Portrait of a kid businessman on the modern background

Операция «Преемник»: подводные камни при передаче бизнеса наследникам

Очень часто родители начинают готовить своих детей к бизнесу с детства. Фото proadviser.com.au

Как психотерапевту мне не раз приходилось работать с проблемами семейного бизнеса — и с супругами-совладельцами компаний, и с родителями и детьми. И тут порой всплывают такие обиды и недопонимания, такое смешение ролей и ожиданий, что все благие намерения летят кувырком.

Добившиеся успеха бизнесмены, задумывающиеся о покое,  не готовы отдавать свое детище-компанию в случайные чужие руки. Чаще всего они хотят сделать бизнес семейным, посадить на свое место собственных детей – и обращаются ко мне с просьбой «привлечь любым способом» их сына или дочь в свой бизнес. Но что такое «как-нибудь привлечь»? Это означает, что, скорее всего, никакого собственного интереса к этому виду бизнеса у ребенка почему-то нет… Почему?

Прежде всего, детям может быть неинтересна сама область, которой отец «горел» и продолжает «гореть» без устали многие годы с огромным энтузиазмом. Бизнес радует отца не только деньгами, но и статусом, постоянным ростом и освоением новых ниш. А у сына или дочери подобный образ жизни вызывает вовсе не радость, а скуку или даже отвращение.

Иногда детям может быть просто противна сама идея вести бизнес. Фото entrepreneur.com

Когда предполагаемый наследник, что называется, слеплен из другого теста, его невозможно заставить сломать свою жизнь и изменить своим естественным интересам. То есть заставить-то как раз можно, а вот добиться эффективности — вряд ли. Но иногда вполне возможно найти наследнику приемлемую нишу в своем бизнесе или даже создать под него специальное направление, проект, дочернюю компанию. Поэтому так важна работа с мотивацией, стратегиями, профориентацией.

Но это только вершина айсберга.

Гораздо чаще дело вовсе не в разнице интересов, а в нежелании ребенка работать под началом родителя.

Именно поэтому огромное количество консалтинга в компаниях рано или поздно скатывается к формату семейной терапии. Семейные и деловые отношения порой очень трудно сочетать безболезненно и вовремя разделять одно и другое. И эта двойственность не только мешает работе, но порой и разрушает естественные родственные привязанности. И тогда люди вынуждены выбирать – работать вместе или иметь возможность мирно общаться хотя бы за общим праздничным столом.

Когда одна из моих клиенток, будучи подростком, пришла устраиваться курьером в компанию отца, робко вошла в кабинет заместителя директора и тихо пролепетала, что «папа просил меня зайти и заполнить бумаги». На что получила очень выразительный ответ: «Здесь нет папы, а есть только Евгений Александрович». Будущий курьер усвоила этот урок навсегда. Хотя с той истории прошло уже два десятка лет и бывший курьер уверенно занимает свое место в топ-менеджменте папиной компании, она с горечью признает: «С тех пор я больше никогда и нигде не называла его папой».

Дети могут продолжить ведение семейного бизнеса, но своим путем. Фото smallville.com.au

Другой случай из практики. Клиентка, проживающая с мужем и детьми в Америке, решила оформить документы на жительство в США и для своих родителей тоже. А у родителей в России довольно успешный бизнес, который жаль бросать. «Да и отец без дела тут не выдержал бы», — говорила дочь. Так что, пока административные бумаги были в процессе оформления, моя клиентка решила открыть в Штатах небольшую компанию, выпускающую ту же продукцию, что и семейный бизнес в России, лишь бы угодить папе. Это была уже ее собственная инициатива и, хотя она использовала в работе папины же технологии и рецепты, реализацией и продвижением продуктов на американском рынке она хотела заниматься сама, привлекая родителей лишь как консультантов и партнеров.

К ее глубокому разочарованию, сотрудничество с родителями было отравлено постоянным контролем, спорами и недовольством. Бизнесмен требовал от дочери ежемесячных отчетов о продажах, журил за нерасторопность, придирчиво проверял соблюдение технологии и возмущался тем, что прибыль растет так медленно.

«Вместо благодарности за то, что я обеспечила их возможностью не только жить, но и заниматься любимым делом в стране, в которой они хотели оказаться, я получила лишь испорченные семейные отношения, — признается дочь богатого отца. — Родительское присутствие здесь стало источником непрерывного стресса для меня. Они поссорили меня с подругой-партнером по бизнесу, которая, в отличие от меня, не собиралась терпеть пренебрежительного отношения к себе».

На психотерапии подобного рода (кстати, вне зависимости от размера самого бизнеса) мне часто приходится сталкиваться с вопросами субординации и глубинных страхов – как в поколении отцов, так и в поколении детей.

Детей беспокоит вопрос соперничества с отцом, страх не оправдать ожидания, зависимость от его мнения и одобрения.

Преемнику иногда отводят очень скромную роль ученика, да еще и ежеминутно экзаменуемого — это большая эмоциональная нагрузка, из-за которой дети и не хотят даже вставать на этот путь! А если встают, то вскоре начинаются либо взаимные затаенные обиды, либо явные конфликты.

В этот момент психотерапевт и помогает эти раны не только обнаружить, но и залечить. Ребенку приходится повзрослеть, сепарироваться, прекратить попытки заслужить родительскую похвалу или что-то им доказать. Родителям предстоит отпустить привычный контроль, увидеть своего наследника выросшим, взрослым, компетентным человеком. И им обоим необходимо отпустить старые обиды и смириться с несбывшимися ожиданиями, принять особенности друг друга, какими бы они ни были.

В следующей статье я расскажу о другой стороне медали: как чувствуют себя бизнесмены-родители и с какими сложностями сталкиваются они, пытаясь вырастить себе достойного преемника.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Юлия Синарёва
Автор |
Психолог, семейный терапевт