого-нибудь из Европы.

Более 40 миллионов европейцев были перемещены в результате войны. Агентство США по делам беженцев было создано для них. Мы забываем об этом. Корни некоторых лидеров, выступающих сегодня с самой жесткой риторикой против беженцев, уходят в страны, которые пережили трагический опыт беженства и которым помогло международное сообщество.

При первых признаках вооруженного конфликта или преследования естественная реакция человека — попытаться уберечь своих детей от опасности. Под угрозой бомб, массовых изнасилований и убийств люди забирают то, что могут унести, и ищут безопасности. Беженцы — это люди, которые решили избежать конфликта. Они спасают себя и свои семьи от войны и часто помогают восстанавливать свои страны. Это качества, которыми нужно восхищаться.

Почему тогда слово «беженец» приобрело такие негативные коннотации в наше время? Почему политики избираются на основании обещаний закрыть границы и вернуть беженцев назад?

Сегодня различие между беженцами и мигрантами размыто и политизировано. Беженцы были вынуждены покинуть свою страну из-за преследований, войн или насилия. Мигранты решили переехать, главным образом, чтобы улучшить свою жизнь. Некоторые лидеры сознательно используют термины «беженец» и «мигрант» взаимозаменяемо, формируя враждебную риторику, которая вызывает страх ко всем иностранцам.

Каждый заслуживает достойного и справедливого отношения, но мы должны четко понимать разницу. Согласно международному праву оказание помощи беженцам – не вариант, а обязательство. Вполне возможно обеспечить строгий пограничный контроль и справедливую, гуманную иммиграционную политику при выполнении обязанности по оказанию помощи беженцам. Более половины беженцев во всем мире – дети, и четверо из пяти живут в стране, граничащей с конфликтом или кризисом, которого они избежали. Менее 1% беженцев переселены на постоянном основании, в том числе в западных странах.

Американская щедрость означает, что наша страна является крупнейшим в мире благотворителем. Но давайте посмотрим на Ливан, где каждый шестой человек является беженцем. Или Уганду, где треть населения живет в условиях крайней нищеты и делится своими скудными ресурсами с более чем миллионом беженцев. Во всем мире большинство стран, которые владеют очень малым, делают очень многое.

Многие страны отказываются от беженцев. Фото: economist.com

Когда 18 лет назад я начала работать с Агентством ООН по делам беженцев или Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев, в нем насчитывалось около 40 миллионов вынужденных переселенцев, и я надеялась, что их число может уменьшиться. Согласно последнему докладу о глобальных тенденциях, число вынужденно перемещенных лиц сегодня составляет более 70 миллионов людей и быстро растет. От Мьянмы до Южного Судана мы не можем помочь разрешить конфликты таким образом, чтобы люди могли вернуться домой. И мы ждем, что ООН каким-то образом справятся с возникшим человеческим хаосом.

На первом заседании Генеральной Ассамблеи ООН в 1946 году президент Трумэн возложил на государства-члены главную ответственность – создание мира и безопасности. Он сказал, что ООН «не может… адекватно выполнять свои собственные обязанности, пока… не будут заключены мирные соглашения и если эти соглашения не станут прочной основой для установления постоянного мира».

Но печальная правда в том, что государства-члены применяют инструменты и стандарты ООН избирательно. Государства часто ставят деловые и торговые интересы выше жизни ни в чем не повинных людей, затронутых конфликтом. Мы устаем или разочаровываемся и бросаем дипломатические попытки в странах до того, как они стабилизируются. Мы стремимся к мирным соглашениям, как в Афганистане, в основе которых не лежат права человека. Мы почти не признаем влияние изменения климата как основного фактора конфликта и перемещения населения.

Мы используем гуманитарную помощь в качестве замены дипломатии. Но мы не сможем остановить войну гуманитарной помощью. Особенно когда в мире совсем немного обращений за гуманитарной помощью, которые финансируются хотя бы на 50%. ООН получила только 21% средств на 2019 год, необходимых для оказания помощи Сирии. В Ливии этот показатель составляет 15%.

В прошлом году необходимость перемещения достигла того уровня, что 37 000 человек были вынуждены покидать свои дома каждый день. Представьте себе, что вы пытаетесь организовать ответ на этот уровень отчаяния без средств, необходимых для помощи даже половине этих людей.

Мы отмечаем Всемирный день беженцев 20 июня, и существует иллюзия, что любая страна может отступить за свои границы и просто надеяться, что проблема исчезнет. Нам нужно лидерство и эффективная дипломатия. Нам необходимо сосредоточиться на долгосрочном мире, основанном на справедливости, правах и подотчетности, чтобы беженцы могли вернуться домой.

Это не мягкий подход. Это более сложный курс действий, но это единственная возможность что-то изменить. Расстояние между нами и беженцами прошлого короче, чем мы думаем.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.